Гражданско правовые договоры: Правомерно ли заключение гражданско-правового договора вместо трудового? | КонсультантПлюс

Содержание

Гражданско-правовой договор вместо трудового: не всегда правильно — Статьи

Иногда, чтобы не расширять штат работников, работодатели заключают с гражданами не трудовые договоры, а гражданско-правовые – подряда, оказания услуг. Несомненно, этим работодатель освобождает себя от ряда проблем: бумажной волокиты, обустройства рабочего места для сотрудника, предоставления ему трудовых прав и гарантий, отпуска, оплаты больничного и т.д.

Статьи по теме:
—Срочный трудовой договор
—Разрешение на работу иностранцу
—Незаконно уволенный сотрудник

Но прежде, чем заключить такой договор, нужно взвесить все за и против, поскольку в случае подмены трудовых отношений гражданско-правовыми суд может вынести решение не в пользу работодателя, и последнему придется выплатить работнику компенсации, предписанные ТК РФ. На примере судебных решений покажем, что следует учесть работодателю при заключении гражданско-правового договора.

 

Различия между трудовыми и гражданско-правовыми отношениями.

 При рассмотрении споров суды обычно обращают внимание не на текст гражданско-правового договора, а на характер сложившихся между заказчиком (работодателем) и подрядчиком (работником) отношений. На примере данного решения рассмотрим различия между трудовыми и гражданско-правовыми отношениями.

 Стрежевский городской суд Томской области рассмотрел дело по иску М. к обществу с ограниченной ответственностью «С» (далее – «С») о признании гражданско-правовых отношений по договорам подряда трудовыми отношениями на неопределенный срок и взыскании судебных расходов.

 С 01.07.2003 по 31.07.2008 М. работал на ремонтно-строительном участке «С» в качестве плотника 5-го разряда, причем с 01.06.2003 по 30.03.2004 по срочным трудовым договорам, а с 01.04.2004 по 31.07.2008 в той же должности по гражданско-правовым договорам подряда. По ним М. выполнял работы, связанные также с профессией плотника. Кроме того, у него был нормированный рабочий день с 8.30 до 17.30 и перерыв на обед с 12.30 до 14.00. С августа 2008 года администрация «С» отказалась заключать с ним договор.

 Представитель «С» в судебном заседании исковые требования не признала, указывая, что между М. и «С» с 01.04.2004 заключались договора подряда, которые носят гражданско-правовой характер и не относятся к трудовым. В договорах подряда указывались работы, которые обязался выполнить М., начальный, конечный и промежуточный сроки выполнения работы, а также конкретный размер вознаграждения. Основанием для расчетов являлся акт сдачи-приемки выполненных работ.

 Согласно представленным в суд документам штатное расписание на 01.03.2004 предусматривало три единицы на должности плотника. В последующем данные единицы из расписания были исключены. Приказом руководителя «С» от 30.04.2004 № 26-к трудовые отношения с М. прекращены в связи с истечением срока срочного трудового договора, и затем с ним заключались договоры подряда.

 В процессе судебного заседания суд пришел к выводу, что, несмотря на выведение из штатного расписания «С» штатной единицы плотника, организация продолжала нуждаться в выполнении плотницких работ и получала соответствующие услуги на основании договоров с подрядчиками, в том числе с М.

 Согласно ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результаты заказчику, а тот обязуется принять результат работы и оплатить его.

 По всем указанным договорам подряда были подписаны акты сдачи-приемки работ между заказчиком «С» и исполнителем М., который получал заработную плату. Но работы по всем договорам подряда имели тот же объем, что и до того – работы, связанные с исполнением обязанностей плотника.

 С учетом приведенных доказательств суд признал, что между М. и «С» с 01.04.2004 существовали трудовые отношения, несмотря на отсутствие оформленного надлежащим образом трудового договора, и что последний был подменен договором подряда.

 Трудовые отношения, как они определены в ст. 15 ТК РФ, основаны на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работы), подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка, при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

 В отличие от гражданско-правовых отношений, допускающих представительство (когда одно лицо, обладающее соответствующими полномочиями, совершает сделки от имени другого лица), работа, выполняемая в рамках трудовых отношений, всегда носит личный характер.

 В соответствии со ст. 56 ТК РФ трудовым договором является соглашение между работодателем и работником, по которому работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, своевременно и в полном размере выплачивать заработок, а работник – лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

 Один из признаков трудовых, а не гражданско-правовых отношений в силу ст. 15 ТК РФ – обеспечение работодателем работнику условий труда. Индивидуальный труд по гражданско- правовым отношениям осуществляется самостоятельно и по усмотрению лица, занимающегося такой деятельностью. Лица, занимающиеся такой деятельностью, сами определяют условия выполнения работ. В отношениях М. и «С» предприятие полностью обеспечивало нормальные условия для труда.

 Самым существенным в разделении трудовых и гражданско-правовых отношений является то, что гражданско-правовые договоры заключаются для выполнения определенной работы, цель которой – достижение ее конкретного конечного результата. Оно влечет прекращение договора. При выполнении трудовой функции по трудовому договору выделить индивидуальный конечный результат труда работника достаточно сложно. В связи с этим трудовая функция, как правило, не направлена на достижение какого-либо конечного результата.

 На основании представленных доказательств суд сделал вывод, что гражданско-правовые отношения по договорам подряда между «С» и М. с 01.04.2004 по 31.07.2008 являются трудовыми отношениями.

 Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении – в течение месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. При пропуске по уважительным причинам сроков, предписанных ч. 1 и 2 ст. 392 ТК РФ, они могут быть восстановлены судом. Поскольку М. нарушил сроки обращения в суд и причины были признаны судом неуважительными, М. было отказано в удовлетворении исковых требований – только по этому основанию.

Когда гражданско-правовые отношения становятся трудовыми.

 Если по договору подряда работник выполняет работу по определенной должности в течение длительного периода времени, подчиняется правилам внутреннего трудового распорядка, привлекается к дисциплинарной ответственности и выполняет работу, не предусмотренную договором подряда, такие отношения будут переквалифицированы в трудовые.

 Определением Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 21.03.2008 №25-В07-27 были отменены решение Красноярского районного суда Астраханской области, определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда и постановление президиума Астраханского областного суда и вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований Д. о признании гражданско-правовых отношений трудовыми.

 При рассмотрении материалов дела судебная коллегия установила, что Д. с апреля 2002 года по март 2005 года работала в «***» рабочей по озеленению территории по договорам подряда. Но наряду с другими работниками «***» Д. подчинялась правилам внутреннего трудового распорядка: ее рабочий день начинался в 8.00 и заканчивался в 17.00, обеденный перерыв составлял один час. Как и другие работники «***», на работу она приезжала на рабочем автобусе. Д. и другие работники, заключившие с «***» аналогичные договоры, выполняли работу, которую им поручали каждый день, и эта работа не всегда соответствовала указанной в договорах, что подтверждается показаниями свидетелей.

 За выполнение своей работы Д. в одно и то же время получала через банкомат заработную плату, которая зависела не от объема и характера работы, указанной в договоре, а от количества дней, проработанных за месяц, в котором заключался договор. Кроме этого, она вместе с остальными работниками проходила медкомиссию в ведомственной поликлинике, инструктаж по технике безопасности, привлекалась к дисциплинарной ответственности. То есть сложившиеся между Д. и «***» отношения носили характер трудовых.

 Удовлетворяя исковые требования Д., судебная коллегия руководствовалась следующим. Как отмечено в Постановлении Пленума ВС РФ от 17.03.2004 №2, если между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, однако в ходе судебного разбирательства установлено, что этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу ч. 4 ст. 11 ТК РФ должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

 Вывод судебных инстанций Красноярского районного суда Астраханской области и Астраханского областного суда об отказе в иске Д. в связи с тем, что между сторонами был заключен договор подряда, является ошибочным, поскольку суды неверно определили обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, что привело к неправильному применению норм материального права. В результате судебные акты указанных инстанций были отменены, а отношения между Д. и «***» были признаны трудовыми.

Основания для отказа в иске работнику.

 Рассматривая фактические обстоятельства отношений между организацией и работником, суд не всегда встает на сторону работника. Что может послужить основанием для отказа в удовлетворении иска?

 К. обратился в Засвияжский районный суд г. Ульяновска с иском к акционерному обществу «М***». В частности, он требовал признать гражданско-правовой договор, заключенный между ними, трудовым и взыскать компенсацию за неиспользованный отпуск.

 Между К. и «М***» с 11.01.2007 по 03.08.2007 был заключен договор подряда на выполнение работ по юридическому сопровождению деятельности «М***». К., имея юридическое образование, мог сам определить, заключать ли ему трудовой договор с «М***» либо выполнять работу по гражданско-правовому договору, а также предусмотреть последствия заключения того или иного договора.

 Кроме этого, в суд «М***» было представлено штатное расписание за 2007 год, согласно которому должность юрисконсульта в «М***» не предусматривалась, а также расчетные листы по плате за данный период как подтверждение заключения гражданско-правовых договоров.

 Исходя из обстоятельств дела и представленных документов, несмотря на отсутствие текстов договоров в материалах дела, оснований для признания этих договоров трудовыми суд не обнаружил.

 Данное решение К. обжаловал, но определением Судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда оно было оставлено без изменения, а кассационная жалоба К. без удовлетворения.

 На сегодняшний день лица, работающие по гражданско-правовым договорам, не очень часто (скорее всего, в силу незнания своих прав) обращаются в суд с требованиями признать такие отношения трудовыми. Но работодателям не стоит расслабляться. Право обращения в суд имеют и контролирующие органы, а именно налоговые инспекции, выявляющие в результате проверок факты подмены гражданско-правовых отношений трудовыми. Поэтому заключающему договор подряда или оказания услуг с физическим лицом работодателю необходимо определиться:

• с какой целью заключается такой договор – для получения определенного результата либо для выполнения постоянной работы;

• на какой срок он заключается – если на длительный период времени, отношения могут быть признаны трудовыми.

А также нужно помнить, что гражданско-правовой договор – это договор равноправных сторон, то есть лица, выполняющие работы, не могут подчиняться правилам трудового распорядка, действующим у работодателя.

 

  

Белова Е. В.,
эксперт журнала «Отдел кадров бюджетного учреждения»

Читать онлайн «Правовые и философские аспекты гражданско-правового договора», Константин Забоев – ЛитРес

© К. И. Забоев, 2003

© Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003

Уважаемый читатель!

Серия книг, посвященная теории и практике гражданского права и гражданского процесса, пополнилась книгой К. И. Забоева «Правовые и философские аспекты гражданско-правового договора».

В современном российском гражданском праве свобода договора приобрела особое значение с признанием ее одним из основополагающих начал этой отрасли. Принцип свободы договора во многом предопределяет роль и смысл иных принципов гражданского права, таких, как равенство участников гражданского оборота, неприкосновенность собственности, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела и необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав.

Автор предпринял попытку комплексного философского и правового анализа категории свободы гражданско-правового договора как основного начала гражданского законодательства. Категория свободы исследуется автором не только с точки зрения оценки соотношения исторического, философского и правового смысла понятий, входящих в данную категорию, но прежде всего в плане оценки конкретных правовых норм, в которых реализуется свобода договора, а также правоприменительной практики по данному вопросу.

В первую очередь, автор рассматривает свободу договора как философское понятие и определяет правовой смысл свободы договора, вкладываемый в данное понятие современным российским законодателем. Необходимым логическим этапом авторского исследования является изучение этимологии понятия «свобода» и его философского смысла, заключающегося в том, что свобода производна от ее ограничений, которые и составляют собственно содержание свободы.

Книга содержит ряд концептуальных выводов, формулируя задачу цивилизованного государства как установление границ свободы договора с целью соблюдения необходимого и достаточного баланса между частной свободой и публичными интересами. На одном из первых мест публикуемого исследования стоит вопрос о пределах свободы договора в виде ограничений со стороны государства и самоограничений сторон договора, а также о законности, обоснованности и динамике этих ограничений.

Как и все труды, публикуемые в данной серии, книга К. И. Забоева представляет интерес для целей научных исследований практической правоприменительной деятельности.

Введение

Legum servi esse debemus, ut liberi esse possimus. – Нужно подчиняться законам, чтобы быть свободным (мы должны быть рабами законов, чтобы иметь возможность быть свободными).

Сентенция древнеримских юристов

Свобода есть право делать то, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане.

Ш. Монтескье

Сегодня Россия, пережившая тяжелые экономический и политический кризисы, наконец, обретает стабильность. Рыночная система хозяйствования получила надлежащую законодательную базу, основанную на классических принципах частного права, незыблемых со времен древнего Рима. Возрожденный гражданско-правовой договор вновь обрел ведущую роль в экономике и сегодня можно без преувеличения сказать, что регулирующая функция гражданско-правового договора стала одним из основных факторов, направляющих развитие системы хозяйствования. В основе этой системы, как и в основе любого оборота, лежат гражданско-правовые сделки и, прежде всего, договоры, имеющие в качестве своего неотъемлемого признака свободу, справедливо возведенную в ранг основных начал гражданского законодательства.

На сегодняшний день свобода договора приобрела принципиально новое и главенствующее значение в договорном регулировании отношений субъектов гражданского права.

В той или иной степени элементы свободы договора упоминаются в большинстве норм как части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащей общие правила договорного права, так и части второй Гражданского кодекса, включающей в себя большое количество диспозитивных норм, рассчитанных на свободное усмотрение сторон при заключении гражданско-правовых договоров, определении их условий, выборе контрагента по договору и т.

 д.

Термин «договор» стал широко использоваться в различных отраслях законодательства, в частности в налоговом, таможенном, земельном, трудовом, семейном и др. Необходимость конкретизации данной правовой категории в законодательстве, соотношения его с гражданско-правовым договором, определения степени свободы договора в договорных связях различного плана стала актуальной проблемой для современного правоприменения.

Надо ли говорить, что для нашей экономики, на протяжении десятилетий функционировавшей в условиях жесткого административного диктата, под девизом ставшей уже крылатой фразы В. И. Ленина «…мы ничего „частного“ не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное»

[1], принцип свободы гражданско-правового договора имеет особо важное значение.

Однако безграничная свобода договора таит в себе серьезную опасность для экономики государства, что фактически показало неудачное развитие системы рыночного хозяйствования в России в начале 90-х гг. XX в., в период переоценки возможностей договорного саморегулирования. Очевидно, что этого бы не произошло при надлежащем понимании свободы как производного от ограничений, поскольку полная свобода, не имеющая таких ограничений, не является собственно свободой, а представляет собой ее полное отрицание, ведущее к полной несвободе. Поэтому задача цивилизованного государства заключается в таком установлении границ свободы договора, чтобы при этом соблюдался необходимый и достаточный баланс между частной свободой и публичными интересами.

Следует отметить, что Д. И. Мейер вообще определял предмет гражданского права как ответ на вопрос: «Какая же мера свободы предоставляется лицам, живущим в обществе, на употребление имущества для удовлетворения потребностей?»[2]

В связи с этим вопрос о пределах свободы договора, состоящих из ограничений такой свободы, налагаемых государством в виде законов или принимаемых на себя самими сторонами договора в виде его условий, законности, обоснованности и динамике этих ограничений, является, пожалуй, самым актуальным вопросом для правового государства, которым провозгласила себя Россия в первой статье своей Конституции.

Кроме того, с развитием гражданского законодательства и появлением множества новых видов гражданско-правовых договоров возникли, в частности, вопросы о соотношении гражданско-правового договора с трудовым договором, также характеризующимся определенной свободой. С принятием нового Семейного кодекса, в значительной степени расширившего свободу договорных взаимоотношений супругов, но так и не определившего сам договор брачного союза (брак), представляется также логичным ответить и на вопрос о природе брака как юридического факта с точки зрения свободы договора и правил его регулирования, а также его соотношения с гражданско-правовым договором.

В новом Гражданском кодексе Российской Федерации используется множество оценочных понятий, подобных «добросовестности», «разумности», «нравственности» и т. д. В ряде случаев от смысла, вкладываемого правоприменителями в данные понятия, зависит оценка договорных связей субъектов гражданского права, налагаются ограничения на свободу гражданско-правового договора. В связи с этим представляется необходимым оценить, является ли применение такого понятийного аппарата нормальным развитием гражданского права и необходимым элементом Гражданского кодекса, рассчитанного на длительное время своего применения, или же это лишь преждевременная новелла законодателя, заимствованная из гражданского законодательства стран с развитой рыночной экономикой.

Все указанные проблемы касаются свободы договора, так как фактически относятся к ее ограничениям, и поскольку закон, который должен оперировать только конкретными и строго определенными понятиями, использует данную категорию, ее смысл, придаваемый ей законодателем, должен быть также конкретизирован и понятен участникам гражданского оборота.

Научная новизна настоящего исследования заключается в том, что свобода в нем оценивается, прежде всего, как философская категория, и именно с этой точки зрения определяется правовой смысл свободы договора, вкладываемый в данное понятие современным российским законодателем.

Необходимость такого подхода обусловлена тем, что само понятие свободы заимствовано правом у философии. Несомненно, еще до такого заимствования это понятие уже обладало определенным смыслом. Изменило ли его право либо распространило уже имеющееся значение на свои нормы? Без ответа на этот вопрос невозможно определить содержание свободы договора.

В этой связи необходимым логическим этапом в настоящем исследовании является изучение этимологии понятия «свобода» и его первичного по отношению к правовому философского смысла, заключающегося в том, что свобода производна от ее ограничений, которые и составляют собственно содержание свободы.

 

Такое понимание свободы договора позволило бы по-иному взглянуть на подобные ограничения. Так как суть проблемы, с нашей точки зрения, заключается не столько в их количестве, сколько в необходимости их правовой «осязаемости», т. е. четкой видимости самих ограничений свободы и предсказуемости их нарушения.

Несмотря на то, что безудержное ограничение свободы договора, как нарушение баланса между публичными интересами государства и частными интересами участников гражданского оборота, безусловно, явление для гражданского права пагубное, но не менее, а возможно, более пагубным является отсутствие четких границ свободы договора, что не позволяет говорить вообще о ее наличии.

Таким образом, в настоящем исследовании предпринята попытка комплексного философского и правового анализа категории свободы гражданско-правового договора как основного начала гражданского законодательства, который производится как с точки зрения оценки соотношения исторического, философского и правого смыслов понятий, входящих в данную категорию, так и с позиций собственно оценки правовых норм, в которых реализуется свобода гражданско-правового договора, а также правоприменительной практики по данному вопросу.

Глава 1. Общая правовая характеристика гражданско-правового договора

§ 1. Происхождение и содержание термина «договор»

Для полного изучения проблемы свободы гражданско-правового договора, прежде всего, необходимо исследовать собственно гражданско-правовой договор, с которым неразрывно связана свобода договора. Поскольку законодатель использует данное понятие, наделяя его определенной смысловой нагрузкой, а само слово «договор» произошло намного раньше включения его в закон, необходимо обратиться к историческому смыслу этой правовой категории.

Как писал О. С. Иоффе, «дать научно-правильное определение – значит, раскрыть предмет в его сущности»[3]. Так что же означает термин «договор»?

Согласно «Толковому словарю русского языка», договор – это соглашение, условие, заключаемое между двумя или несколькими лицами, взаимное обязательство.[4]

Современные словари русского языка содержат несколько иное и, пожалуй, наиболее согласующееся с его правовым пониманием определение «договора», характеризуя его как письменное или устное соглашение, условие о взаимных обязательствах.[5]

Интересными представляются определения, содержащиеся в «Толковом словаре живого великорусского языка» В. Даля. Согласно данному словарю, договор – это взаимное соглашение, условие, обязательство. На деловом языке договором называются предварительные условия или частное обязательство, а совершенное на законном основании – контрактом, условия такого контракта именуются кондициями.[6]

В другом томе словаря, в свою очередь, мы находим значение слова «контракт», что означает – письменное условие, договор в законном порядке. Стороны же, взаимно заключившие условие или сделку, называются контрагентами. Стоит отметить, что слово «контракт» происходит от римского значения договора – «contractus», являвшегося наиболее важным источником обязательств в Риме. Глагол «contrahere» по своему буквальному значению («con» + «trahere») переводится как «стягивать».[7]

Весьма характерно, что контрактом, т. е. договором, заключенным в соответствии с законом, согласно определению, указанному в «Толковом словаре» В. Даля, признается лишь письменное соглашение. Тем самым подчеркивается значимость такого документа и предъявляются повышенные требования к форме его совершения. В других словарях русского языка, в частности упомянутых выше, этот нюанс не встречается.

Необходимо отметить, что в Древней Руси в IX–XIII вв. так называемый земский (княжеский) период договор именовался «совещанием», «сгодой», «смолвой», «сговором». Кроме обыкновенно словесных договоров имелись и символические формы совершения договоров (литки или могарыч – возлияние богам, рукобитье или связывание рук – «obligatio»). В Псковской Судной грамоте договор именуется «смолвою», речь идет не только о неформальных письменных договорах («досках») и о формальных («записях»), но и об укреплении актов, так, например, заем без записи и без заклада позволяется совершать только до 1 рубля. В XVI–XVII вв., с принятием Судебника Иоанна IV (1550 г.) и изданием царского указа 7 июня 1635 г., письменная форма актов, таких, как кабалы, записи и памяти, стала преобладать[8].

В XVII в. на Руси строгость исполнения закона о письменной форме совершения сделок была такова, что «у кого кабал нет, или утеряются, или подерутца, или иная какая шкода учинитца, в бескабальных делах суда не даетца и верить не велено ничему, хотя б на какое дело двадцать человек свидетелей было все ни во что без крепостей»[9], что, очевидно, надо понимать как лишение стороны договора права в случае спора ссылаться на свидетельские показания при несоблюдении письменной формы сделки.

Очевидно, что само понятие «договор» очень глубоко по значению. Терминологически оно исходит из действия, точнее сказать общения, разговора между людьми, который возымел определенный результат в виде некой договоренности между ними.

Даже значение данного слова в «Толковом словаре живого великорусского языка» В. Даля дается в рамках значения глагола «договаривать», т. е. говорить до конца.

Еще Аристотель называл человека «общественным животным», так как человек существует в обществе себе подобных и нуждается в таком обществе по причине необходимости не только физического выживания, но и общения.

И. Г. Фихте писал, что «человек предназначен для жизни в обществе; он должен жить в обществе; он не полный законченный человек и противоречит самому себе, если он живет изолированно»[10].

Человеческое общение выражается как минимум в речи, разговорах между людьми, которые состоят не только в информативном обмене, но и направлены на определенный результат, выгодный одной либо обеим сторонам разговора. Собственно, и сам информативный обмен совершается в большинстве случаев в целях поиска оптимальных условий проживания (либо выживания, в зависимости от этапа развития общества).

Таким образом, речь приводит к определенной договоренности между людьми, закрепляющей в той или иной форме их взаимные права и обязанности.

Г. В. Ф. Гегель справедливо отмечал, что «разум делает столь же необходимым, чтобы люди вступали в договорные отношения – дарили, обменивались, торговали и т. д., – как то, чтобы они имели собственность»[11].

Иначе говоря, развитие договорных отношений является естественным и неизбежным результатом человеческого общения. Вместе с тем, необходимость в нем обусловлена возникновением собственности, т. е. предмета договора, вокруг которой могут складываться такие отношения. По мере увеличения количества собственности, разнообразия отношений, складывающихся по поводу нее, а также усложнения организации общества, в котором сосуществуют несколько собственников, возникает потребность в более четкой регламентации договорного регулирования, что служит толчком к развитию договорного права.

Собственно, одной из общих договоренностей, согласно распространенной во многом благодаря Ж. -Ж. Руссо теории «общественного договора», считается государство[12], само являющееся договором между гражданами, согласно которому они отдают часть своих прав в обмен на защиту со стороны государства. В результате этого возникают право, институты принуждения, необходимые для недопущения нарушения кем бы то ни было условий общего договора, понуждения к его исполнению, а также привлечения к ответственности лиц, нарушающих такой договор.

Даже не вдаваясь в проблемы теории государства и права, в плане обоснованности этой теории происхождения государства и права, необходимо отметить, что она все же представляется совершенно логичной с точки зрения методологии исследования происхождения самого понятия «договор», исходя из его этимологии.

По мере развития общества и государства, а также права как важнейшего элемента самого государства возникает необходимость в регламентации правил о различных видах договоров и появляются самостоятельные отрасли права, имеющие собственные правила заключения, изменения и расторжения соответствующих договоров.

Нормы права с данной точки зрения представляют собой также своего рода договоры между гражданами государства, хотя и опосредованные через органы законодательной власти этого же государства. Несмотря на то, что формально-юридическое оформление договора как соглашения между сторонами в этом случае, безусловно, не соблюдается, по своему смыслу и предназначению законы являются отражением воли, т. е. волеизъявлением граждан государства либо какой-то их части. Причем количество граждан, волеизъявление которых нашло свое отражение в законодательном акте, и его соотношение с общей численностью населения государства принципиально не изменяют природу причинности появления самого законодательного акта.

 

Некоторую родственность законов и договоров отмечали и римские ученые, называя законы царями, а договоры господами, носителями права, отмечая их близость по духу, но отличие по положению.

Так, например, Демосфен говорил, что «договоры являются господами, но при том условии, что они правомерны – ta ge dikaia, о beltiste». [13] Платон же высказывал следующее: «На d’an hekon hekonti homologes, phasim hoi poleos basileis – nomoi, dikaia einai» (В чем добровольно друг с другом договорятся, это является правом, так говорят цари государства – законы).[14]

Стоит отметить, что подобные родственные сравнения употребляются и в современной литературе. Ю. А. Тихомиров, например, называл закон отцом договора.[15] Данное сравнение использует также М. И. Брагинский, называя, в свою очередь, матерью договора соглашение, поскольку оно порождает все возможные последствия в договоре, включая применение и нормативных, и квазинормативных регуляторов[16].

Безусловно, одной из важнейших отраслей права, содержащей нормы о договоре в его классическом виде, является гражданское право.

Стороны гражданско-правового договора имеют равное положение, действуют своей волей и в своем интересе, они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора (ст. 1 ГК РФ). Они свободны в заключении гражданско-правового договора, в выборе контрагента по договору, в выборе условий договора, а также его вида (ст. 421 ГК РФ).

Определение гражданско-правового договора современный законодатель дает в ст. 420 ГК, в соответствии с которой договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Необходимо отметить, что в ГК 1964 г. определение договора не приводилось, имелось лишь определение обязательства.

В научной литературе гражданско-правовой договор определялся и определяется по-разному. Так, Д. И. Мейер считал, что договор («contractus», «pactum») представляет собой соглашение воли двух или нескольких лиц, которое порождает право на чужое действие, имеющее имущественный интерес.[17]

В. И. Синайский, отмечая значение субъективного отношения стороны к заключению договора, определял его как юридический акт свободной и сознательной воли сторон, направленный на возникновение обязательства[18].

Г. Ф. Шершеневич называл договором соглашение двух или более лиц, направленное к установлению, изменению или прекращению юридических отношений.[19]

Несложно заметить близость данного определения к формулировке ст. 420 современного ГК, в связи с чем Б. Д. Завидов отмечает, что возвращение сегодняшнего законодателя, в сущности, к формулировке договора из дореволюционного гражданского права России свидетельствует о преемственности в российском праве.[20]

Е. А. Суханов, наряду с определением договора, сформулированным в законе, предлагает свое толкование данного термина, отмечая, что «договор как средство (инструмент) регулирования взаимоотношений его участников предстает в виде согласованной сторонами и ставшей для них юридически обязательной программы, их совместных действий по достижению определенного экономического (имущественного) результата».[21]

Несколько упрощенно дает определение договора С. Э. Жилинский, называя его универсальной общепринятой формой обмена, применяемой на всех уровнях и ко всем товарам легального рынка[22].

Хотя, безусловно, все приведенные доктринальные определения понятия «договор» фактически отражают признаки одного и того же явления, суть которого закреплена в законе.

Следует отметить, что единства в научных определениях договора все же нет. Так, например, А. Д. Корецкий считает договором объективированные вовне, свободно согласованные намерения нескольких лиц совершить (либо воздержаться от совершения) субъективно возможные юридические либо фактические действия в отношении друг друга в целях реализации личных интересов[23].

Признавая оригинальность данной формулировки, согласиться с ней достаточно сложно, поскольку договор как соглашение означает законченность действий (намерений), направленных на его заключение, сами же по себе намерения сторон не порождают гражданско-правовых последствий как не объективированные в правовом акте.

Если обратиться к зарубежному законодательству, станет видно, что гражданское законодательство различных государств также имеет отличающиеся между собой формулировки значения понятия «договор».

Так, в соответствии со ст. 1378 Гражданского кодекса Квебека, вступившего в действие в 1994 г., т. е. почти в одно время с новым ГК России, «договор – это согласование воли, в соответствии с которым одно или несколько лиц обязываются перед другим лицом или лицами к совершению предоставления».[24]

Согласно п. 11 ст. 1-201 Единообразного торгового кодекса США «договор – это правовое обязательство в целом, вытекающее из соглашения сторон в соответствии с настоящим Законом и иными подлежащими применению нормами права», в свою очередь, «соглашение – это фактически совершенная сделка сторон, наличие которой вытекает из их заявлений или иных обстоятельств, включая заведенный порядок, торговые обыкновения или порядок их исполнения, как то предусмотрено в настоящем Законе» (п. 3 ст. 1-201)[25].

В соответствии с Общими положениями Гражданского права Китайской Народной Республики, принятыми в 1986 г.: «Договор – это соглашение, устанавливающее, изменяющее или прекращающее гражданские отношения между сторонами. Договор, заключенный согласно закону, охраняется законом» (ст. 85).[26]

Однако незыблемость свободы договора как основополагающего принципа частного права признается всеми гражданскими кодексами в равной мере. Так, например, в ст. 19 (I) швейцарского закона об обязательственном праве говорится, что «содержание договора… в рамках закона может быть произвольно установлено сторонами», а в ст. 1134 ГК Франции дается знаменитая формула, согласно которой «правомерные договоры становятся законом для лиц, их заключающих».

Собственно говоря, одна из основных теорий доктрины, в том числе и европейского частного права, отвечающая на вопрос о причине признания современными правопорядками обязательного характера договоров частных лиц и обеспечения их исполнения государством, заключается в том, что поскольку основной задачей правопорядка является создание и обеспечение свободы и самоопределения индивида, каждый должен обладать свободой действий, независимо от влияния государства и других властных структур. Поэтому ему должна быть предоставлена возможность строить свои взаимоотношения с другими индивидами по собственному усмотрению, а не в соответствии с обязательными и заранее установленными предписаниями, а также свобода в осуществлении тех целей, которые он считает правомерными, но при условии, что при этом не будет ущемляться аналогичная свобода других индивидов. Отсюда следует, что государство должно считаться со свободой индивида и предоставлять ему право самостоятельно определять свои условия существования. А это, в свою очередь, означает для индивида не только свободу вероисповедания, свободу слова, право частной собственности, свободу торговли и предпринимательства, но и свободу договоров: вступать ли и с кем в отношения обмена[27].

Надо добавить, что Конституционный Суд России подтвердил значимость свободы договора, указав, что она является одним из гарантируемых государством конституционных свобод человека и гражданина[28].

Итак, договор предстает перед нами как некая универсальная категория общественной жизни и экономических отношений, являющаяся свободным регулятором, причем договорное регулирование является естественным или, можно сказать, природным саморегулятором общества и экономики. Как живая природа самостоятельно реагирует на изменения климата появлением и исчезновением новых видов живых организмов, так договорное регулирование изменяется в зависимости от потребностей общества и экономики, реагируя на изменения рынка появлением новых видов договоров и исчезновением старых.

Хотя государство и вводит некоторые властные регуляторы в интересах стабильности положения в обществе и экономике, что является, безусловно, обоснованным, так как изменения в этих сферах не должны быть столь резкими и беспощадными, как в природе, представляется, что такое ограничение должно быть очень осторожным и по возможности минимальным, так как оно может тормозить самостоятельное природное изменение путем свободного договорного регулирования. Как при слишком долгом сдерживании растягивающейся пружины, ее последующий удар будет сильнее обычного, так и последствия резкого изменения договорного регулирования могут быть болезненными для общества, как, например, было в России при неоправданно быстром вхождении в рыночную экономику без надлежащей законодательной базы. Иначе говоря, государственное регулирование свободы договора должно быть очень осторожным и трижды обоснованным, чтобы не быть излишним и не нарушать плавность неизбежной постоянной динамики договорного регулирования. Поэтому недопустимо длительное удерживание каких-либо экономических показателей в политических целях властными либо иными псевдоэкономическими средствами, так как это невозможно бесконечно и, в конце концов, приводит к порывистым болезненным изменениям в экономике государства, что мы недавно наблюдали в России на примере «пирамиды» ГКО, возведенной для удерживания курса российского рубля.

Свободный рынок, т. е. рынок, основанный на принципе свободы гражданско-правового договора, в состоянии саморегулироваться. Конечно, неоспорим тот факт, что такое саморегулирование должно происходить на основе законов, установленных государством и определяющих границы свободы договора, поскольку государство должно контролировать свободную стихию договорного регулирования. И в связи с этим, безусловно, нельзя утрировать значение такого саморегулирования, считая его единственным фактором, направляющим развитие рыночной экономики. Как верно отмечает B. C. Якушев, сегодня «необходимость участия государства в управлении экономикой становится общепризнанной».[29]

Однако, признавая за государством право регулирования развития рыночной экономики, очень легко переступить грань между балансом частного и публичного права в сторону вмешательства государства в частные интересы и начать регулировать частно-правовые отношения императивными нормами публичного права, что в определенной мере наблюдается сегодня, путем расширения сфер применения публично-правовых законов и кодексов, за счет притеснения частного права с использованием на фоне усиления роли государства, нормы, содержащейся в п. 3 ст. 2 ГК РФ[30]. Остается только надеяться, что реформирование экономики России, прорывом в котором было принятие нового Гражданского кодекса, не повернет назад под давлением вечного российского «маятника» в сторону сплошного публично-правового императивного регулирования.

1. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 44. Стр. 398.

2. Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 1997. Ч. 1. С. 32.

3. Иоффе О. С. Избр. труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории «хозяйственного права». М., 2000. С. 537.

4. Толковый словарь русского языка / Под ред. Д. Н. Ушакова. М., 1935. Т. I. А – Кюрины. С. 788.

5. Словарь русского языка / Под ред. А. П. Евгеньевой: В 4 т. 2-е изд., испр. и доп. М., 1981. С. 698; Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М., 1999. С. 171.

6. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1998. Т. 1: А – 3. 1998. С. 450.

7. Римское частное право: Учебник / Под ред. И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского. М., 1999. С. 295.

8. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995. С. 566.

9. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, 1995. С. 567.

10. Фихте И. Г. Несколько лекций о назначении ученого; Назначение человека; Основные черты современной эпохи / Пер. с нем. Минск, 1998. С. 20.

11. Гегель Г. В. Ф. Философия права. М., 1990. С. 128.

12. Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре, или Принципы политического права / Трактаты. М., 1969; См. также: Новгородцев П. И. Введение в философию права. Кризис современного правосознания. СПб., 2000. С. 28–44; Протасов В. Н. Теория права и государства. Проблемы теории права и государства: Вопросы и ответы. М., 1999. С. 210.

13. Римское частное право: Учебник / Под ред. И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского. С. 296.

14. Римское частное право: Учебник / Под ред. И. Б. Новицкого и И. С. Перетерского. С. 296.

15. Тихомиров Ю. А. Договоры в экономике. М., 1993. С. 13.

16. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 15.

17. Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 1997. С. 156.

18. Синайский В. И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 309.

19. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 304.

20. Завидов Б. Д. Договорное право России. Б. м, 1998. С. 20.

21. Гражданское право: В 2 т. / Отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1999. Т. II. С. 153.

22. Жилинский С. Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности). 3-е изд., изм. и доп. М., 2000. С. 218.

23. Корецкий А. Д. Теоретико-правовые основы учения о договоре / Отв. ред. П. П. Баранов. СПб., 2001. С. 35–36.

24. Гражданский кодекс Квебека. М., 1999. С. 221.

25. Единообразный торговый кодекс США / Пер. с англ. М., 1996. С. 48–49.

26. Гражданское законодательство КНР / Пер. с кит. М., 1997. С. 34.

27. Цвайгерт К., Кётц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2 т. / Пер. с нем. М., 1998. Т. 2. С. 7–8.

28. Постановление Конституционного Суда РФ от 23.02.1999 г. № 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года „О банках и банковской деятельности“ в связи с жалобами граждан О. Ю. Веселяшкиной и Н. П. Лазаренко» // СЗ РФ. 1999. № 10. С. 1254.

29. Якушев В. С. Гражданский кодекс Российской Федерации и гражданское законодательство. Цивилистические записки. Межвузовский сб. науч. трудов. М., 2001. С. 27.

30. Вахнин И. Учет соотношения частного и публичного порядка регулирования при определении условий договоров // Хозяйство и право. 1998. № 11.

Трудовой договор или гражданско-правовой? Как выбрать правильный вариант

Татьяна Ирметова, эксперт по трудовому праву. Фото из личного архива, автор фото — Юлия Бородина.

Прежде всего важно понять: заключать трудовой договор или обойтись гражданско-правовым — это не вопрос ваших предпочтений. Когда есть признаки трудовых отношений, вы обязаны заключить именно трудовой договор, если не хотите рисковать штрафами и другими неприятностями с законом. Заключение вместо положенного трудового договора гражданско-правового будет нарушением закона. Работа вообще без всякого оформления — тоже.

А теперь обо всем по порядку.

Как понять, что в вашем случае нужен именно трудовой договор? Надо проверить, есть ли в ваших фактических договоренностях с помощником признаки трудовых отношений. Они установлены в статьях 15 и 56 Трудового кодекса РФ и разъяснены в постановлении Пленума ВС РФ от 29.05.2018 № 15:

  • Работодатель предоставляет работнику работу по обусловленной трудовой функции.
  • Работник лично выполняет трудовую функцию, а работодатель контролирует процесс и управляет им.
  • Работодатель обеспечивает условия труда.
  • Работодатель выплачивает работнику заработную плату.
  • Работник обязан соблюдать правила внутреннего трудового распорядка работодателя. Например, он должен присутствовать на работе или быть доступным для связи, если он выполняет работу удаленно, в определенные часы.

Сейчас разберем эти признаки подробнее, на примерах.

Что такое трудовая функция? Это работа в соответствии со штатным расписанием по должности, профессии, специальности с указанием квалификации или конкретный вид поручаемой работнику работы (ст. 15 ТК РФ). Например, продавец, водитель, косметолог, администратор.

То, что у вас не утверждено штатное расписание и нет вообще никакой кадровой документации, и вы не пишете в договоре конкретную должность, еще не означает, что отношения точно не трудовые..Вы поручаете конкретный вид работы? Например, бухгалтер берется вести для вас бухучет, заполнять отчетность, водитель-курьер — развозить заказы. Или вы приглашаете помощника, который будет принимать звонки клиентов, обрабатывать лиды, формировать заказы, нанимаете человека, который будет вести для вас SMM, берете продавца, чтобы не стоять самостоятельно за прилавком. Или производственных и творческих заказов у вас стало столько, что вы сами с ними уже не справляетесь и ищете сторонних исполнителей (швей, кондитеров, дизайнеров, копирайтеров и так далее), а перед клиентом отвечаете по-прежнему сами. Всё это и есть трудовая функция.

А если помощник работает «на себя», имея еще десяток таких же заказчиков, как вы? Что же, все заказчики с ним трудовые договоры должны заключать?

Действительно, бывают неоднозначные ситуации. Тот же бухгалтер может вести учет для нескольких ООО как наемный работник (в том числе по совместительству), а может заниматься этим как предприниматель, и тогда они для него не работодатели, а клиенты. Как понять разницу? Если такой бухгалтер ведет свою деятельность без статуса ИП или самозанятого, то существует вероятность, что его отношения с клиентом расценят как трудовые. Но при этом имеют значение и остальные признаки трудовых отношений. Дело в нюансах.

О том, что отношения именно трудовые, может свидетельствовать, в частности, их устойчивый и стабильный характер, подчиненность и зависимость труда и даже тот факт, что у работника есть еженедельные выходные и ежегодный отпуск (п. 17 постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2018 № 15).

В трудовых отношениях работодателю важен не только результат работы, ему важно контролировать сам процесс. И это главное отличие трудовых отношений от гражданско-правовых (по договору подряда или возмездного оказания услуг).

В настоящем гражданско-правовом договоре, если он не прикрывает трудовые отношения, исполнитель действует на свой риск и сохраняет самостоятельное положение. В трудовых отношениях работник подчиняется режиму труда работодателя и работает под его руководством.

Пример 1. Вы поручаете программисту сделать вам сайт. Какими силами программист справится с этой задачей (самостоятельно или привлекая других подрядчиков), а также сколько часов, в какое время суток и в какие дни недели он потратит на выполнение вашей задачей, где он будет над ней работать, для вас не имеет значения, разве что для расчета вознаграждения, если это почасовка. Главное, чтобы к определенному сроку он сдал вам готовый сайт или определенный этап работ. Это не трудовые отношения.

Пример 2. Для выполнения такой же задачи вы нанимаете программиста в свой офис, предоставляете ему рабочее место, потому что вам важно, чтобы он пару месяцев под вашим контролем с 9:00 до 18:00 занимался только вашим сайтом, ни на что не отвлекаясь. Разумеется, с перерывом на обед и с выходными. Вы контролируете процесс. Это будут срочные трудовые отношения.

Пример 3. Ваш бизнес — создавать сайты заказчикам, и вы нанимаете программиста, чтобы он на постоянной основе удаленно, но под вашим постоянным контролем, в определенное время работал над вашими заданиями под вашим техническим руководством. Это тоже трудовые отношения.

Работодатель обязан обеспечить работнику условия труда, соответствующие законодательству. Что такое условия труда? Это вся обстановка, в которой человек работает, в том числе его рабочее место, а также стандарты безопасности труда, режим труда и отдыха.

Работодатель обязан обеспечивать бытовые нужды работников, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей. Также он обеспечивает работников необходимым оборудованием, инструментами и другими средствами, включая программное обеспечение (ст. 22 ТК РФ).

Да, в рамках трудовых отношений возможны и такие договоренности, что работник использует для работы собственную технику и инструменты (например, так нанимают водителей на своем авто), и работа бывает не только с рабочим местом на территории работодателя, но и дистанционной. Но общее правило таково, что всё необходимое для работы предоставляет работодатель.

Поэтому если ваш помощник работает на вашей территории, с вашей оргтехникой, вы оплачиваете ему установку необходимого ПО, обеспечиваете любыми другими средствами (например, спецодеждой), то можете не сомневаться — у вас с ним трудовые отношения.

Периодические выплаты работнику, которые являются для него единственным и (или) основным источником доходов, тоже рассматриваются как один из признаков трудовых отношений (п. 17 постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2018 № 15).

По закону зарплату необходимо выплачивать не реже чем каждые полмесяца (ст. 136 ТК РФ). Но это не значит, что достаточно договориться с помощником о большей периодичности выплат (например, раз в два месяца) и никто не сможет расценить их как зарплату. Если есть остальные признаки трудовых отношений, то получится, что вы нарушаете требование закона о периодичности выплат.

Разберем типичные примеры трудовых и нетрудовых отношений, используя весь набор описанных выше признаков.

Допустим, вы открываете салон красоты, набираете персонал, ремонтируете и оформляете помещение под будущий салон. Администраторы и уборщицы будут работать посменно, по определенному графику. С ними вне всяких сомнений нужно заключить трудовые договоры.

С парикмахерами, косметологами, мастерами маникюра, скорее всего, тоже, хотя есть одно исключение. Если мастера зарегистрированы как ИП, у них своя выручка, они только арендуют у вас рабочее место и необходимые принадлежности, то это не трудовые отношения.

А вот со строителями, которые будут делать ремонт в вашем помещении, можно заключить договор на выполнение строительных работ (договор подряда). Вы не предоставляете им работу, а делаете заказ на определенный результат работ. Режим своей работы они могут определять самостоятельно, ограничиваясь только местным законом «О тишине». Безопасность выполнения работ, соответствие строительным нормам и правилам они обеспечивают и контролируют самостоятельно.

С дизайнером, который будет украшать ваш салон, разрабатывать стиль или делать рекламные материалы и визитки, тоже трудовой договор не нужен, можно заключить гражданско-правовой договор оказания услуг. Он может один или несколько раз приехать к вам для заключения договора и обсуждения деталей, предъявления на утверждение промежуточных эскизов, образцов или сдачи готового проекта, но он не обязан подчиняться вашему трудовому распорядку, он сам определяет время, в которое будет работать. Вы им не руководите, а просто высказываете свои пожелания, как достичь нужного вам результата, дизайнер решает сам. Вы не обязаны обеспечивать его оргтехникой и рабочим местом.

Исходя из описанных выше признаков, трудовые отношения можно кратко охарактеризовать так: это выполнение определенной работы на регулярной основе под вашим контролем, с подчинением вашим правилам внутреннего трудового распорядка и с регулярной выплатой вознаграждения.

На регулярной основе — имеется в виду в течение трудовых отношений. Сам характер трудовых отношений может быть и не постоянным — трудовой договор можно заключить как на определенный, так и на неопределенный срок в тех случаях, когда это допускает ТК РФ. Если у вас статус субъекта малого предпринимательства, и численность работников — не более 35 (в розничной торговле и в сфере бытового обслуживания — не более 20), то вы имеете право заключать срочные трудовые договоры независимо от каких-либо причин (ст. 59 ТК РФ). Разумеется, только с согласия работника (по соглашению сторон).

○ Работник есть, а трудового договора у вас с ним нет — каковы реальные риски?
○ У вас первый работник: как принять и оформить без ошибок

Найти сотрудников

К другим статьям

Разграничение трудового договора и смежных гражданско-правовых договоров

В настоящее время многие работодатели часто используют различные гражданско-правовые договоры для оформления отношений по привлечению трудовых ресурсов. Таким образом, работодатели скрывают фактически сложившиеся трудовые отношения. Ярким примером может послужить оформление испытательного срока гражданско-правовым договором возмездного оказания услуг. Только при успешном прохождении испытательного срока работодатель может оформить с работником трудовой договор. В отдельных случаях работодатель вместо заключения трудового договора может заключить гражданско-правовой договор на выполнение работ или оказание услуг и постоянно перезаключать его.

Какие же цели преследуют работодатели, оформляя фактически трудовые отношения по средствам гражданско-правовых договоров? Одной из причин такого выбора договора может служить цель снижения фискальных платежей. Дело в том, что с выплат сотрудникам, которые осуществляют работы и предоставляют услуги на основе гражданско-правовых договоров, не исчисляются отдельные виды обязательных платежей (чисто трудовые выплаты, например пособие по временной нетрудоспособности, сверхурочная оплата труда, оплата труда в ночное время и т.д.). Кроме того, при использовании гражданско-правового договора сужается круг обязательств работодателя и объём ответственности организации перед работником.

При заключении гражданско-правового договора у работодателя нет обязанности предоставлять ежегодный отпуск, отпуск по беременности и родам, оплачивать периоды временной нетрудоспособности, соблюдать требования трудового законодательства по охране труда и расторжению трудового договора и т.д. Более того, гражданское законодательство при заключении различных видов гражданско-правовых договоров предусматривает ответственность и дополнительные обременения физического лица как стороны такого договора. Например, статья 705 ГК РФ предусматривает ответственность физического лица как стороны договора подряда за риск случайной гибели результатов работы.

Иногда работодатель не преследует никакой конкретной цели, а подмена трудового договора гражданско-правовым связана просто с недостаточным вниманием к вопросу, отсутствием юриста в компании, недостаточным опытом в решении трудовых вопросов у молодых руководителей.

Конфликты, которые связаны с данным вопросом, возникают позже, когда работник хочет защитить свои законные права и интересы. Нередко такие споры доходят и до судебного разбирательства. При решении спора в суде на первый план выходит анализ правовых отношений и их сравнение с признаками трудового и гражданско-правового договора.

Каким же образом можно отграничить трудовой договор от иных договоров гражданско-правового характера?

Первое отличие трудового договора от гражданско-правовых договоров заключается в том, что предметом трудового договора является определённая трудовая функция, а предметом гражданско-правового договора — выполнение определённой работы, целью которой является достижение конкретного результата. Иными словами, при исполнении гражданско-правового договора важен конечный результат деятельности. В качестве примера можно привести договор подряда: согласно статье 702 ГК РФ одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заказу другой стороны (заказчика) определённую работу и сдать её заказчику. Или, например, по договору на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ согласно статье 769 ГК РФ исполнитель обязуется разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию. Как мы видим из данных примеров, в этих договорах достаточно просто выделить конечный результат, который должен быть предоставлен как результат исполнения договора.

При выполнении же трудовой функции по трудовому договору выделить индивидуальный конечный результат проделанной работником работы достаточно сложно. К тому же Трудовой кодекс РФ ничего не говорит о цели выполнения трудовой функции, т.е. выполнение трудовой функции работником не направлено на выполнение какой-то определённой цели. Однако в процессе её выполнения достижение тех или иных конкретных результатов возможно, т.е. отношения, которые оформляются гражданско-правовым договором, носят ограниченный во времени характер, так как договор будет считаться исполненным с момента достижения результата. В отличие от этого трудовой договор изначально при его заключении не имеет временных рамок (за исключением срочного трудового договора).

Содержание понятия «трудовая функция» раскрывается в решениях суда. В литературе, как правило, выполнение трудовой функции рассматривается исходя из определения, содержащегося в статье 57статье 57 ТК РФ, как выполнение определённого вида работ по должности, установленной штатным расписанием, профессии, специальности. В судебных постановлениях критерии определения понятия «трудовая функция» расширяются. Например, ФАС Волго-Вятского округа (постановление от 25.05.09 по делу N А29-7237/2008) рассматривал кассационную жалобу по делу о переквалификации гражданско-правовых договоров в трудовые (в связи с неуплатой взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний).

Судом было установлено, что физические лица выполняли работу по конкретной трудовой функции, связанной с регулярной производственной деятельностью предприятия, — исполнение обязанностей водителя, охранника, экспедитора, выполнение погрузочно-разгрузочных работ и др. Суд пришёл к выводу, что фактически между сторонами договоров имели место трудовые отношения. Ещё один аспект трудовой функции отметил ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 24.04.08 N А33-8071/07-Ф02-1640/08 по делу N А33-8071/07: выполнение работы по трудовому договору предполагает включение работника в производственную деятельность общества.

Стоит отметить, что особое внимание судебные инстанции уделяют этому критерию с точки зрения регулярности заключения с физическими лицами гражданско-правовых договоров. Если договоры регулярно перезаключаются на новый срок или продлеваются, значит, имеет место не разовое задание, а присутствует трудовая функция, которую регулярно выполняет работник. Примером может служить постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14. 08.08 N А33-368/08-Ф02-3902/08 по делу N А33-368/08.

Ещё один критерий, который вытекает из определения трудового отношения, данного в статье 15 ТК РФ, — личное выполнение функции работником, предусмотренной трудовым договором. Это отличительная черта трудового договора, потому что работник не может перепоручить исполнение своей трудовой функции третьему лицу. Исключение составляют случаи, которые предусмотрены статьёй 310с ТК РФ. Данная статья устанавливает особенности регулирования труда надомников, и согласно ей надомник может выполнять работу, обусловленную трудовым договором, с участием членов его семьи. При этом трудовые отношения между членами семьи надомников и работодателем не возникают. Для гражданско-правовых договоров такой критерий не играет большой роли. Для заказчика, как правило, не имеет значения, как будет выполняться порученная им работа.

Необходимо учитывать, что по трудовому договору работодатель обязуется полностью и своевременно не реже чем каждые полмесяца выплачивать работнику зарплату. Заработная плата каждого работника зависит от его квалификации, сложности выполняемой работы, количества и качества затраченного труда. Она определяется в соответствии с заранее установленной системой заработной платы, размером тарифной ставки, окладом и различными видами выплат (ст. 132, 135 ТК РФ). В отличие от трудового договора по гражданско-правовым договорам оплата производится по окончании работы за её конечный результат. Кроме того, оплата производится не на основании каких бы то ни было критериев, а лишь в соответствии с ценой, обусловленной таким договором.

Ещё одним существенным признаком, отграничивающим трудовой договор от гражданско-правовых договоров, является подчинение физического лица правилам внутреннего трудового распорядка и дисциплине труда. Например, обязанность соблюдать режим (график) рабочего времени, выполнять предусмотренную работу в течение данного промежутка времени, а также ведение в отношении физического лица табеля учёта рабочего времени.

В свою очередь, в отношении гражданско-правовых договоров для физического лица отсутствует обязанность соблюдать режим рабочего времени, установленный в организации. Основной критерий исполнения гражданско-правового договора — это предоставление контрагенту исполненного заказа в предусмотренный договором срок.
С соблюдением правил внутреннего распорядка тесно связана обязанность работника подчиняться распоряжениям работодателя в отношении порядка, способов выполнения трудовой функции, а также контролировать их выполнение. По гражданско-правовым договорам исполнитель обладает самостоятельностью при исполнении договора. Таким образом, одним из важных критериев отграничения трудовых договоров от гражданско-правовых является наличие отношений власти и подчинения в трудовых правоотношениях, которые выражаются в функциональной и организационной зависимости работника от работодателя.Гражданско-правовые отношения характеризуются равноправием сторон и достаточной степенью самостоятельности исполнителя.

Судебные органы при рассмотрении споров обращают особое внимание на этот признак. Так, ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 14.08.08 N А33-368/08-Ф02-3902/08 по делу N А33-368/08 подчеркнул следующее: трудовой договор предусматривает подчинение работника внутреннему трудовому распорядку, его составным элементом является выполнение в процессе труда распоряжений работодателя, за ненадлежащее выполнение которых работник может нести дисциплинарную ответственность.

Отличать трудовой договор от гражданско-правовых договоров, связанных с применением труда, очень важно, так как это имеет весомое практическое значение. Когда гражданин заключает трудовой договор, он соответственно подпадает под действие трудового законодательства. Как уже отмечалось выше, в соответствии с нормами и стандартами трудового законодательства ему должны предоставляться соответствующие социальные гарантии. Заключение гражданско-правового договора не влечёт предоставления никаких социальных гарантий физическому лицу. Стоит подчеркнуть, что в связи с этим и с необходимостью защитить работников ТК РФ предусмотрел в статье 11, что если в судебном порядке установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются нормы трудового законодательства.

* * *

Несмотря на все вышеперечисленные критерии, нельзя не отметить, что отграничить трудовые договоры от гражданско-правовых достаточно сложно в связи с наличием схожих характеристик. К тому же явные различия между данными договорами прослеживаются только при значительном анализе трудового и гражданского законодательства. Хотелось бы отметить, что судебная практика по данному вопросу является довольно широкой, что позволяет детализировать понятия некоторых правовых категорий, которые указаны в трудовом законодательстве. На наш взгляд, для точности и определённости в решении данных споров необходимо на законодательном уровне закрепить термин «трудовая функция», который будет детализирован с учётом судебной практики. Мне кажется, такая мера будет способствовать уменьшению числа случаев, когда работодатель злоупотребляет своим положением и заключает с работником гражданско-правовые договоры в ненадлежащих ситуациях.

Гражданско-правовой договор | UpCounsel 2022

Гражданский договор — это договор между двумя сторонами, предназначенный для разрешения спора между сторонами, и обычно такие договоры рассматриваются гражданскими судами. 3 min read

1. Что такое гражданские договоры?
2. Нарушения и гражданско-правовые соглашения
3. Гражданское право и договоры
4. Заключение договорного соглашения

Гражданско-правовой договор – это договор между двумя сторонами, предназначенный для разрешения спора между сторонами. Обычно такими контрактами занимаются гражданские суды.

Что такое гражданско-правовые соглашения?

Когда у двух сторон возникают разногласия, они могут разрешить спор с помощью договора гражданско-правового характера. Эти контракты обычно называют урегулированием, и они обычно являются результатом успешного посредничества.

Гражданско-правовые договоры могут заключаться между двумя физическими лицами или двумя предприятиями или могут включать объединение предприятий и физических лиц. После достижения мирового соглашения обе стороны и судья подписывают гражданско-правовой договор, придающий ему юридическую силу. Гражданско-правовые договоры обычно используются при разводе или судебных процессах, связанных с бизнесом или имуществом.

Гражданско-правовой договор определяет обязанности каждой стороны. Условия этих контрактов могут охватывать несколько важных вопросов:

  1. Оплата долга.
  2. Раздел имущества.
  3. Возложение ответственности.

Юристы каждой стороны работают над согласованием условий гражданско-правового договора. Стороны и их юристы должны будут подписать условия, прежде чем включать их в соглашение.

Нарушения и гражданско-правовые соглашения

В случае нарушения гражданско-правового соглашения суд может реагировать несколькими способами. Во-первых, суд может потребовать от сторон дополнительных действий по внесению изменений в соглашение. Во-вторых, суд может принять решение о принудительном исполнении существующих условий гражданско-правового договора.

Если у стороны есть вопрос об условиях соглашения, важно, чтобы она проконсультировалась со своим адвокатом, чтобы избежать нарушения. Когда происходит нарушение договора гражданско-правового договора, это может привести к дополнительным судебным издержкам.

Гражданское право и договоры

Когда речь идет о договорах, общее право в основном сосредоточено на определении юридической силы обещаний, данных в договоре. По сути, это означает, что общее право не касается характера договора, а вместо этого сосредотачивается на том, может ли исполнение, гарантированное в договоре, иметь принудительную силу. Это сильно отличается от гражданского права, которое фокусируется на правовых принципах, лежащих в основе договора.

Гражданское право классифицирует юридические понятия и определяет, как эти понятия соотносятся друг с другом. Эта система позволяет легко определить юридическую концепцию, лежащую в основе контракта, в случае возникновения спора в будущем. Существует четыре различных категории гражданско-правовых договоров:

  1. Двусторонний
  2. Односторонний
  3. Обременительный
  4. Безвозмездно

Гражданско-правовые договоры подпадают под действие Гражданского кодекса и сильно отличаются от стандартных трудовых договоров. Работодатель обычно использует гражданско-правовой договор, если ему нужна работа, но он не заинтересован в найме постоянного сотрудника. Исполнение по гражданско-правовому договору имеет ряд отличий от обычных трудовых договоров:

  1. Лицо, нанятое по гражданско-правовому договору, имеет гораздо большую свободу при выполнении своей работы и даже может отказаться от заказа, не нарушая договора.
  2. Гражданско-правовые договоры не требуют указания времени завершения работы.
  3. Гражданско-правовые договоры не требуют от работодателя сбора взносов в систему социального обеспечения или предоставления работнику отпуска.

Создание договорного соглашения

Одно из основных различий между гражданским правом и общим правом заключается в том, как каждая система рассматривает заключение договора. В общем праве наиболее важным вопросом, связанным с заключением договора, является момент, когда сторона дает обещание, имеющее юридические последствия. Чтобы определить, когда обещание имеет юридическую силу, общее право рассматривает три важных фактора:

  1. Предложение
  2. Приемка
  3. Возмещение

Гражданское право также обращает внимание на эти особенности, но обращает внимание и на ряд других вопросов, чтобы определить, проявили ли стороны свою свободную волю для заключения соглашения. Например, при определении действительности договора гражданские суды будут искать согласия. Гражданско-правовой договор действителен только в том случае, если стороны дали свое согласие без принуждения, обмана или ошибки. Чтобы определить согласие, суд рассмотрит, как произошло предложение и принятие.

В то время как системы общего и гражданского права для заключения договоров в некоторых отношениях схожи, система гражданского права более тонкая. Например, в общем праве акцепт имеет место в момент отправки оференту. В гражданском праве оферент должен знать, что его предложение было принято, чтобы соглашение имело обязательную силу.

Если вам нужна помощь с заключением гражданского договора, вы можете опубликовать свои юридические потребности на торговой площадке UpCounsel. UpCounsel принимает на свой сайт только 5% лучших юристов. Юристы на UpCounsel приходят из юридических школ, таких как Гарвардский юридический и Йельский юридический, и в среднем имеют 14-летний юридический опыт, включая работу с такими компаниями, как Google, Menlo Ventures и Airbnb, или от их имени.

Различия в системе общего и гражданского права с точки зрения бизнеса

Различия для бизнеса в международном праве требуют экспертной помощи.

Системы общего и гражданского права влияют на ведение бизнеса в рамках конкретной юрисдикции страны. Такие правовые системы также влияют на то, как осуществляется надзор за международным бизнесом с точки зрения соблюдения законов и налогового законодательства. Цель этой статьи состоит в том, чтобы наметить некоторые различия между двумя правовыми системами. Исходным материалом для этого блога является раздел оценки нормативно-правовой базы веб-сайта Всемирного банка, посвященного государственно-частному партнерству.

Для начала необходимо определить происхождение двух типов правовых систем. Страны, следующие системе общего права, обычно являются бывшими британскими колониями или протекторатами, включая Соединенные Штаты. Страны, придерживающиеся системы гражданского права, обычно являются бывшими французскими, голландскими, немецкими, испанскими или португальскими колониями или протекторатами. Учитывая историю колонизации, сюда входит большая часть Центральной и Южной Америки. В большинстве стран Центральной и Восточной Европы действует гражданско-правовая система. Кроме того, в свете изменений в мировой экономике важно отметить, что большинство стран Восточной Азии (включая Китай и Японию) следуют структуре гражданского права.

В целом, система общего права менее предписывающая, чем система гражданского права. Существует широкая свобода договора при установлении договорных отношений между двумя сторонами. По закону в договоре подразумевается несколько положений, хотя часто подразумеваются гарантии для защиты частных потребителей. Как следствие, ВСЕ условия, регулирующие отношения между сторонами, должны быть четко определены в самом договоре. Такая необходимость часто приводит к тому, что договор длиннее, чем в стране гражданского права.

В целом, когда речь идет об общеправовых договорах, разрешено почти все, что прямо не запрещено законом. Если возникает вопрос законности, он, как правило, решается судами, и такие решения становятся общепризнанными. В системе общего права судебные решения являются обязательными. Решения высшей судебной инстанции могут быть отменены только этим же судом или, в некоторых случаях, но не во всех, посредством законодательства.

В отличие от общего права, система гражданского права представляет собой кодифицированную систему права, восходящую к римской правовой системе. Система гражданского права, как правило, более предписывающая, чем система общего права. Определенно меньше свободы договора, чем в системе общего права. Многие положения подразумеваются в договоре по закону, и стороны не могут заключать договоры, не соответствующие определенным положениям. Как прямой результат, меньшее значение придается изложению ВСЕХ условий, регулирующих отношения между сторонами договора. Такие несоответствия или двусмысленности, как правило, не определяются в самом договоре, а устраняются или устраняются в силу закона. Это часто приводит к тому, что контракт короче, чем в стране общего права.

В системе гражданского права административные законы, как правило, менее кодифицированы, и только законодательные акты считаются обязательными для всех. Гражданские, уголовные и хозяйственные суды не очень толерантны к закону, установленному судьями. Юридические решения не обязательно являются обязательными для третьих сторон, хотя судьи склонны соблюдать приоритет. В некоторых системах гражданского права, например в Германии, труды ученых-правоведов имеют значительное влияние на суды. Напротив, в системах общего права труды ученых-правоведов не имеют большого значения, когда речь идет о фактическом правовом приоритете.

В юрисдикции гражданского права, если в контракте не указано, что стороны согласились на арбитраж, административные суды будут обеспечивать исполнение контракта. В отличие от юрисдикций общего права, арбитраж не является выбором, если он не был предварительно оговорен, но правила весьма неоднозначны. Например, далеко не ясны юридические вопросы о восстановлении «финансового равновесия» контракта. Отсутствие ясности связано с тем, что определение «финансового равновесия» часто меняется от случая к случаю.

Организация-заказчик в соответствии с гражданским законодательством, как и во Франции, может иметь право изменять аспекты договора в одностороннем порядке, если считает, что изменение отвечает общественным интересам. Заказчик не имеет права изменять финансовые положения контракта или его основной характер, но он может изменить такие аспекты, как спецификация предоставляемой услуги. Тем не менее, при определенных обстоятельствах оператор защищен правом на сохранение «финансового равновесия» контракта. Одностороннее изменение не должно наносить финансовый ущерб другой стороне.

Что касается банкротства, то в юрисдикциях общего права, таких как Англия и США, акцент в случае финансовых затруднений бизнеса делается на реорганизацию. Ликвидации в большинстве случаев избегают, чтобы сохранить жизнеспособность компании. В юрисдикциях гражданского права процесс банкротства почти всегда направлен на ликвидацию. В результате банкротство имеет тенденцию предлагать большую гибкость в системе общего права.

Системы общего права также обладают большей гибкостью в предоставлении различных видов залога активов. У них есть концепция трастов, которые позволяют доверительному управляющему владеть обеспечительными интересами для кредиторов в ситуации синдицированного кредита. Такой траст может быть оформлен без необходимости формальной передачи или перерегистрации обеспечительных прав на имена новых кредиторов. Традиционно в гражданском законодательстве такого понятия нет, и обеспечительные интересы, как правило, требуют перерегистрации на имя нового кредитора.

Международная налоговая команда LSL CPAs понимает, что это только введение в сложности ведения бизнеса в рамках правовых систем общего и гражданского права. Учитывая стоящие перед вами проблемы, важно иметь опытного финансового специалиста, когда речь идет о международном бизнесе и договорных обязательствах.

Основы гражданского права – Правила штата Вирджиния

0111

Узнайте, что такое гражданское право, что такое деликты и какова ответственность родителей в Вирджинии, а также о договорах и о том, кто может их заключать в Вирджинии.


Что такое гражданское право?

Гражданское право — это термин, используемый для описания неуголовного права, имеющего отношение к частным правам и средствам правовой защиты, связанным с собственностью, торговлей и административными вопросами.

Тот, кто нарушает уголовное законодательство, может быть заключен в тюрьму, оштрафован или подвергнут испытательному сроку. Лицо, которое несет гражданско-правовую ответственность, может быть обязано судом выплатить денежную сумму другому лицу или предпринять какие-либо другие действия для решения проблемы.

Лицо может быть обвинено в совершении преступления и привлечено к гражданской ответственности за причинение вреда за одно и то же деяние. Например, тому, кто нападает на другого человека, может быть предъявлено уголовное обвинение в нападении и нанесении побоев. Тем не менее, жертва может также продолжить дело в гражданском порядке, чтобы возместить ущерб, связанный с нападением, такой как разбитые очки, медицинские счета и потерянная заработная плата.

Что такое правонарушение?

Правонарушение относится к действиям, причиняющим вред другому лицу или его имуществу. Правонарушение обычно относится к причинению вреда человеку, причинению ущерба его или ее имуществу или репутации или нанесению ущерба чьим-либо коммерческим интересам. Лицо, получившее телесные повреждения или причиненный ущерб, может предъявить иск против лица, совершившего правонарушение, в гражданском суде.

Правонарушение может быть преднамеренным или непреднамеренным действием. Если это непреднамеренно, это обычно называется халатностью и происходит, когда кто-то не проявляет разумной осторожности, чтобы предотвратить или избежать травм или вреда.

Что такое клевета?

Клевета означает нанесение ущерба репутации. Двумя примерами диффамации являются клевета и клевета. (Кодекс Вирджинии §§ 8.01-45 и 18.2-417).

Клевета — это письменное сообщение, такое как газетная статья, которое является ложным и наносит ущерб репутации человека.

Клевета — устное сообщение, которое является ложным и наносит ущерб репутации человека.

Что, если несовершеннолетний совершит правонарушение в Вирджинии?

Тот факт, что кто-то является несовершеннолетним, сам по себе не освобождает его от ответственности за правонарушение. Суды рассматривают множество факторов при определении того, будет ли несовершеннолетний нести ответственность.

Несут ли мои родители ответственность за возмещение ущерба в связи с моим гражданским правонарушением?

В Вирджинии родители лиц моложе 18 лет могут быть привлечены к ответственности в размере до 2500 долларов США за умышленное или злонамеренное уничтожение государственной или частной собственности. ( Кодекс штата Вирджиния §§ 8.01-43 и 8.01-44). Другие законы возлагают на родителей большую ответственность за действия их несовершеннолетних детей.

Что такое контракт?

Контракт — это соглашение с конкретными условиями между двумя или более физическими или юридическими лицами, в котором содержится обещание сделать что-то в обмен на ценную выгоду, известную как «возмещение».

Контракты лежат в основе большинства деловых отношений; поэтому договорное право является одной из наиболее значимых областей права.

Одним из наиболее распространенных примеров договора является договор кредитной карты. Компания-эмитент кредитной карты соглашается разрешить держателю карты использовать карту и, таким образом, занимать деньги до определенного предела. Держатель карты обязуется вернуть деньги с процентами в соответствии с условиями договора.

Другим примером является договор на оказание услуг. В государственных школах Вирджинии учителя подписывают контракты со школьными советами на преподавание. В этих контрактах учителя соглашаются быть классными руководителями в течение определенного учебного года, а школьные советы соглашаются платить учителю определенную сумму денег.

Кто может заключать контракты?

В штате Вирджиния вам должно быть не менее 18 лет, чтобы заключить юридически обязывающий договор без согласия родителей.

В этой области права лица моложе 18 лет называются «несовершеннолетними». Несовершеннолетние не считаются «дееспособными» для заключения договора. Это означает, что они еще не в состоянии понять контракт и последствия соглашения.

Единственным исключением является случай, когда несовершеннолетний заключает контракт на «предметы первой необходимости», такие как еда или кров. Несовершеннолетний обязан платить за разумную стоимость предметов первой необходимости. Например:

  • несовершеннолетний, который приходит в ресторан и заказывает еду, обязан заплатить за еду; и
  • несовершеннолетний, проживающий в гостинице, обязан оплатить проживание.

На практике, поскольку несовершеннолетний не является достаточно взрослым, чтобы заключать юридически обязывающий договор, большинство предприятий не заключают договор с несовершеннолетним без того, чтобы родитель или другой ответственный взрослый не подписал соглашение. Поручитель становится ответственным за договор. К предприятиям могут предъявляться дополнительные требования, например, подтверждение занятости и дохода.

Есть несколько обстоятельств, при которых закон признает лицо моложе 18 лет совершеннолетним и разрешает ему или ей подписывать определенные контракты. К ним относятся военнослужащие, лица, состоящие в браке, и лица, «эмансипированные» судом. «Эмансипация» — судебная процедура, освобождающая несовершеннолетнего от родительского контроля. (Code of Virginia § 16.1-331)

Хотя некоторые лица моложе 18 лет могут быть признаны совершеннолетними, предприятия часто устанавливают другие требования, такие как наличие хорошей кредитной истории или требование поручителя.

Что такое договор «бери или не бери»?

Очень распространенной формой договора является «договор присоединения» или договор типа «прими или откажись».

Этот тип контракта представляет собой стандартизированную форму контракта, который предлагает товары или услуги потребителям, по сути, на основе принципа «бери или не бери», не предоставляя потребителям реальных возможностей для обсуждения условий, которые отвечали бы их интересам. Когда это происходит, потребитель не может получить желаемый продукт или услугу, если он или она не соглашается с формой контракта.

При покупке нового программного обеспечения или загрузке обновленной версии программного обеспечения необходимо принять условия лицензионного соглашения на программное обеспечение. Этот договор содержит множество условий (которые мало кто читает), с которыми пользователь должен согласиться или не согласиться. Обычно используется фраза «Я согласен» или «Я не согласен». Если пользователь не выбирает «Я согласен», ему или ей не разрешается использовать программное обеспечение.

Другой пример контракта «прими или оставь» — это когда приложение или «приложение» на Facebook запрашивает разрешение на получение личной информации и фотографий пользователя, а также фотографий его друзей, чтобы запустить приложение на их странице. Если пользователи не согласны, они не смогут запустить приложение; если они согласны, они заключили обязывающий договор.

Составление документов общего права в юрисдикциях гражданского права

Ключевое различие в международных сделках заключается в том, регулируется ли договор правом юрисдикции гражданского права или правом юрисдикции общего права. Для целей договоров структурные различия между гражданским правом и общим правом уменьшились, но использование терминологии общего права в договорах, регулируемых правом гражданско-правовой юрисдикции, остается источником путаницы. После рассмотрения исторической разницы между договорами гражданского и общего права в этой статье предлагается, как избежать этой путаницы.

Гражданское право и общее право

Гражданское право в основном происходит от римского права. В гражданско-правовых юрисдикциях основным источником права служат кодифицированные принципы. Напротив, общее право основано на средневековом английском праве. В юрисдикциях общего права судебные решения служат основным источником права.

Основные англоязычные юрисдикции — США, Великобритания, англоязычные части Канады и Австралия — являются юрисдикциями общего права. Гражданско-правовые юрисдикции можно разделить на романские (включая Италию, Францию ​​и Испанию), германские (включая Германию, Австрию, Швейцарию и Тайвань) и скандинавские (Дания, Финляндия, Норвегия и Швеция).

Более короткие или длинные контракты

Принято считать, что контракты, составленные в юрисдикциях общего права, длиннее, чем те, которые составлены в юрисдикциях гражданского права, потому что составители гражданского права могут полагаться на кодифицированные правила по умолчанию.

Например, параграф 1 раздела 121 Гражданского кодекса Германии определяет слово unverzüglich как «без виновной задержки». Когда это слово встречается в контрактах, обычно понимается, что оно выражает свое установленное законом значение, с учетом прецедентного права, касающегося того, как его следует интерпретировать — его определение не обязательно в контракте.

И хотя в договорах общего права часто указывается, что представляет собой событие неисполнения обязательств для целей сделки и каковы вытекающие из этого последствия, это рассматривается в Гражданском кодексе Германии. Как правило, стороны договора могут отклоняться от таких правил по умолчанию в своем договоре.

Но это различие между договорами общего и гражданского права стирается — англоязычные составители, привыкшие к составлению договоров общего права, применяют более исчерпывающий подход даже для целей договоров, регулируемых правом гражданско-правовой юрисдикции. И составители гражданского права, столкнувшиеся с составлением норм общего права, склонны к его воспроизведению. Тем не менее всегда было бы благоразумно прояснить, как положения контракта соотносятся с кодифицированными правилами невыполнения обязательств. Например, если в договоре используются слова «без виновной задержки», следует включить прямую ссылку на параграф 1 раздела 121 Коммерческого кодекса Германии, чтобы указать, что эти слова используются для передачи этого значения.

Ограничено ли толкование формулировкой контракта

Также общепринято мнение, что судьи по общему праву, полагаясь на правило доказательства условно-досрочного освобождения, скорее всего, будут интерпретировать контракт, основываясь исключительно на тексте контракта, тогда как судьи по гражданскому праву — судьи также принимают во внимание субъективные соображения, такие как предполагаемое намерение сторон, даже если это требует отклонения от формулировки договора.

Например, в известном немецком судебном деле от 1916, стороны намеревались заключить договор купли-продажи китового мяса. Но в их контракте упоминалось håkjerringkjøtt, норвежское слово, обозначающее гораздо более дешевое мясо гренландской акулы. Суд без труда установил, что контракт был на китовое мясо.

Но это различие менее четкое, чем кажется. Например, суды и комментаторы в Соединенных Штатах постоянно колеблются между подходом, опирающимся исключительно на текст, и подходом, учитывающим контекст. И правило условно-досрочного освобождения подлежит исключениям.

Право и справедливость

Традиционно общее право проводит различие между правом и справедливостью. Несмотря на то, что в Соединенных Штатах это различие было устранено в федеральных судах и судах большинства штатов, суды сохраняют многие различия между правовыми и справедливыми принципами. В частности, суды продолжали — с исключениями — присуждать конкретное исполнение только тогда, когда денежный ущерб недостаточен. Напротив, в гражданском праве не существует различия между правом и справедливостью. Предусмотренное законом средство правовой защиты от нарушения договора в соответствии с гражданским законодательством заключается в том, чтобы сторона, нарушившая договор, выполнила свои обязательства. Например, если продавец поставляет несоответствующий товар, по закону первоначальным средством правовой защиты покупателя является поставка соответствующего товара.

Таким образом, в гражданско-правовом договоре по-прежнему нет необходимости ссылаться на средства правовой защиты по праву справедливости. На самом деле, это может быть контрпродуктивно: поскольку слово справедливости в переводе можно приравнять к справедливости, судья может использовать слово справедливость как приглашение вместо этого применить общие соображения справедливости.

Терминология общего права

Контракты для международных сделок обычно составляются на английском языке, даже если ни одна из сторон сделки не находится в юрисдикции, где английский язык является официальным. И подавляющее большинство стандартных контрактов, публикуемых торговыми группами для международных сделок (например, стандартные формы FIDIC), составлены на английском языке.

Поскольку основные англоязычные юрисдикции также являются юрисдикциями общего права, для англоязычных контрактов, регулируемых законодательством юрисдикции гражданского права, обычно используется терминология общего права. Некоторые из этих терминов сбивают с толку тех, кто знаком с гражданским правом. Это может вызвать большее раздражение и неопределенность, чем более широкие различия между гражданским правом и общим правом.

Стандартный совет — не использовать проблемную терминологию общего права. Это тоже наш совет, но с той разницей, что проблематичная терминология общего права проблематична и для составления проектов общего права, поэтому вам следует исключить ее из раздела 9.0003 все ваше составление.

Ниже мы рассмотрим некоторые примеры этой проблематичной терминологии.

Ссылаясь на возмещение

Характеристика общего права: Традиционное изложение возмещения, которое, по-видимому, говорит о возмещении по сделке. Обычно он состоит из гротескно архаичных формулировок такого рода:

ТЕПЕРЬ, ПОЭТОМУ, принимая во внимание положения и взаимные соглашения, изложенные в настоящем документе, а также другие добрые и ценные соображения, получение и достаточность которых настоящим признаются, стороны настоящее соглашение и соглашаются о нижеследующем .

Проблема: Вознаграждение определяется как нечто, о чем договорились и получили в обмен на обещание контракта. В юрисдикциях общего права для того, чтобы договор имел юридическую силу, требуется рассмотрение. Рассмотрение не требуется в гражданско-правовых юрисдикциях.

Исправление: Устранить традиционное перечисление встречного удовлетворения, и не только для договоров, регулируемых законодательством гражданско-правовой юрисдикции: в юрисдикциях общего права вы не можете создать встречное удовлетворение там, где его не было, просто сказав, что у вас есть встречное удовлетворение . Вместо этого скажите Таким образом, стороны договариваются о нижеследующем .

Ресурс: Кеннет А. Адамс, Пересмотр рассмотрения рассмотрения , New York Law Journal, 9 декабря 2015 г.

Использование Представляют и

и

4 40004

и . Юридическая характеристика: Использование фразы представляет и гарантирует в контрактах для представления заявлений о фактах, а также использование фразы заверения и гарантии для ссылки на эти заявления о фактах.

Проблема: Разработчики в гражданско-правовых юрисдикциях могут предположить, что использование слова представляет собой , так или иначе относящееся к иску о введении в заблуждение (деликтный иск), и что использование слова гарантирует, что каким-то образом относится к иску за введение в заблуждение. нарушение гарантии (претензия по договору). Неудивительно, что они озадачены тем, как средства правовой защиты по общему праву могут быть уместными для целей договора, регулируемого правом гражданско-правовой юрисдикции.

Исправление: Фраза представляет и гарантирует бессмысленна и сбивает с толку. Попытки комментаторов (а в Англии и нескольких судов) оправдать использование этой фразы в договорах общего права полностью терпят неудачу. Отсюда следует, что ни у кого не должно быть возражений по поводу исключения его из гражданско-правовых договоров. Для любых договоров, будь то гражданско-правовые или общеправовые, если у вас есть достаточные рычаги влияния на переговорах и вы не работаете в закостенелой области практики, такой как слияния и поглощения, рассмотрите возможность использования 9Вместо 0003 указано . Если вы продолжаете использовать , представляет и гарантирует , не используйте его для перечисления не только фактов, но и обязательств — это только усугубит ситуацию.

Ресурс: Кеннет А. Адамс, Исключение фразы «Представления и гарантии» из контрактов , 16 Tennessee Journal of Business Law 203 (2015).

Использование глагола Гарантии и существительное Гарантия

Общее право Характеристика: Использование глагола гарантии и существительного гарантия в договорах купли-продажи товаров.

Проблема: Согласно общему праву, прямо выраженная гарантия представляет собой подтверждение продавцом факта покупателю в качестве побуждения к продаже в отношении качества или количества товара. Когда глагол гарантирует и существительное гарантия появляются в гражданско-правовых договорах, составители проектов в гражданско-правовых юрисдикциях по понятным причинам недоумевают относительно того, как понятия общего права должны быть уместными для целей договора, регулируемого правом гражданско-правовая юрисдикция.

Исправление: Избежать использования этой терминологии очень просто. Чтобы ввести констатацию факта, используйте состояния , как описано выше. Вместо того, чтобы использовать ордера для введения заявления о будущем факте, используйте условную оговорку, за которой следует средство правовой защиты. Например, не говорите так:

Поставщик гарантирует, что в течение шести месяцев после даты заключения настоящего соглашения Оборудование будет соответствовать Спецификациям. В случае нарушения вышеуказанной гарантии Продавец модифицирует или заменит Оборудование.

Вместо этого скажите так:

Если в течение шести месяцев после даты заключения настоящего соглашения Оборудование не соответствует Спецификациям, Продавец модифицирует или заменит Оборудование.

Даже разработчики общего права должны быть готовы внести эти изменения: в соответствии с Единым торговым кодексом, принятым в юрисдикциях США, заявление не обязательно называть гарантией, чтобы быть гарантией. Но поскольку в юрисдикциях общего права понятие гарантии на товары широко признано, может быть удобно использовать слово 9.0003 гарантии в качестве заголовка в обычном договоре.

Ресурс: Кеннет А. Адамс, Руководство по стилю составления контрактов 437–39 (4-е изд. 2017 г.).

Использование разнообразных усилий положения

Обычная функция: Использование фраз Разумные усилия , Наилучшие усилия , Усилия по добросовестному обеспечению и другие варианты .

Проблема: В юрисдикциях общего права многие из тех, кто работает с контрактами, принимают идею иерархии стандартов усилий , где, например, обязательство приложить все возможные усилия является более обременительным, чем обязательство приложить разумные усилия. И суды в Англии и Канаде приняли это понятие. Разработчики в юрисдикциях с гражданским правом задаются вопросом, применим ли толкование, придаваемое этим фразам в юрисдикциях с общим правом, для целей гражданско-правовых договоров.

Исправление: Иерархия из усилия положения неработоспособны по трем причинам. Во-первых, возложение обязательства действовать более чем разумно неразумно. Во-вторых, требование, чтобы сторона договора действовала более чем разумно, создает слишком большую неопределенность в отношении того, какой уровень усилий требуется. И в-третьих, юридические значения, приписываемые усилиям стандартов, противоречат разговорному английскому языку. Кроме того, обоснования, предложенные для проверки идеи иерархии усилий стандартов, не соответствуют действительности. Составители, будь то в юрисдикциях гражданского или общего права, должны использовать только разумные усилия и должны структурировать усилия положений, чтобы свести к минимуму неопределенность.

Ресурс: Кеннет А. Адамс, Интерпретация и составление положений об усилиях: от необоснованности к разумности , 74 The Business Lawyer 677 (2019).

Заключение

Хотя любой, кто участвует в международных сделках, должен знать об исторических различиях между гражданско-правовыми договорами и договорами общего права, эти различия стали менее значительными. Но причина раздражения остается: тенденция составителей включать нерелевантные понятия общего права в договоры, регулируемые правом гражданско-правовой юрисдикции. Поскольку первичные примеры такой терминологии также неоптимальны для целей разработки общего права, самое простое решение — более четко выразить предполагаемое значение, не полагаясь на мракобесные термины искусства.

контракт | Определение, история и факты

Договор займа папируса

См. все СМИ

Ключевые люди:
Бенгт Хольмстрем Оливер Харт
Связанные темы:
агентство рассмотрение производительность связь Переговоры

Просмотреть весь связанный контент →

Резюме

Прочтите краткий обзор этой темы

контракт , в самом простом определении, обещание, подлежащее исполнению по закону. Обещание может заключаться в том, чтобы что-то сделать или воздержаться от чего-то. Заключение договора требует взаимного согласия двух или более лиц, одно из которых обычно делает предложение, а другое принимает. Если одна из сторон не сдержит обещание, другая имеет право на возмещение ущерба в судебном порядке. Договорное право рассматривает такие вопросы, как существование договора, его значение, нарушение договора и какая компенсация причитается пострадавшей стороне.

Историческое развитие

Договорное право является продуктом деловой цивилизации. В некоммерческих обществах его в сколь-нибудь значительной степени не найдешь. В большинстве примитивных обществ есть и другие способы обеспечения соблюдения обязательств индивидов; например, через узы родства или авторитетом религии. В экономике, основанной на бартере, большинство транзакций самодостаточны, потому что транзакция завершается с обеих сторон в один и тот же момент. Проблемы могут возникнуть, если позже обнаружится, что обмениваемые товары имеют дефекты, но эти проблемы будут решаться в рамках права собственности (с его штрафами за присвоение или порчу чужого имущества), а не в рамках договорного права.

Даже когда сделки не принимают форму бартера, некоммерческие общества продолжают работать с понятиями собственности, а не обещания. В ранних формах кредитных сделок долг обеспечивался родственными связями, например, когда племя или община давали заложников до тех пор, пока долг не был выплачен. Другие формы безопасности принимали форму залога земли или залога человека в «долговое рабство». Некоторые кредитные договоренности были по существу самодостаточными: домашний скот, например, мог быть доверен опекунам, которые получали за свои услуги фиксированный процент от приплода. В других случаях — при строительстве хижины, расчистке поля или постройке лодки — выполнение обещания заплатить было более трудным, но все же основывалось на понятиях собственности. Иными словами, требование об уплате основывалось не на наличии сделки или обещания, а на несправедливом задержании чужих денег или имущества. Когда рабочие стремились получить свою заработную плату, существовала тенденция отстаивать свое право на продукт своего труда.

Истинный закон контрактов, т. е. законных обещаний, предполагает развитие рыночной экономики. Там, где стоимость обязательства не меняется со временем, идеи собственности и ущерба являются адекватными, и не будет принудительного исполнения соглашения, если ни одна из сторон не выполнила обязательство, поскольку с точки зрения собственности не было совершено никаких нарушений. В рыночной экономике, с другой стороны, человек может искать обязательства сегодня, чтобы защититься от изменения стоимости завтра; лицо, получившее такое обязательство, чувствует себя ущемленным невыполнением его в той мере, в какой рыночная стоимость отличается от согласованной цены.

Римское договорное право, как оно содержится в сводах законов византийского императора Юстиниана VI века н. э., отражало длительную экономическую, социальную и правовую эволюцию. Он признал различные типы контрактов и соглашений, некоторые из которых подлежат исполнению, а другие нет. Значительная часть истории права связана с классификациями и различиями римского права. Лишь на заключительном этапе своего развития римское право в общих чертах закрепило неформальные исполнительные контракты, т. е. соглашения, которые должны были выполняться после их заключения. Этот этап развития был утрачен с распадом Западной империи. По мере того, как Западная Европа превращалась из урбанизированного коммерческого общества в местное аграрное общество, римские суды и администраторы были заменены относительно слабыми и несовершенными институтами.

Возрождение и развитие договорного права было частью экономического, политического и интеллектуального возрождения Западной Европы. Это повсюду сопровождалось коммерческим оживлением и подъемом национального авторитета. Как в Англии, так и на континенте общепринятые договоренности оказались неподходящими для формирующихся коммерческих и промышленных обществ. Неформальное соглашение, столь необходимое для торговли и коммерции в условиях рыночной экономики, не имело юридической силы. Хозяйственная жизнь Англии и континента протекала, даже после того как начала развиваться торговая экономика, в правовых рамках формального договора и наполовину выполненной сделки (т. е. сделки, уже полностью осуществленной с одной стороны). Ни в континентальной Европе, ни в Англии задача разработки договорного права не была легкой. В конечном счете, обеим правовым системам удалось создать то, что было необходимо: совокупность договорных доктрин, с помощью которых обычные деловые соглашения, предполагающие будущий обмен ценностями, могли быть исполнены в принудительном порядке.

Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Новое договорное право стало распространяться по всей Европе благодаря практике купцов; сначала они были вне правового порядка и не могли быть поддержаны в судах. Торговцы разработали неформальные и гибкие методы, подходящие для активной коммерческой жизни. К 13 веку на международных торговых ярмарках учреждались купеческие суды. Торговые суды обеспечивали быстрые процедуры и быстрое правосудие, и ими управляли люди, которые сами были торговцами и, таким образом, полностью знали о торговых проблемах и обычаях.

В XII и XIII веках развитие договорного права на континенте и в Англии стало расходиться. В Англии общее договорное право прагматично развивалось через суды. На континенте процесс был совсем другим, и спекулятивные и систематические мыслители играли гораздо большую роль.

Договоры общего права в мире гражданского права

Домашняя страница Construction Law International  »  Июнь 2020 г.


Вид на город Роттердам на закате со строительными кранами. Кредит: Киев. Виктор / Shutterstock

Leendert van den Berg,
Severijn Hulshof, Гаага
[email protected]

Различия между общим правом и гражданским правом часто выделяются и обсуждаются с точки зрения гражданского права, а точнее с точки зрения Нидерландов. Однако термин «гражданское право» слишком широк для полезного сравнения с другой правовой системой, поскольку он охватывает очень много непохожих друг на друга юрисдикций. Например, то, что может быть вполне логичным в соответствии с законодательством Нидерландов, может совершенно иначе рассматриваться в Чили или Объединенных Арабских Эмиратах, являющихся странами гражданского права.

Одним общим знаменателем гражданского права является кодификация основных принципов законодательства. Прецедентное право, безусловно, имеет важное значение в системах гражданского права, но судьи (и арбитры) в основном обязаны применять (и толковать) закон. Что касается законодательства, то оно может значительно различаться в разных странах с гражданским законодательством. При этом можно сделать одно обобщение: в юрисдикциях с гражданским правом законодательство предусматривает набор правил для большинства (если не всех) ситуаций, которые могут возникнуть в повседневной жизни. Когда дело доходит до деловых операций, закон, как правило, предусматривает порядок определения того, был ли договор заключен между двумя сторонами и какие общие условия применяются. В случае возникновения спора закон устанавливает, в какие суды следует обращаться и какие процедуры следует соблюдать. И в целом, если конкретный случай конкретно не рассматривается в законодательстве, закон все равно устанавливает общие принципы и обязывает договаривающиеся стороны вести себя разумно и справедливо в своих отношениях.

В данной статье рассматривается явление, заключающееся в том, что в строительной отрасли договоры общего права все чаще используются в юрисдикциях гражданского права. Под договорами общего права автор понимает договоры, в которых подробно оговариваются все процессуальные и иные вопросы, связанные с конкретным строительным проектом (желательно написанные на английском языке).

Эта статья говорит с голландской точки зрения. Что касается строительства, то голландское законодательство содержит набор положений, непосредственно касающихся заключения договоров, а также ряд положений, касающихся распределения работ (например, для архитекторов и инженеров). Оба предмета включены в книгу 7 Гражданского кодекса. Положения о заключении договоров приведены в 20 статьях (7:750–7:769).ГК РФ) и связанные с поручением работы в 14 статьях (7:400–7:413 ГК).


Все чаще в строительной отрасли договоры общего права используются в гражданско-правовых юрисдикциях


Юридические механизмы для заключения контрактов обеспечивают основные моменты того, что можно было бы ожидать от строительного проекта. Существуют договоренности, касающиеся цены, подлежащей уплате подрядчику, и решения нескольких распространенных ситуаций, например, как поступить с ориентировочной ценой или как поступить в ситуации, когда цена не была согласована. Закон обеспечивает базовую схему того, как реагировать на изменения, а также на обстоятельства, которые могут потребовать более высокой цены. Естественно, решается вопрос сдачи работ, а также ситуация, когда работа может рухнуть до сдачи. Дефекты в работах до и после доставки рассматриваются в равной степени, а также возможность расторжения контракта. И есть еще другие аранжировки. Дело в том, что в относительно ограниченном количестве статей о многом заботятся. Очень важно отметить, что эти положения являются лишь конкретными соглашениями о заключении контрактов, которые относятся ко всей базовой системе, определяющей, как следует обращаться с коммерческими контрактами. Эта система встроена в то, как коммерческие (и некоммерческие) стороны взаимодействуют друг с другом. Стороны знают, что всегда есть закон и основополагающие принципы голландской правовой системы справедливости и равноправного поведения.

Обсуждая юридические вопросы и проблемы в международном контексте, часто трудно понять, в чем проблема, только чтобы понять, что проблема решается в законодательстве в его собственной юрисдикции. Справедливости ради следует отметить, что такие законодательные решения могут основываться на общем подходе и могут не привести к наилучшему результату для конкретных договаривающихся сторон в конкретных ситуациях. Именно поэтому договаривающиеся стороны в значительной степени свободны отклоняться от таких решений и принимать собственные меры.

Вот тут-то и вступает в дело заключение договоров. Вполне работоспособный договор в соответствии с законодательством Нидерландов может состоять из 20–30 страниц, что далеко не соответствует сотням страниц, которые можно ожидать от договоров в стиле общего права. Простое объяснение этого состоит в том, что хороший договор в соответствии с законодательством Нидерландов должен определять конкретный выбор сторон, а все остальное оставлять на усмотрение уже существующей правовой системы.

Конечно, в международном контексте это может оказаться не такой уж удобной системой, поскольку большая часть, если не все законодательство Нидерландов написано на голландском языке. Хотя переводы Гражданского кодекса доступны в Интернете, перевод может не давать полного и правильного понимания основополагающих принципов и положений. Гражданский кодекс является лишь частью законодательства, которая может иметь отношение к договаривающимся сторонам. Кроме того, принципы контрактов, такие как проектирование, строительство, финансирование и техническое обслуживание (DBFM), строительство-эксплуатация-передача (BOT), строительство, владение, эксплуатация и передача (BOOT) и проектирование и строительство (D&C), как правило, происходят из корней общего права. По мере того, как росла популярность такой философии договоров, росло и использование довольно обширных договоров в стиле общего права. Таким образом, в наши дни многие строительные контракты в Нидерландах представляют собой либо простые контракты в стиле общего права, написанные на английском языке, либо (голландский) перевод таких контрактов.

Следствием этой тенденции является то, что контракты легче распознать на международном уровне и они кажутся более знакомыми сторонам из общего права. На мой взгляд, в этом есть и (значительный) недостаток.

Во-первых, существует языковой барьер. Описанные контракты часто составляются на английском языке лицами, для которых английский язык не является родным. Нередко используется много шаблонного текста, который затем копируется из одного проекта в другой. Неудивительно, что это не обязательно приводит к лучшим формулировкам контрактов. Кроме того, это может привести к довольно разным толкованиям одной и той же формулировки договора, поскольку понимание английских юридических терминов носителями языка может значительно отличаться от понимания не носителем языка.

Здесь возникает юридический барьер. Если формулировка договора не совсем ясна, может потребоваться толкование. Как правило, строительные контракты, касающиеся проектов в Нидерландах, заключаются в соответствии с законодательством Нидерландов. Это означает, что толкование договора в конечном итоге должно будет осуществляться с применением голландского законодательства и правовых принципов. Чтобы избежать такого толкования, составители контрактов, как правило, включают страницы с определениями и договорными формулировками. Как упоминалось выше, часто этот набросок копируется и повторно используется для других проектов, для которых он изначально не был написан, или используется вне контекста. Вместо первоначального стремления к ясности и полноте в результате могут получиться страницы с языком, который трудно читать и еще труднее понимать. Добавьте еще раз языковой барьер между неносителями языка и носителями языка, и может возникнуть потребность в устном переводе.

Это когда две правовые культуры (гражданское право и общее право) могут встретиться таким образом, который удивит договаривающиеся стороны. Односторонние договорные оговорки, предоставляющие либо работодателю, либо подрядчику предпочтительное положение, могут оказаться не обеспечивающими этой стороне того результата, к которому она стремилась. Простым примером может быть (очень распространенное) договорное требование о том, что любые приказы об изменениях могут быть изданы только в письменной форме. В соответствии с законодательством Нидерландов такое договорное положение может оказаться бесполезным для работодателя, если оно не применяется последовательно. Если подрядчик может показать, что работодатель обычно издавал устные приказы об изменении и также оплачивал такие заказы, впоследствии можно считать, что работодатель отказался от контрактного требования. Можно было бы подумать, что добавление к этому довольно простому требованию еще нескольких положений (например, заказ на внесение изменений инженером возможен только после письменного уведомления подрядчика в течение 14 дней после события, к которому они относятся) привело бы к лучшему результату, но может быть и наоборот. Аргументация голландского судьи или арбитра в соответствии с законодательством Нидерландов вполне может заключаться в том, что если работодатель явно уделяет много внимания в договоре процедурам приказа об изменении, но затем полностью не применяет такие процедуры, это только еще больше подчеркивает, что работодатель отказывается от своих прав в соответствии с законом. такие положения.

Как неоднократно заявлялось, автор может (да и то весьма скромно) говорить только о своей юрисдикции. В равной степени утверждается, что деноминация общего права / гражданского права не отражает основных различий между правовыми традициями и культурами внутри этих двух групп. Это довольно рискованное дело – пересекать границу путем включения договорных положений и механизмов, исходящих от «другой стороны». При использовании договоров в стиле гражданского права в контексте общего права «парашют» закона будет отсутствовать, и результат, вероятно, будет даже хуже, чем при использовании договоров в стиле общего права в контексте гражданского права. При использовании договоров в стиле общего права в контексте гражданского права важно осознавать, в какой степени закон может или будет иметь преимущественную силу в какой-то момент. И важно убедиться, что составление контрактов осуществляется таким образом, чтобы избежать двусмысленности. Копирование шаблонных формулировок из другой правовой системы на другом языке просто не помогает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.