Как написано в книге: Библия — что это? Содержание, какие есть переводы Библии

Иисус Навин 1:8 — Нав 1:8

Иисус Навин 1 глава » Иисус Навин 1:8 — углубленное изучение Библии, анализ текста.

Сравнение русских переводов, параллельные ссылки, текст с номерами Стронга.
Толкование отцов церкви.

НАМ НУЖНА ТВОЯ ПОМОЩЬ

сравнение ссылки стронг комментарии

Сравнение переводов: Иисус Навин 1:8 /

Нав 1:8

на русском RU белорусском BY украинском UA английском EN немецком DE фильтр

Фильтр: все NRT RBO BTI ERV WBTC MAC ELZS ELZM

Синодальный перевод SYN

Да не отходит сия книга закона от уст твоих; но поучайся в ней день и ночь, дабы в точности исполнять всё, что в ней написано: тогда ты будешь успешен в путях твоих и будешь поступать благоразумно.


Новый русский перевод NRT+

Пусть слова книги Закона всегда будут у тебя на устах; размышляй над ними день и ночь, чтобы в точности исполнять все, что написано.

Тогда ты будешь процветать и иметь успех.


Современный перевод РБО RBO-2015 +

Пусть слова из свитка Закона непрестанно будут у тебя на устах. Повторяй их днем и ночью, строго соблюдай и исполняй все, что написано в этом свитке, — и тебе будут сопутствовать удача и успех.


Под редакцией Кулаковых BTI

Слова из книги Закона пусть не сходят с уст твоих; размышляй о нем день и ночь, чтобы в точности исполнять всё записанное в нём. Тогда справишься со всем, за что ни возьмешься,12 и будешь действовать благоразумно и успешно.


Библейской Лиги ERV ERV

Всегда помни, что написано в этой книге Закона. Изучай её день и ночь, чтобы исполнять всё, что в ней написано. Поступая так, ты будешь мудр и преуспеешь во всех своих делах.


Cовременный перевод WBTC WBTC

Всегда помни, что написано в этой книге законов. Изучай её день и ночь, чтобы исполнять всё, что в ней написано. Поступая так, ты будешь мудр и преуспеешь во всех своих делах.


Макария Глухарева ВЗ MAC

Пусть не отходит сия книга закона от уст твоих; но учись по ней день и ночь, дабы в точности исполнять все, что в ней написано: ибо тогда ты будешь успешен в путях твоих, и тогда будешь поступать благоразумно.


Елизаветинская Библия ELZS

и҆ да не ѿстѹ́питъ кни́га зако́на сегѡ̀ ѿ ѹ҆́стъ твои́хъ, и҆ да поѹча́ешисѧ въ не́й де́нь и҆ но́щь, да ѹ҆разѹмѣ́еши твори́ти всѧ҄ пи҄саннаѧ: тогда̀ благоѹспѣ́еши и҆ и҆спра́виши пѹти҄ твоѧ҄, и҆ тогда̀ ѹ҆разѹмѣ́еши:


Елизаветинская на русском ELZM

и да не отступит книга закона сего от уст твоих, и да поучаешися в ней день и нощь, да уразумееши творити вся писанная: тогда благоуспееши и исправиши пути твоя, и тогда уразумееши:



Параллельные ссылки — Иисус Навин 1:8

1Тим 4:14-16; Кол 3:16; Втор 11:18; Втор 11:19; Втор 17:18; Втор 17:19; Втор 30:14; Втор 31:11; Втор 5:29; Втор 5:32; Втор 5:33; Втор 6:1-3; Втор 6:6-9; Еф 4:29; Ис 59:21; Иак 1:22-25; Ин 13:17; Ин 14:21; Нав 1:7; Лк 11:28; Мф 12:35; Мф 28:20; Мф 7:21; Мф 7:24; Притч 2:1-5; Притч 3:1; Пс 1:2; Пс 1:3; Пс 119:11; Пс 119:15; Пс 119:42; Пс 119:43; Пс 119:97; Пс 119:99; Пс 19:14; Пс 37:30; Пс 37:31; Пс 40:10; Откр 22:14.


В ссылках на псалмы могут быть ошибки, ввиду разночтения русской и английской нумераций. Заметили неточность — сообщите нам.

2007–2022,сделано с любовью для любящих и ищущих Бога. Если у вас есть вопросы или пожелания, то пишите нам: [email protected]

Наверх

Читать онлайн «Написано кровью моего сердца. Книга 1. Перипетии судьбы», Диана Гэблдон – ЛитРес

© Парахневич Е., Сафронова А., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Пролог

В сиянии вечности время не отбрасывает теней.

В Библии сказано: «Вещие сны старцам будут дарованы, и видения – юношам вашим»[1]. А что же снится пожилым женщинам?..

Нам снится наш долг. То, что необходимо делать.

Юным девам этого не дано: они слишком молоды, они спешат испить жизнь, пока та бьет бурным ключом.

Мы же должны беречь источник. Беречь то пламя, что сами некогда зажгли.

…А что вижу я? Все тот же сон, который преследует меня на протяжении долгих лет еще с молодости.

Что я снова стою на пороге войны, не зная ни страны, ни времени, ни пространства, – и мир мой ужался до размеров родного лица, залитого кровью.

Часть первая


Узы

Глава 1


Сто фунтов камней

16 июня 1778 года

Где-то в лесу между Филадельфией и Валли-Фордж

Держа камень, Йен Мюррей разглядывал выбранный клочок земли: на крохотной полянке, усеянной мшистыми булыжниками, в стороне от людных троп, под сенью пихт, у самого подножия высокого красного кедра. Здесь не будет случайных прохожих, однако, если знать дорогу, место сыскать легко. Надо ведь будет привезти сюда остальных… свою семью.

Сперва Фергуса. Да, Фергуса прежде всего. Дженни Мюррей его вырастила, другой матери он не знал. Фергус очень ее любил. Может, даже сильнее родного сына…

От этой мысли Йену стало еще горше. Именно Фергус был рядом с матушкой в Лаллиброхе, заботился и о ней, и о поместье, в то время как сам Йен предпочел странствия.

Сглотнув комок, он пристроил камешек на вершину пирамиды и отступил на шаг, недовольно качая головой.

Нет, пирамид должно быть две. Для мамы и для дядюшки Джейми. Они ведь были братом и сестрой, поэтому и оплакивать их надлежит обоих. Пусть сюда приходят и другие, чтобы почтить их память. Джейми Фрэзера многие знали и любили… не то что никому не известную Дженни Мюррей.

При мысли о матери, лежащей в могиле, сердце полоснуло ножом – а потом Йен вспомнил, что у нее и могилы-то нет, и грудь пронзило еще больнее. Перед глазами так и стояло, как они тонут, уходят под воду, но цепляются друг за друга в тщетной надежде спастись…

– Dhia![2] – рявкнул он, яростно отбрасывая камень – и тут же подбирая другой.

По лицу, смешиваясь с потом, текли слезы. Йен их не стыдился, лишь изредка утирал нос рукавом. Вокруг головы он повязал свернутый жгутом платок, чтобы уберечь глаза от едких капель пота, потому что изрядно взмок, пока таскал камни для двух надгробий.

Отцу они с братьями еще до его смерти возвели высокий курган на кладбище Лаллиброха и увенчали плитой, на которой высекли его имя – полностью, хоть это и обошлось в целое состояние. Потом, на похоронах, каждый член семьи, вплоть до слуг, в знак памяти добавил еще по камешку от себя.

Итак, сперва Йен приведет сюда Фергуса, потом… Хотя нет, о чем он только думает?! Первым делом надо привести тетушку Клэр! Пусть она не шотландка по рождению, но тетушка знает их обычаи и, может, хоть немного утешится, увидев могилу любимого супруга. Да, все верно: сперва тетушку Клэр, потом Фергуса. Фергус ведь приходится дядюшке Джейми приемным сыном, так что у него есть право побывать здесь в числе первых. Потом, наверное, Марсали и детей. Правда, Жермен достаточно взрослый, чтобы прийти вместе с Фергусом… Ему уже десять, пора относиться к мальчику как к мужчине. Да и дядюшке Джейми он приходился внуком. Да, так будет правильно.

Йен выпрямился и, тяжело дыша, смахнул с лица пот. Над ухом надоедливо жужжала мошка, но он, раздевшись до набедренной повязки, натерся медвежьим жиром с мятой по обычаю могавков, и насекомые его не трогали.

– Береги их, о дух великого кедра, – сказал он на мохоке, глядя в густую пахучую крону. – Пусть души их будут столь же светлы, как и твоя листва.

Перекрестившись, Йен принялся разгребать лежалые листья. Надо бы добавить в пирамиды еще камней, вдруг животные раскидают. В голове царил сумбур, перед глазами то и дело проносились лица родных и обитателей Риджа… Господи, вернется ли он когда-нибудь в те края?.. А Брианна? Ох, господи, Брианна…

Закусив губу, Йен ощутил на языке терпкий привкус соли. Брианна цела и невредима, она с Роджером Маком и детьми… Хотя, черт побери, как сейчас пригодился бы ее совет. И ее, и Роджера Мака.

К кому теперь обратиться за помощью, за подсказкой?

Тут Йен вспомнил о Рэйчел, и тяжесть в груди ослабла. Да, у него есть Рэйчел. Пусть она совсем молоденькая, ей всего-то девятнадцать, и она квакер, а значит, имеет очень странное представление о некоторых вещах, – и все же Рэйчел дает ему почву под ногами. Йен мечтал, чтобы она осталась с ним… даже после того, как он перед ней исповедуется. Камень на сердце опять потяжелел.

В голове невольно снова всплыл образ кузины. Высокой, длинноносой, крепкой, совсем как ее отец… а вместе с Брианной явился и ее сводный братец. Уильям, черт бы его побрал! Что с ним-то теперь делать? Вряд ли он знает правду: что Джейми Фрэзер – его отец. И как теперь Йену быть? Взять на себя ответственность и самому все рассказать парню? Привести его сюда и объяснить, кого именно он потерял?

Должно быть, Йен застонал вслух, потому что Ролло тревожно вскинул голову.

– Я все равно не знаю, с чего начать, – пожаловался ему Йен. – С Уильямом разберемся как-нибудь потом, хорошо?

Ролло встряхнулся всей мохнатой тушей, отгоняя мух, опустил голову на лапы и сонно притих.

Йен же с утроенными силами взялся за дело в надежде, что тяжкие мысли уйдут вместе со слезами и потом. Остановился, лишь когда заходящее солнце вызолотило вершины каменных пирамид. Однако ощущал он при этом не покой, а лишь бесконечную усталость. Две пирамиды рядышком выросли до колен: небольшие, но крепкие.

Йен замер, ни о чем не думая, просто вслушиваясь в суетливую возню птиц и шепот ветра в кронах деревьев. Затем выдохнул и присел на корточки, погладив макушку одного из надгробий.

– Tha gaol agam oirbh, a Mhàthair, – тихо сказал он.

Моя любовь навеки с тобой, мама.

Закрыв глаза, он положил руку на другую груду камней. Перемазанные в глине пальцы, казалось, могли пробраться прямиком под землю.

Йен застыл, не дыша, потом открыл глаза:

– Прошу, помоги, дядюшка. Боюсь, одному мне не справиться…

Глава 2


Чертов ублюдок

Уильям Рэнсом, девятый граф Элсмир, виконт Эшнесс, барон Дервент продирался сквозь толпу на Маркет-стрит, не обращая внимания на гневные вопли тех, кого он отпихивал локтями.

Уильям не знал, куда идет и что будет там делать. Знал лишь, что если вдруг остановится, то бомбой рванет на месте.

Голова кипела. Все тело тряслось. Рука пульсировала от боли – должно быть, кости сломал… хотя плевать. Сердце рвалось из груди. Ноги… Ноги, черт возьми, так и чесались кого-нибудь пнуть. Уильям саданул по первому же попавшемуся булыжнику, пинком отправляя его в стаю гусей, а те гневно зашипели и бросились к нему, больно хлопая тяжелыми крыльями.

Во все стороны полетели перья и гусиный помет, прохожие испуганно бросились врассыпную.

– Ублюдок! – завопила пастушка, огрев Уильяма посохом. – Чтоб тебя черти взяли, грязный ты ублюдок!

Остальные подхватили ее вопли. Уильям поспешил укрыться от гусиного гогота и яростных криков в ближайшем проулке.

Потирая звенящее от удара ухо, он зашагал между зданиями. В голове все громче гремело одно лишь слово.

Ублюдок.

– Ублюдок, – сказал он вслух и заорал во всю глотку, заколошматив ладонями по кирпичной стене: – Ублюдок, ублюдок, ублюдок!

– И кто здесь ублюдок? – полюбопытствовал некто у него за спиной.

Обернувшись, Уильям увидел молодую женщину, которая рассматривала его с головы до ног, не скрывая интереса. От ее цепкого взгляда не ускользнули ни тяжело ходящая грудь, ни пятна крови на обшлагах мундира, ни ошметки гусиного помета на штанах. Уделив должное серебряным пряжкам на ботинках, женщина наконец посмотрела ему в лицо.

– Я, – хрипло и горько сообщил Уильям.

– Неужели?..

Она шагнула из дверного проема и встала прямо перед ним. Женщина была довольно высокой, с парой крепких налитых грудок, которые отчетливо прорисовывались под тонким муслином нарядного платья, потому что корсета она не носила. И чепчика тоже – кудри свободно рассыпались по плечам.

Продажная девка.

– Ублюдки мне нравятся… – Она словно мимоходом погладила его по руке. – И какой же ты? Злой? Или порочный?

– Несчастный, – мрачно сообщил Уильям.

Она захохотала, и он нахмурился. Женщина заметила его недовольство, но так легко сдаваться не собиралась.

– Идем. – Она взяла его за руку. – Кажется, тебе не помешает выпить.

Он заметил беглый взгляд на разбитые костяшки его пальцев. Женщина прикусила нижнюю губу мелкими белыми зубками, но не отступила, – и Уильям невольно шагнул за ней в темный проем.

 

«Да и какая разница? – устало подумал он.  – Какая теперь, к черту, разница?»

Глава 3


В которой женщины, как всегда, разгребают последствия

Филадельфия, Честнат-стрит, дом 17

Резиденция лорда и леди Джон Грей

После внезапного бегства Уильяма дом выглядел так, будто в него ударила молния. Да и сама я словно чудом уцелела в грозу: все волоски на теле стояли дыбом, искря от напряжения.

Дженни Мюррей объявилась на пороге сразу же, как только исчез Уильям, – и хотя ее появление потрясло меня куда менее прочих сегодняшних событий, я все равно лишилась дара речи. Разинув рот, я глядела на бывшую невестку… хотя почему бывшую, если Джейми все еще был живой? Живой!

Я обнимала его каких-то десять минут назад, и теперь воспоминание об этом пробило раскатом грома. Кажется, я улыбалась во весь рот, словно дурочка, несмотря на царивший вокруг хаос, неподобающее поведение Уильяма (если эту дикую вспышку гнева вообще можно так назвать), тревогу за Джейми и некоторые опасения из-за того, что могут сказать Дженни или миссис Фигг, экономка и повариха лорда Джона.

Та – круглая и глянцевито-черная – имела обыкновение беззвучно появляться из ниоткуда, словно выкатываясь на колесиках.

– Что тут творится?! – рявкнула она, внезапно возникая за спиной Дженни.

– Матерь Божья! – развернулась та, прижимая к груди руку. – Ради всего святого, вы еще кто такая?!

– Это миссис Фигг, – сказала я, чувствуя странное желание рассмеяться, несмотря на недавние события (а может благодаря им?). – Повариха лорда Джона Грея. Миссис Фигг, это миссис Мюррей. Моя… э-э-э…

– Твоя невестка, – заявила Дженни и вопросительно приподняла темную бровь. – Так ведь?

Она глядела на меня столь прямо и открыто, что мне расхотелось смеяться, а к глазам подступили слезы. Кто бы мог подумать, что именно Дженни первой предложит перемирие? Глубоко вздохнув, я протянула ей руку.

– Да, конечно.

В Шотландии мы расстались не лучшим образом, но Дженни мне нравилась, и я хотела бы наладить наши отношения.

Ее тонкие пальцы сплелись с моими, сжали их – и все стало просто. Не нужны были никакие слова прощения. Дженни, в отличие от брата, никогда не скрывала своих мыслей. Все, что она думала или чувствовала, тут же отражалось в ее глазах с таким же кошачьим разрезом, как и у Джейми. Теперь она знала обо мне всю правду, знала, что я люблю – всегда буду любить – ее брата всем сердцем и душой…

Даже невзирая на некоторые сложности с моим нынешним семейным положением.

Она вздохнула, на мгновение зажмурившись, потом открыла глаза и улыбнулась, хотя губы у нее чуть заметно подрагивали.

– Что ж, ясно, – только и сказала миссис Фигг.

Прищурившись, она медленно обернулась вокруг себя, озирая панораму разрушений. Перила вверху лестницы были выломаны, на стенах темнели дыры и кровавые пятна, отмечавшие путь Уильяма вниз. По полу рассыпались осколки хрустальной люстры, поблескивая в ярком свете, льющемся в дверной проем. Сама дверь пьяно болталась на одной петле.

– Вот так merde[3], – пробормотала миссис Фигг и внезапно уставилась на меня, щуря черные бусины глаз.  – А его светлость где?

– О… – только и выговорила я. Кажется, объяснить это будет непросто. Многие недолюбливали Джона Грея, однако миссис Фигг была привязана к нему всей душой. И она не обрадуется, узнав, что его похитили, причем не кто иной, как…

– Если уж на то пошло, где мой брат? – вмешалась Дженни, оглядывая комнату, словно ожидая, что Джейми прячется где-то за диваном.

– Э… – выдавила я. – Хм… Ну…

Объяснить будет очень и очень непросто. Потому что…

– И где мой малыш Уильям? – перебила ее миссис Фигг, принюхиваясь. – Он был здесь только что, я чувствую запах его одеколона.

Она неодобрительно поддела ногой кусочек штукатурки.

Я набрала полную грудь воздуха и призвала на помощь остатки самообладания.

– Миссис Фигг, вас не затруднит сделать нам по чашечке чаю?

* * *

Мы устроились в гостиной, а миссис Фигг то и дело сновала в кухню, присматривая за черепаховым супом.

– Вы же не хотите, чтобы я его подпалила? – приговаривала она, ставя перед нами чайник в желтом чехле.  – Тем более с таким количеством хереса, совсем как любит его светлость. Почти целая бутыль ушла – это ж будет пустой перевод прекрасного напитка!

У меня екнуло сердце. С черепаховым супом и хересом в моем сознании связаны стойкие ассоциации: Джейми в лихорадочном бреду и корабельная качка в такт страстному соитию. Развратные мысли никоим образом не вязались с серьезностью предстоящего разговора. Я потерла лоб, пытаясь развеять туман в голове. Казалось, воздух в доме все еще потрескивает, как при грозе.

– Херес был бы весьма кстати, – сказала я. – Или, может, любое другое вино на ваш выбор, миссис Фигг.

Она присмотрелась ко мне, кивнула и выудила из буфета графин.

– Бренди куда лучше.

Дженни взглянула на меня так же задумчиво – и от души плеснула бренди сперва в мою чашку, потом себе.

– На всякий случай, – заявила она, приподнимая бровь, и мы дружно пригубили чай.

Наверное, мне не помешало бы выпить чего покрепче, чтобы успокоить расшалившиеся нервы, – например, лауданум или пару глотков чистейшего виски, но и душистый чай, щедро сдобренный бренди, приятно согревал изнутри.

Дженни опустила чашку и выжидающе на меня уставилась.

– Итак… Нам предстоит разгребать последствия?

– Да, пожалуй.

Глубоко вздохнув, я вкратце поведала о событиях минувшего утра.

Дженни моргнула раз, другой и покачала головой, словно пытаясь выбросить из нее услышанное.

– Итак, Джейми сбежал с твоим лордом Джоном, за ними гонятся британские солдаты; тот высокий парнишка, который едва не сбил меня с ног, это сын Джейми… Хотя конечно же, только слепой не догадался бы… Ах да, еще весь город наводнен англичанами. Я ничего не пропустила?

– И вовсе он не мой лорд Джон, – пробурчала я. – Но это к слову… Я так понимаю, Джейми рассказывал тебе про Уильяма, верно?

– Да, рассказывал… – Она усмехнулась над чашкой. – И я за него очень рада. Но что стряслось с парнишкой? Выглядел он так, будто перешел дорогу медведю.

– Что вы сказали?! – резко воскликнула только что вошедшая миссис Фигг. Она со звоном опустила поднос, и серебряный молочник с сахарницей громыхнули, словно пара кастаньет.  – Чей он сын?!

Я сделала большой глоток крепкого чаю. Миссис Фигг знала лишь, что я была замужем за Джейми Фрэзером (и вроде как овдовела). На этом все.

– Он… Хм. – Я откашлялась, чтобы хоть на секунду перевести дух. – Э‐э‐э… того высокого джентльмена с рыжими волосами, который был здесь только что. Вы же его видели?

– Видела, – медленно кивнула миссис Фигг, не спуская с меня глаз.

– Хорошо его разглядели?

– Лицо я не рассматривала, но вот задницу оценила, когда он, спросив, где вас найти, промчался мимо по лестнице.

– Должно быть, с той стороны сходство не столь явное. – Я снова глотнула чаю. – В общем… этот джентльмен – Джеймс Фрэзер. Мой… хм… мой…

«Первый муж» не совсем точно, «последний» – тем более. Не «очередным» же его называть… Я решила зайти с другой стороны.

– Мой муж. И… он отец Уильяма.

Миссис Фигг беззвучно разинула рот. Попятилась и осела на мягкий пуфик.

– Уильям знает? – спросила она после минутного замешательства.

– Теперь да.

Я красноречиво указала рукой на разруху в прихожей, отчетливо видимую даже из гостиной, где мы сидели.

– Вот merde!.. Я хотела сказать, смилуйся над нами, Агнец Божий.

Второй супруг миссис Фигг был проповедником, и она старалась его не срамить, но порой прорывалось наследие первого мужа – французского картежника.

Она хищно уставилась на меня:

– А вы его мать?

Я поперхнулась чаем и кое-как вытерла салфеткой губы.

– Нет. Все не так плохо.

В реальности дела обстояли хуже некуда, но я не собиралась делиться ни с невесткой, ни тем более с экономкой всеми подробностями происхождения на свет бедного парнишки. Джейми наверняка рассказывал сестре о матери Уильяма, хотя вряд ли признался, что Женева затащила его в постель силком, угрожая расправой с близкими. Ни один мужчина в здравом уме и рассудке не скажет, будто его шантажировала восемнадцатилетняя девочка.

– Лорд Джон стал опекуном Уильяма, когда умер его дед. Примерно в то же время лорд Джон женился на леди Исобель, тетушке Уильяма. Именно она и воспитывала мальчика после смерти его матери. По сути, они с лордом Джоном заменили Уильяму родителей. Исобель умерла, когда ему было лет одиннадцать.

Миссис Фигг выслушала мои объяснения, но от главной темы отвлекаться не спешила.

– Джеймс Фрэзер… – сказала она, складывая руки на коленях и осуждающе глядя на Дженни. – Как так вышло, что он жив? Говорили ведь, он утонул. – Она перевела взгляд на меня. – Я думала, его светлость сам утопится в гавани, когда ему сказали.

Я зажмурилась, невольно содрогнувшись, – при одной этой мысли накатывал ледяной ужас. Даже зная, что Джейми жив, до сих пор чувствуя на себе его руки, я все равно испытывала мучительную боль недавней потери.

– Что ж, кажется, я сумею просветить вас хотя бы в этом вопросе. – Дженни, опуская кусочек сахара в свою чашку, кивнула миссис Фигг. – Мы… то есть я и мой брат, оплатили проезд из Бреста на судне под названием «Эвтерпа». Однако этот бессердечный воришка, капитан, уплыл без нас. И, увы, его ждала незавидная участь… – мрачно добавила она.

Да уж, и впрямь незавидная… «Эвтерпа» затонула в Атлантике со всем экипажем. По крайней мере, так сообщили мне и лорду Джону.

– Джейми нашел другой корабль, но тот доставил нас только до Вирджинии, а оттуда пришлось ехать через все побережье. Где на повозке, где на лодке, стараясь, ко всему прочему, не попадаться солдатам на глаза. Кстати, те иголочки, что ты дала Джейми против морской болезни, сотворили настоящее чудо! Он показывал мне, как их правильно ставить. Вчера вечером мы наконец прибыли в Филадельфию, но до типографии Фергуса пришлось пробираться тайком, как паре воришек. Господи, мне раз десять казалось, что меня вот-вот от ужаса удар хватит!

Дженни улыбнулась. Надо же, она стала совсем другой. На лице все еще лежит тень печали, к тому же за время странствий невестка сильно исхудала, но страшная тяжесть, давившая на нее последние дни мучительной кончины ее мужа, вдруг исчезла. На щеках снова заиграл румянец, в глазах вспыхнул огонек. Такой я не видела ее уже лет тридцать. Кажется, Дженни обрела покой – и я была этому безмерно рада.

– …Так что Джейми добрался до черного хода, но нам никто не открыл, хотя мы видели за ставнями свет. Он снова постучал, как-то по-особому…

Она выбила костяшками по столу ритм – бамп-ба-да-бамп-ба-да-бамп-бамп-бамп, – и у меня перевернулось сердце: я узнала мелодию из «Одинокого рейнджера», которой научила его Брианна.

– Через минуту какая-то женщина крикнула: «Кто там?» А Джейми на гэльском ответил: «Твой отец, дочка, и он изрядно промок и оголодал». Дождь весь день лил как из ведра, и мы оба вымокли до нитки.

Дженни расправила плечи, явно наслаждаясь ролью рассказчицы.

– Тогда дверь самую малость приоткрывается, а за ней стоит Марсали с пистолетом наперевес. А рядом с ней – две дочки: свирепые, как ангелы смерти, у каждой по полену – так и готовы забить незадачливого воришку до полусмерти. Тут они видят Джейми и все трое визжат как сумасшедшие. Хватают его, затаскивают в дом, что-то вопят, радуются, спрашивают, не призрак ли он, почему не утонул… Мы только тогда и узнали, что «Эвтерпа» ушла на дно.  – Дженни перекрестилась. – Упокой Господь их несчастные души.

Я тоже перекрестилась под пристальным взглядом миссис Фигг – она и не знала, что я католичка.

– Я, конечно, тоже зашла вслед за ними, – продолжала Дженни. – Но там все мечутся, кричат, ищут сухую одежду, греют поскорее воду, а я стою и оглядываюсь – никогда ведь прежде не бывала в типографии. Там так странно пахнет бумагой и чернилами. Я аж засмотрелась и вдруг чувствую, как меня кто-то дергает за юбку. Опускаю голову – а там вот такой крошка глядит на меня и спрашивает: «Мадам, а вы кто? Хотите сидру?»

– Анри-Кристиан, – пробормотала я, с улыбкой вспоминая младшего сына Марсали.

Дженни кивнула.

– Вот я и говорю: «Я твоя бабушка Дженни», – а он глаза как распахнет, потом завизжал и кинулся мне на руки. Я от неожиданности даже упала, хорошо, сзади кушетка стояла. У меня теперь на заднице синяк размером с руку, – добавила она полушепотом.

 

Я украдкой перевела дух. Дженни, конечно же, знала, что Анри-Кристиан родился карликом: но все-таки одно дело – знать умом, и совсем другое – принять сердцем. Судя по всему, последнее ей тоже удалось.

Миссис Фигг с интересом прислушивалась к ее рассказу, но любопытствовать не спешила. При упоминании типографии она, однако, встрепенулась.

– Эти люди… Марсали – она же ваша дочь, да, мадам?

Я понимала, к чему она клонит. Весь город, оккупированный британцами, знал, что Джейми Фрэзер – мятежник; значит, и я тоже. Собственно, поэтому Джон и поспешил со свадьбой: потому что мне грозил арест. Да и в типографии нынче работать опасно: у властей неизбежно вставал вопрос, что за литература там печатается?

– Нет, ее муж – приемный сын моего брата, – пояснила Дженни. – Но я растила Фергуса с ранних лет, так что по нашим традициям он приходится приемным сыном и мне.

Миссис Фигг моргнула. До этого момента она еще старалась держать лицо, но теперь затрясла головой так, что заколыхались розовые ленты чепчика.

– Ну и куда, черт возьми… Я хотела сказать, куда, ради всего святого, ваш брат утащил его светлость?! В ту самую типографию?

Мы с Дженни обменялись взглядами.

– Вряд ли, – ответила я. – Скорее, он отправился куда-нибудь за город, а Джон… простите, его светлость будет заложником на тот случай, если им вдруг повстречаются солдаты. Думаю, Джейми его отпустит, как только они отъедут подальше от Филадельфии.

Миссис Фигг неодобрительно хмыкнула.

– А может, отправится прямиком в Валли-Фордж и передаст его мятежникам.

– Ох не думаю, – примиряюще вставила Дженни. – Зачем он им сдался, в конце концов?

Миссис Фигг удивленно вытаращила глаза – она-то почитала его светлость персоной воистину бесценной, – но затем, все-таки смирившись, поджала губы.

– Он ведь даже мундир не надел, да, мадам? – уточнила она, хмуря лоб.

Я покачала головой. Джон не вернулся к воинской службе. Он был дипломатом и, хотя формально все еще считался подполковником в полку его брата, мундир надевал лишь на торжественные мероприятия. В общем, будучи в штатском, для солдат Вашингтона он вообще не представлял никакой ценности.

К тому же Джейми никак не мог уехать в Валли-Фордж. В этом я была абсолютно уверена. Он вот-вот вернется. Сюда. За мной!

В животе потеплело, и волна жара распространилась по всему телу, заставляя смущенно спрятать нос в чашку с чаем.

Живой! Я баюкала это слово в самом сердце. Джейми живой. Как я ни радовалась встрече с невесткой – и особенно тому, что она протянула оливковую ветвь мира, – но более всего мне хотелось подняться в спальню, закрыть дверь и прислониться к стене, вновь переживая секунды, когда Джейми вошел в комнату, обнял меня и прижал к себе, осыпая поцелуями, – такой теплый, твердый, настоящий, что не будь опоры, я не устояла бы на ногах.

«Живой», – повторила я тихо про себя. Он живой.

А все остальное не важно.

Хотя интересно, что он и впрямь сделает с Джоном?

Требуйте все, что Бог написал в вашей книге на небесах! — Destiny Image

Любой, кто следовал учению о Небесных Дворах, должен признать важность «Книг Судьбы» в Дворах. На небесах есть настоящие книги/свитки, в которых провозглашается цель нашего существования на земле. Псалтирь 139:16 раскрывает понимание этого Давидом.

Твои глаза видели мою субстанцию, еще не сформированную. И в Твоей книге все они записаны, Дни, созданные для меня, Когда еще не было ни одного из них. Дэвид заявляет, что на небесах есть книга, в которой говорится не только о его внешности, но и о его судьбе и цели в жизни. Это довольно интересное писание. До появления книги Бог видел нашу субстанцию. Наши книги берут начало через Бога , видящего нечто еще не существовавшее до того, как оно существовало. Наша судьба и цель начались с пророческой природы Бога как провидца. Бог видел, как мы функционируем в земном царстве до того, как оно появилось естественным образом. Затем он написал в книге две вещи, связанные с нашей функцией. Он первый написал мою сущность. Я считаю, что это связано с нашей ДНК — что делает нас уникальными и такими, какие мы есть как личности. Это связано с нашими желаниями и тем, к чему мы тяготеем. Это связано с нашими дарами и способностями. Это связано с тем, в чем мы хороши и в чем мы не хороши. Все это совпадает с судьбой и целью, для которой мы были созданы. Поэтому один из лучших способов различить, что находится в вашей книге, — это взглянуть на свои желания. Кроме того, вам следует обратить внимание на свои дары и способности. Они будут ключом к тому, для чего вы были созданы. Эти вещи индивидуальны для каждого. Бог увидел эти дары и записал их в книгу, которая затем предопределила нас. Некоторые люди сходят с ума по поводу предопределения. Это просто означает, что у Бога есть продуманный план для нашей жизни. Мы не обязаны соглашаться с этим планом. Тем не менее, мы больше всего удовлетворены, когда наша мощь и усилия совпадают с Его планом для нас. Ефесянам 1:11 говорит нам, что у нас есть наследство, связанное с нашим предопределенным состоянием.

В Нем и мы получили наследство, будучи предопределены по изволению Того, Кто производит все по изволению Своей воли. То, что написано в наших книгах, соответствует Его замыслу. Это означает, что Бог не может осуществить Свою цель на земле без того, чтобы Его народ не достиг своей судьбы. Вот почему дьявол борется против нас, чтобы он мог постичь наши судьбы. Мы также видим Ефесянам 2:10, рассказывающую нам о продуманном плане Бога.

Ибо мы Его творение, созданные во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предуготовил, чтобы мы ходили в них. Обратите внимание, что есть вещи, в которых мы должны ходить, которые были подготовлены заранее. Это относится к нашей книге/свитку судьбы на небесах. Когда нас называют Его творением, это греческий термин «poiema», означающий что-то сделанное. Это также может относиться к произведению искусства. Само греческое слово — это слово, из которого мы получаем стихотворений в нашем английском языке. Бог работает в нас, чтобы наши желания отражали то, что написано в наших книгах/свитках. Стихотворение должно быть прочитано в ритме, чтобы получить полный эффект. Когда мы шагнем в нашу судьбу, мы обнаружим ритм Духа, с которым мы синхронизируемся. В Евангелии от Матфея 11:28–30 (из перевода Послания) делается несколько важных утверждений об обнаружении этого ритма.

Вы устали? Изношенный? Выгорел на религии? Иди ко мне. Уйди со мной, и ты восстановишь свою жизнь. Я покажу вам, как по-настоящему отдохнуть. Иди со мной и работай со мной — смотри, как я это делаю. Изучите непринужденные ритмы благодати. Я не буду возлагать на вас ничего тяжелого или неудобного. Держись со мной за компанию, и ты научишься жить свободно и легко. Открытие непринужденных ритмов благодати пробуждает нас к тому, чтобы быть Его творением. Мы начинаем понимать, как мы были созданы и для чего мы были созданы. Борьба и разочарование жизни могут прекратиться. Мы начинаем попадать в ритм своей судьбы. Я помню, как несколько лет назад я пророчествовал, что Бог хочет «вырвать нас из рутины жизни и поместить в ритм». Что я понял, так это то, что очень многие живут в стремлении. Они просто «раскручивают» его. Однако Бог хочет, чтобы мы жили в Его «канавке» или нише. Он желает, чтобы мы были там, где жизнь легка и наше бремя легко. Даже когда я пишу это, я чувствую страстное желание Господа привести нас в это место, для которого мы были созданы, и Он видел нас до того, как началось время. Второе, что написано в нашей книге судьбы, — это продолжительность нашей жизни и то, что мы должны выполнить. Нам говорят дней были вылеплены для нас, прежде чем не было ни одного из них. Опять же, как я уже говорил ранее, мне кажется интересным, что здесь не говорится о неделях, месяцах или годах. Там написано дней , или подробности и особенности нашей жизни. Бог не только отвечает за общую картину, но также помогает нам в нашей повседневной жизни исполнять то, что написано в наших книгах. Каждый день мы должны подчинять свою жизнь Его целям. Может быть день , который переместит нас в ту часть нашей судьбы, которая, если ее упустить, может привести к катастрофе. Я думаю, именно поэтому псалмопевец в Псалмах 118:22–24 говорил о дне, сотворенном Господом. Камень, отвергнутый строителями, Стал краеугольным камнем. Это было делом Господа; В наших глазах это прекрасно. Это день, который сотворил Господь; Мы будем радоваться и радоваться этому.

День, когда Иисус, Отверженный, был провозглашен и поставлен краеугольным камнем, был днем, сотворенным Господом. Другими словами, для этого было назначено время. Тот день изменил будущее земли и всех ее обитателей. У Бога также есть дни, которые Он создал для вас. Эти дни — стратегическое время, когда вы переключаетесь на все, что было написано в вашей книге. Эти дни нельзя пропустить. Это моменты «кайрос» Бога. Луки 19:43–44 показывает, как Иисус говорит народу Израиля, что должно произойти, потому что они пропустили это время «кайрос».

Ибо придут на тебя дни, когда враги твои воздвигнут вокруг тебя вал, окружат тебя и окружат тебя со всех сторон, и сравняют с землей тебя и детей твоих в тебе; и они не оставят в тебе камня на камне, потому что ты не знал времени посещения твоего. Слово «время» — это греческое слово «кайрос», и оно означает случай, набор или надлежащее время. Обычно мы думаем о моменте «кайрос» как о времени, которое предопределил Бог. В это время вы испытываете прорыв или будущее, для которого вы были предназначены. Израильский народ, не признав Иисуса Мессией, упустил время своего посещения. Результатом стало будущее, которое Бог никогда не предназначил для них. Поскольку они не поверили откровению о том, кто такой Иисус, они потеряли то, что Бог предназначил для них. Иисус оплакивал их из-за этого. Мы тоже можем упустить то, для чего мы были созданы и что написано в наших книгах, если мы не примем тот день, который был создан для нас еще до начала времени. Давайте будем чувствительны к Святому Духу, чтобы никогда не попасть в эту ловушку.

Также дней, вылепленных для нас , говорят о продолжительности нашего времени на земле. Это также говорит о цели и судьбе, связанных с теми днями. Бог определил продолжительность нашей жизни, чтобы мы могли исполнить все, что написано в нашей книге. Наша работа заключается в том, чтобы обнаружить то, что есть в нашей книге, и воплотить ее в жизнь. Я верю, что, когда мы предстанем перед Господом, нас будут судить по тому, насколько мы выполнили нашу книгу. Библия учит, что каждый из нас предстанет перед судилищем Христа и даст отчет о своей жизни (2 Коринфянам 5:10). Это суждение будет основано не на том, делали ли мы добрые дела, а на том, делали ли мы «Бог» в своей жизни. Выполнили ли мы то, что было предписано нам в нашей книге? В 1 Коринфянам 3:11–15 говорится о судном дне.

Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос. Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы, каждого дело обнаружится; ибо День объявит это, потому что это откроется огнем; и огонь испытает дело каждого, каково оно есть. Если у кого дело, которое он построил на нем, устоит, тот получит награду. Если чье дело сгорит, тот потерпит урон; но сам спасется, но так, как бы из огня. Мы должны убедиться, что наши работы сделаны из золота, серебра и драгоценных камней, чтобы они сохранились в огне Его суда. Дерево, сено и солома не обязательно являются «злыми» делами. Они могут быть хорошими вещами, но не тем, что написано в нашей книге. Господь вознаградит только то, что написано в нашей книге. Давайте же откроем для себя все, что есть в нашей книге, и начнем со страстью воплощать ее в жизнь. Я хочу, чтобы моя жизнь считалась Царством Божьим и была частью наблюдения за исполнением Его замысла на земле. Дан. 7:10 показывает нам связь между Книгами Судеб на небесах и Небесными Дворами.

Огненный поток вышел И выступил перед Ним. Тысячи тысяч служили Ему; Десять тысяч раз по десять тысяч стояли перед Ним. Заседал суд, И книги раскрывались. Обратите внимание на то, что Суд уже заседал, а книги были открыты. Причина этого двояка. Во-первых, случаи, которые будут представлены, будут взяты из книг. Во-вторых, потребуется работа зала суда, чтобы полностью раскрыть то, что написано в книгах. Это потому, что сатана использует юридические вещи, чтобы помешать нам получить все, что предназначено для нас. Мы должны знать, как представить наше дело в Судах из Книг Судьбы на небесах. Мы должны научиться бороться за то, для чего мы были созданы в Судах! Это произошло с Петром в Священных Писаниях. В Луки 22:31–32 мы видим стратегии дьявола, направленные на то, чтобы остановить влияние Петра.

И сказал Господь: «Симон, Симон! Воистину, сатана просил вас, чтобы просеять вас, как пшеницу. Но я молился за вас, чтобы вера ваша не оскудела; и когда вы вернетесь ко Мне, укрепите своих братьев». Слово «спрашивал» — это греческое слово «exaiteomai», и оно означает требовать судебного разбирательства. У сатаны было понимание цели Бога, записанной в книге Петра. Он знал, что если это не будет нарушено, Петр повлияет на мир силами Царства Божьего. Его стратегия помешать этому заключалась в том, чтобы привлечь Петра к суду. Сатана потребовал свидания в суде, чтобы обвинить Петра и возбудить дело против Петра. Он добивался законного права съесть Петра и то, что было написано в его книге. Мы знаем, что Иисус встал на защиту Петра и обеспечил судьбу, назначенную Петру небесами.

Чтобы не снимать с себя ответственность делать то же самое для других и для себя, мы должны понимать, что Иисус делал это как человек, а не как Бог. Когда Иисус ходил по земле, Он никогда ничего не делал как Бог, а только как человек, наполненный Богом. Послание к Филиппийцам 2:5–8 говорит нам, что Иисус не прикасался к Своим божественным способностям, живя на земле, хотя и был Богом. Он жил полностью как человек.

Да будет в тебе тот ум, который был и во Христе Иисусе,  который, будучи в образе Божием, не почел грабежом равного Богу, но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, и приходящие в образе человеческом. И явившись по виду как человек, Он смирил Себя и был послушен даже до смерти, и смерти крестной. Иисус должен был жить полной жизнью, чтобы искупить нас. Человек, Адам, потерял творение, и человек, Иисус, должен был вернуть его. Если бы Иисус когда-либо коснулся Своего Божества во время Своего пребывания на земле, Его право быть Спасителем было бы утрачено. Итак, опять же, Он никогда ничего не делал как Бог, а низводил Себя до того, чтобы действовать как человек, как и мы должны. Он жил полностью как человек, наполненный Богом через Святого Духа. Поэтому, когда Он молился за Петра в небесных чертогах, Он делал это как мужчина. Это означает, что мы, как человеческие существа, также имеем доступ к Дворам, чтобы понять, что находится в наших книгах судьбы, и также обеспечить эту судьбу. Вот молитва, которой мы можем молиться, чтобы начать понимать то, что было предопределено для нас раньше времени началось.

Господь, когда я предстаю перед Твоим судом, я благодарю Тебя за то, что у меня есть книга на небесах. Большое спасибо Тебе за то, что Ты подумал обо мне до начала времен и написал мою судьбу и цель в книге на небесах. Стоя перед Тобой, я заявляю в Твоих судах: «Я хочу все, что есть в моей книге. Я хочу исполнить свое предназначение, связанное с Твоими целями на земле». Господи, то, что Ты видел обо мне до начала времени, я прошу, чтобы это могло быть «моей жизнью». Я выбираю то, что ты выбрал для меня. Когда я стою перед Твоим судом, Господь, я отдаю свою жизнь. Насколько могу, силой Твоего Духа согласно Римлянам 12:1, я приношу себя в жертву живую, святую и угодную Тебе. Я также прошу, чтобы, согласно Ефесянам 4:1, я мог ходить достойно звания, которое было определено для меня и написано в книге на небесах». меня перед Твоим судом заставит замолчать кровь Иисуса. Господь, я благодарю Тебя за то, что Твоя кровь говорит за меня, и я согласен с ее свидетельством согласно Евреям 12:24. Господь, я благодарю Тебя за то, что Твоя кровь дает Богу законное право простить меня, вспомнить меня и искупить меня для цели, описанной в моей книге. Точно так же, как судьба и цель Петра были защищены от Небесных Дворов, так, Господь, я благодарю Тебя за то, что моя судьба также защищена. Господь, я заявляю перед Твоим судом, что я Твой слуга, поэтому, пожалуйста, используй меня. Я прошу, чтобы моя жизнь могла считаться Царством Божьим, как она записана в книгах судеб на небесах. Господь, я также прошу, чтобы, согласно Ефесянам 2:10, я мог ходить и жить как Твоё творение. Я понимаю, Господь, что Твоя благодать делает меня Твоим произведением искусства и проявлением Твоего великолепия и славы. Я прошу перед Твоими Дворами, чтобы я жил в ритмах Твоей благодати. Я прошу, Господь, чтобы Ты забрал меня «из рутины жизни и ввел в Твою колею». Господи, не мог бы Ты сейчас наделить меня полномочиями через Твой Дух, чтобы благодаря Твоей силе я мог исполнить все, что написано для меня в книгах судьбы. Господи, я с великой страстью желаю исполнить Твою волю. Пожалуйста, прими мою просьбу перед Тобой и позволь отменить все, что сопротивляется моему прошению. Благодарю Тебя, Господи, за то, что любишь меня. Я с нетерпением жду исполнения всего, что есть в моей книге на небесах. Во имя Иисуса, аминь!

Я пришел к вашей воле, о Боже. »«

◄ Еврейс 10: 7 ►

Контекст КОММЕНТС Глава)

New International Version
Тогда я сказал: «Вот я — обо мне написано в свитке — я пришел исполнить Твою волю, мой Бог».

New Living Translation
Затем я сказал: ‘ Вот, я пришел исполнить волю Твою, Боже, как написано обо мне в Писании».

Стандартная английская версия
Тогда я сказал: «Вот, я пришел исполнить волю Твою, Боже, как написано обо мне в свитке книги».

Стандартная верийская Библия
Тогда я сказал: Вот Я, обо Мне написано в свитке: Я пришел исполнить волю Твою, Боже». книга написана Мною — исполнить волю Твою, Боже».

Библия короля Иакова
Тогда я сказал: вот, я иду (в томе книги написано обо мне) исполнить волю Твою, о Боже.

New King James Version
Тогда Я сказал: «Вот, Я пришел — В томе книги написано обо Мне — Чтобы исполнить волю Твою, Боже».

New American Standard Bible
СКАЗАЛ: «ВОТ, Я ПРИШЕЛ (НАПИСАНО ОБ МНЕ В СВИТКАХ КНИГИ), СДЕЛАТЬ ВОЛЮ ТВОЮ, БОГ».

NASB 1995
СВИТОК КНИГИ ЭТО НАПИСАНО МНОЙ) СОВЕРШАТЬ ТВОЮ ВОЛЮ, О БОГ».

NASB 1977
«ТОГДА Я СКАЗАЛ: ‘ВОТ, Я ПРИШЕЛ (В СПИСКЕ НАПИСАНО ОТ МЕНЯ) ИСПОЛНИТЬ ВОЛЮ ТВОЮ, О БОГ’»

Расширенный перевод Библии
«Тогда я сказал, ‘ СЕ, Я ПРИШЕЛ СДЕЛАТЬ ВОЛЮ ТВОЮ, БОГ — [ИСПОЛНИТЬ] ТО, ЧТО НАПИСАНО ОБ МНЕ В СВИТКАХ КНИГИ».

Христианская стандартная Библия
Тогда я сказал: свиток — я пришел исполнить твою волю, Боже».

Стандартная христианская Библия Холмана
Тогда я сказал: «Видишь — обо Мне написано в томе свитка — Я пришел исполнить Твою волю, Боже!»

Американская стандартная версия
Тогда я сказал: вот, я пришел (в свитке книги написано обо мне) Исполнить волю Твою, о Боже.

Библия на арамейском языке на простом английском языке
И я сказал: «Се, иду», потому что в начале Писаний написано обо мне: «Сотворить волю Твою, о Боже».

Современная английская версия
Тогда Христос сказал: «Итак, Боже мой, Я пришел сделать то, что Ты хочешь, как сказано в Писании».

Библия Дуэ-Реймса
Тогда я сказал: вот, я иду: в начале книги написано обо мне: чтобы я исполнил волю Твою, Боже.

Перевод хороших новостей
Тогда я сказал: «Вот я, чтобы исполнить Твою волю, о Боже, как написано обо мне в книге Закона».

Международная стандартная версия
Затем я сказал: Смотри, я пришел исполнить Твою волю, Боже! В томе свитка это написано обо мне».

Буквальная стандартная версия
Тогда Я сказал: вот, Я иду (в томе свитка написано обо Мне), чтобы исполнить, Боже, волю Твою»;

Новая американская Библия
Тогда я сказал: «Как написано обо мне в свитке: вот, я иду исполнить волю Твою, Боже».

NET Bible
написано обо мне в свитке книги — исполнить Твою волю, о Боже». в свитке книги написано обо мне)».

New Heart English Bible
Тогда я сказал: «Смотрите, я пришел. Обо мне написано в свитке книги; исполнить волю Твою, Боже».

Weymouth New Testament
Затем я сказал: «Я пришел — в свитке книги написано обо Мне — исполнить волю Твою, о Боже».

World English Bible
Затем я сказал: Вот, я пришел (обо мне написано в свитке книги), чтобы исполнить волю Твою, о Боже». написано обо мне) исполнить, Боже, волю Твою».

Дополнительные переводы …

Контекст

Совершенная Жертва Христа
…6Во всесожжениях и жертвах за грех Ты не радовался.

7 Тогда я сказал: вот я, написано обо мне в свитке: я пришел исполнить волю Твою, Боже. их» (хотя они предлагаются в соответствии с законом).…

Верийская стандартная Библия · Скачать

Cross References

Ездра 6:2
И в крепости Экбатана, в провинции Мидия, был найден свиток, на котором было написано следующее: Меморандум:

Псалом 40:7
Тогда я сказал: «Вот я, у меня есть приди — написано обо мне в свитке:

Псалтирь 40:8
Желаю исполнить волю Твою, Боже мой; закон Твой в сердце моем».

Isaiah 50:5
Господь Бог открыл мне уши, и я не бунтовал и не обращался назад.

Jeremiah 36:2
«Возьмите свиток и напишите в нем все слова, которые Я говорил вам об Израиле, Иудее и всех народах, с того дня, как Я впервые говорил вам во время царствования Иосии, до сегодняшнего дня.

Иезекииль 2:9
Тогда я взглянул и увидел руку, простершуюся ко мне, и в ней был свиток,

Иезекииль 3:1
«Сын человеческий, — сказал Он мне, — ешь, что найдешь здесь . .. Съешьте этот свиток, затем идите и поговорите с домом Израиля».

Сокровищница Писания

Тогда я сказал: вот, я иду (в томе книги написано обо мне) исполнить волю Твою, Боже.

Ло.

Евреям 10:9,10 Тогда он сказал: вот, я иду исполнить волю Твою, Боже. Он отнимает первое, чтобы утвердить второе…

Притчи 8:31 Радуясь обжитой части земли своей; и мои удовольствия были с сынами человеческими.

Иоанна 4:34 Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его.

in.

Бытие 3:15 И положу вражду между тобою и женою, и между семенем твоим и семенем ее; оно поразит тебя в голову, а ты поразишь его в пяту.

Комментарий Элликотта для англоязычных читателей

(7) Вот, я иду. — Вернее, вот, я пришел — я здесь. Первоначальный смысл следующих слов не вполне определен. Еврей допускает два перевода. (1) Тогда я сказал: вот, я пришел! в свитке Книги это предписано мне; (2) Тогда я сказал: вот, я пришел со свитком Книги, которая написана обо мне. «Свиток Книги» — это свиток, содержащий Божественный Закон. Следующее предложение совершенно отличается по конструкции: «Я рад исполнить волю Твою, Боже; да, закон Твой в сердце моем». Опущение слов «наслаждаюсь» изменяет связь слов; но будет видно, что, хотя еврейские стихи сжаты, их смысл в точности сохранен.

Параллельные комментарии …

Греческий

Тогда
Τότε (Tote)
Наречие
Стронга 5119: Затем, в то время. От Хо и Хоте; когда, т. е. в то время, что.

Я сказал,
εἶπον (eipon)
Глагол — Аорист Индикативное Активное — 1-е лицо Единственное число
Strong’s 2036: Ответить, предложить, принести слово, приказать. Основной глагол; говорить или говорить.

‘Вот я,
Ἰδοὺ (Idou)
Глагол – Аорист, Императив, Актив – 2-е лицо, единственное число
Strong’s 2400: See! Ло! Вот! Смотри! Повелительный средний голос эйдо от второго лица единственного числа; используется как повелительное наклонение lo!

пишется
γέγραπται (gegraptai)
Глагол — Совершенное Индикативное Среднее или Пассивный — 3-е лицо Единственное число
Strong’s 1125: Первичный глагол; «могить», особенно писать; образно, описывать.

о
περὶ (пери)
Предлог
Стронга 4012: От основания слова перан; собственно, через, т.е. вокруг; образно по отношению к; используется в различных приложениях места, причины или времени.

Me
ἐμοῦ (emou)
Личное/притяжательное местоимение — Родительный падеж 1-е лицо Единственное число
Strong’s 1473: I, местоимение первого лица. Первичное местоимение первого лица I.

в
Ἐν (En)
Предлог
Strong’s 1722: В, на, среди. Первичный предлог, обозначающий положение, и орудие, т. е. отношение покоя; ‘in,’ at, on, by и т. д.

[the] scroll:
βιβλίου (bibliou)
Существительное в родительном падеже среднего рода единственного числа
Стронг 975: Свиток папируса. Уменьшительное от biblos; катиться.

Я пришел
ἥκω (hēkō)
Глагол — Настоящее Индикативное Активное — 1-е лицо Единственное число
Strong’s 2240: Чтобы прийти, присутствовать, прибыли. Основной глагол; прибывать, т. е. присутствовать.

to do
ποιῆσαι (poiēsai)
Глагол — аорист Инфинитив Активный
Strong’s 4160: (a) я делаю, изготавливаю, конструирую, (b) я делаю, действую, причиняю. По-видимому, пролонгированная форма устаревшего первичного; сделать или сделать.

Your
σου (sou)
Личное/притяжательное местоимение — родительный падеж 2-го лица единственного числа
Strong’s 4771: You. Местоимение лица второго лица единственного числа; ты.

will,
θέλημά (thelema)
Существительное в винительном роде единственного числа
Strong’s 2307: Волевой акт, воля; множественное число: пожелания, желания. От пролонгированной формы этело; определение, то есть выбор или склонность.

О Боже».
Θεός (Теос)
Существительное в именительном падеже мужского рода единственного числа
Strong’s 2316: Божество, особенно верховное Божество; образно говоря, магистрат; по гебраизму, очень.

Перейти к предыдущему

BookLoPleasureRollScrollVolumeWritten

Прыжки до следующего

BookLoplEasurolollscrollvolumewritten

Links

Еврейс 10: 7 NIV
Еврейс 10: 7 NLT
Еврейс 10: 7 Hewris 10: 7000.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *