Профессия сценарист плюсы и минусы – плюсы и минусы. Описание и история, возможности карьеры актрисы театра и дубляжа. Интересные факты, связанные с актерским мастерством

Кинорабство: особенности профессии «сценариста-призрака» | Проблема | Культура

Имя для представителя творческой профессии является не только визитной карточкой, но и брендом. Чем известней этот бренд, тем больше заработки его владельца. Однако, не все авторы, зарабатывающие на жизнь написанием книг и сценариев, могут похвастаться громкими именами. Наоборот, зачастую их имен никто не знает, а псевдонимы, под которыми они работают, являются собственностью издательств и телекомпаний.

Как попадают в «негры»

В пору расцвета детективной литературы расцвела и профессия «литературного негра». Под раскручиваемый писательский бренд набиралась команда авторов, которые за гонорары писали романы для серии. Естественно, все сливки славы выпадали на долю «заглавного» автора, про остальных никто не знал.

Сценарист, писатель Светлана Полякова:

— В начале своей писательской карьеры я сотрудничала с литературным агентством, где писала книги для серии под общим псевдонимом. Проще говоря, была «литературным негром». Продолжалось это недолго, около года. Затем владелица агентства решила издавать меня как самостоятельного автора, причем под моей настоящей фамилией, что было очень сложно — ведь раскрученная писательница по фамилии Полякова уже существовала на рынке.

В итоге моими романами заинтересовалось крупное издательство, и я стала сотрудничать с ними уже как самостоятельный автор. В принципе, если не задерживаться долго в «неграх», то это даже полезно — быстро осваиваешь профессиональные навыки. Но главное — вовремя стать самостоятельным автором.

Плюсы и минусы работы сценариста

В настоящее время, когда ситуация на книжном рынке из-за кризиса поменялась, иной раз участь писателя, выступающего под собственной фамилией, немногим отличается от «литературного рабства» — по договорам он обязан писать в сжатые сроки большие объемы, причем за столь скромный гонорар, что, иначе как рабством, такие условия не назовешь. Поэтому авторы, заработавшие себе имя на написании книг, и засветившиеся в книжном мире как стабильные и читаемые, уходят в сценаристы — заработки в киноиндустрии гораздо выше.

Однако, и здесь автор сталкивается с той же проблемой — отсутствии своего имени на выпущенной продукции.

Плюсы. Полякова: «Работа сценаристом на проекте гораздо более выгодна, чем писательство. Хотя, конечно, может быть и год безработицы — если нет заказов. Но писатели все равно охотно берутся за сценарную работу: фактически за один поэпизодный план сценария ты получаешь в два раза больше, чем за книгу. А ведь на книгу уходит минимум два-три месяца, а на поэпизодник — неделя-две».

Минусы. Полякова: «С авторством у сценаристов не намного лучше, чем у писателей. Все фамилии сценаристов пишут в «братской могиле» — мелким шрифтом в титрах. Я думаю, что по-настоящему фамилии сценаристов не интересны никому. У меня фамилию крупными буквами указали только в «Леснике» и в «Праве на правду».

Когда я ушла в сценарную работу, первым моим опытом стал сценарий для сериала «Безмолвный свидетель», студии «Дикси». Очень жаль, что этого сериала больше нет. К сожалению, телевидение — это мир шаблона, там не надо быть талантливым, там приветствуется однобокое мышление. Там есть какие-то мифические зрители, (мы их называем «тетя Фрося с сумкой, и мужик с пивом»), которым нужно смотреть только или сплошные «сопли и слезы», или — «драки и бегалки». На телевидении не поощряется что-то новое, а любая попытка сделать это новое, даже в рамках попсы, вырубается на корню.

Большинство моих друзей не смотрит наши каналы, их вообще нельзя смотреть. И непонятно, откуда взялось такое представление о зрительской аудитории? Мне кажется, просто сидят люди, которые ошибочно принимают себя за эту самую «аудиторию», и выбирают сценарии на свой вкус.

Сценарная работа более жесткая в смысле загруженности. Особенно, когда приходится работать на двух-трех проектах, и случаются дедлайны. Когда мы с коллегой писали сценарий для сериала «Право на правду», нам пришлось в сжатые сроки написать сразу тринадцать серий. А иногда, наоборот, просят сделать срочно, а потом ты неделями ждешь правку от редакторов.

Как «кидают» сценаристов и писателей

Есть у писателей и сценаристов и общая проблема — получить за свой труд не только гонорары, но и отчисления от продаж и показов. И если писатели здесь худо-бедно защищены, то сценаристов закон не оберегает.

Полякова:

— Часто авторов сериалов увольняют после первого сезона, и заменяют их на более дешевых и более... покладистых. Так что, я думаю, что известность сценаристу только вредит. Ведь бывает и так — фамилии сценаристов первого сезона ставят на серии, написанные другими сценаристами. Те, конечно, обижаются. Со мной такое было всего один раз, но вообще практика распространенная.

Режиссер и сценарист Рауф Кубаев:

— В моей практике было сотрудничество с недобросовестными продюсерами. Например, продюсер Эдуард Тополь уволил меня после того, как я снял и смонтировал ему картину «На краю стою». Для озвучивания он пригласил своего вгиковского товарища. А в начальных титрах фамилии режиссёра нет вообще. Написано: «Артур Смольянинов, Светлана Устинова, Марат Башаров в кинопроекте Э. Тополя «На краю стою». И три фамилии режиссёров в барабане в финале — моя, Тополя и его друга. Так никто в мире не делает.

Но обычно я всегда работаю с честными продюсерами. Мне, как режиссёру, дают сценарий — он сырой, его надо дорабатывать. Но его утвердил канал. Я работаю над ним, улучшаю, но часто не упоминаюсь в титрах как сценарист — только как режиссер. А сценаристы упоминаются, все, с кем заключен договор, и кто работал над сценарием.

Был, правда, и у меня печальный опыт. Есть такой фильм — «Личный номер». Сценарий к нему писал Рамиль Ямалеев, а я потом этот сценарий дорабатывал. Но в титрах нас нет — только режиссёр и продюсер. В случае с «Личным номером» я договором не озаботился, Рамиль тоже. И вот результат.

Полякова:

— Когда я писала книги, тиражные с продаж мне не платили. Это — частая практика, когда издательство не платит автору тиражные, или платит совсем минимум. Также, как и в раскрутку нового автора никто не вкладываются. Вкладываются только в издание книги.

Кубаев:

— Сценаристам и режиссерам нужно просто внимательно изучать договоры. Была бы воля Тополя — он бы снял мою фамилию с титров. Но он не мог это сделать — по договору. Зато мог обойтись без начальных титров и вставить фамилию других. Это ему подписанный нами договор позволил.

Проблема начинающих сценаристов в том, что они вообще не читают договор — лишь бы подмахнуть и получить аванс. А потом начинаются проблемы. Ну, и конечно, есть нечистоплотные продюсеры, которые даже при наличии договора могут обмануть. Доказать свою правоту ты можешь только тогда, когда ты позаботился об этом заранее.

Про роялти (отчисления с продаж, в случае сценаристов — с показов, прим. ред.), можно забыть. Сценарист получает только гонорар. К сожалению, в Гражданском Кодексе вознаграждение авторам предусмотрено только для композиторов — его ещё Тихон Хренников выбил у Хрущёва лично. Другим носителям авторских прав роялти Гражданский Кодекс не предусматривает. Это самодурство Хрущёва в отношении авторов, сценаристов и режиссёров — нигде в мире такого нет. Только у нас. Вот мы и хотим, чтобы Союз Кинематографистов России инициировал этот вопрос в Госдуме.

Я хочу стать киносценаристом — что дальше?

Чаще всего после просмотра понравившегося нам фильма или сериала мы отдаём все лавры режиссёру картины, даже не задумываясь о том, что впечатлившую нас историю написал совсем другой человек.

Киносценарист — профессия для человека, готового оставаться в тени. Можно даже сказать, для того, кто предпочитает эту тень суматохе на съёмочной площадке. Сценарист создаёт свой мир, свои истории, которые из фантазий превращаются во что-то реальное — в кино. При этом стоит помнить, что его работа далека от работы писателя, и история — это не финальный продукт. Талантливые российские сценаристы рассказали Look At Me о том, как найти интересную историю, записать её и превратить в нечто большее, чем просто слова на бумаге.

Почему профессия сценариста самая лучшая и одновременно самая неблагодарная в кинематографе

Илья Тилькин, сценарист фильмов «Сталинград», «Игры детей взрослого возраста», «Бандитский Петербург», «Агентство "Золотая пуля"», «Человек у окна»

«Я ДОЛГО ЗАНИМАЛСЯ РЕЖИССУРОЙ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ, пока однажды мой приятель Андрей Константинов (писатель, придумавший «Бандитский Петербург») не предложил мне написать для сериала сценарий. Режиссёром фильма был легендарный Виктор Сергеев, он просто дал мне почитать свой сценарий и сказал: вот так это надо делать. Вот такой формат, вот такой шрифт. В принципе, это и было для меня самое важное педагогическое наставление в профессии.

Для будущего киносценариста важно постоянно читать сценарии коллег и мэтров и обязательно смотреть фильмы, которые по ним сняты. Пытаться понять, почему из хорошего сценария иногда получается плохое кино, и наоборот. Читать умные книжки по сценарному мастерству, поступить на сценарный факультет во ВГИК или ещё куда-нибудь. Храбро вступать в дружбу/переписку/интимные отношения с видными продюсерами или маститыми драматургами и не вступать с теми, кто только ими прикидывается. Да и просто много читать, чтобы знать больше, чем пишешь.

ПУСТОТА В ТВОЕЙ ГОЛОВЕ — ЭТО ПОВЕРХНОСТНОСТЬ, КОТОРАЯ ПЕРВОЙ БРОСАЕТСЯ В ГЛАЗА В СЦЕНАРИИ. Когда-то в Советском Союзе регулярно выходил «Альманах киносценариев», — думаю, его подписку можно найти в библиотеке. Я уверен, что это стоит нескольких лет обучения в вузе и уж точно всей книги «История на миллион долларов». К счастью, и сейчас в любом книжном магазине можно купить десяток-другой сборников современной драматургии. Это всё надо прочесть обязательно.

Режиссёров знают все. Сценаристов — никто. Посмотрите список фильмов, получивших «Оскар», – уверен, вы назовёте кучу режиссёров этих картин и исполнителей главных ролей вспомните, иногда даже композиторов. Но вы не назовёте ни одного сценариста

Но самая эффективная методика обучения — писать. Много писать. Заметок, заявок, синопсисов, тритментов и, конечно, сценариев. Технологически это самое простое. И если с самого начала убить в себе лень, то результат обязательно придёт.

Я думаю, что самым важным качеством хорошего сценариста является способность писать именно сценарии, а не эссе, рассказы, повести или романы. Сценарий — не литература. В этом всегда помогут люди, которые ждут от вас сценарий, они просто не станут церемониться. Они сразу же скажут, почему из ста страниц, которые вы принесли, девяносто — литература и «на выброс». Ловите этот момент и слушайте внимательно — это бесценная школа.

СЦЕНАРИСТ — САМАЯ ПРЕКРАСНАЯ РАБОТА В КИНО. Провалилась ли картина по вашему сценарию, добилась ли признания — вы всегда на высоте. Ведь вашего сценария никто из критиков не читал. А потому, если фильм ругают: они испортили прекрасный сценарий. Если хвалят: такой блестящий сценарий не смогли испортить даже они. Нет, правда, это лучшая работа в кино. Если не в мире.

При этом сценарист — самая неблагодарная работа в кино. Режиссёров знают все. Сценаристов — никто. Посмотрите список фильмов, получивших «Оскар», — уверен, вы назовёте кучу режиссёров этих картин и исполнителей главных ролей вспомните, иногда даже композиторов. Но вы не назовёте ни одного сценариста. Все знают, кто режиссёр фильма «Москва слезам не верит», кто в ролях, кто поёт песню «Александра», но знаете ли вы, кто написал эту чудесную историю? Теперь погуглите, и вы удивитесь, сколько прекрасных фильмов, которые вы смотрели, придумал этот человек.

Один из самых страшных секретов российской кинодраматургии заключается в том, что в России невероятное количество сценаристов. При этом на сценарии совершенно чудовищный спрос, потому что вся эта масса профессионалов производит смехотворное количество хорошего сценарного материала. Из этого вытекает простой вывод: если вы напишете интересный, сильный сценарий, у вас его обязательно купят. За хорошие деньги. Не спрашивая диплом и рекомендации. Если у вас никто не покупает сценарий, значит, он плохой».

Где учиться

Почему надо смотреть как хорошие, так и плохие фильмы

Александр Талал, сценарист фильмов «Дневной дозор», «Чёрная молния», куратор курса «Сценарное мастерство» Московской школы кино

«В НАШЕЙ ПРОФЕССИИ ОЧЕНЬ ВАЖНО ПОЛУЧИТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Бытует такое мнение: чтобы стать сценаристом, достаточно посмотреть пару сотен фильмов, высоко ценить из них 15 классических и просто быть мало-мальски образованным человеком, чтобы хорошо писать (и как минимум рассуждать о кино). Я считаю, этого недостаточно. У новичка должен сформироваться определённый склад ума, склад видения сюжета, ему необходимо получить ряд определённых навыков. Врождённый талант играет не безграничную роль, навыки можно привить, а что-то приходит с опытом. Хорошее сценарное образование даёт технологии, инструменты и опыт их использования, и важно, что всё это происходит под надзором профессионалов.

В начале пути надо грамотно сочетать теорию и практику. В интеллектуальных кругах принято потешаться над моделями сценариев, говорить, что это ограничивает творца, но для новичка такое ограничение полезно. Новичку совсем не на что опираться — у него нет ни опыта, ни чутья, ни чувствования структуры. Нужно не только читать учебники, сразу после усвоения материала необходимо обязательно писать сценарии по изученным моделям. От самого автора зависит, насколько глубоко и интересно он сможет переосмыслить модель и в итоге отойти от классики и создать что-то своё.

Недостаточно знать, как называются все этапы трёхактной структуры, надо уметь их узнавать в разных интересных проявлениях. Полезное упражнение — анализировать существующие фильмы. Можно попробовать найти эти этапы в любимом фильме, понять, какие отсутствуют, а какие преобразились. Надо «препарировать» любимые фильмы, чтобы понять их глубоко, может, даже попробовать записать любимый фильм в сценарном формате, сформулировать ремарки и расписать диалоги так, как, вам кажется, это должно было быть в сценарии.         

Мне странно, если сценарист не старается смотреть самые громкие из последних картин, будь то чемпионы бокс-офиса или нашумевшие на фестивалях картины. Чем богаче у человека кругозор, чем больше он может принять различных версий мира и различных позиций.

ДЛЯ СЦЕНАРИСТА ОЧЕНЬ ВАЖНА ВИЗУАЛИЗАЦИЯ СЮЖЕТА. Это отличает нашу работу от работы писателей, мы создаём картинки в действии. Необязательно, чтобы у автора в голове возникали живые картинки с конкретными лицами, но обязательно, чтобы он представлял динамику сюжета. Весь подход к письму направлен на действие, на поступки, на поиск интересных визуальных решений. Как бы странно это ни звучало, но, мне кажется, сценаристу очень помогает абстрактно-логический подход, математический склад ума. Человек с таким складом ума легко удерживает сюжет целиком в голове, видит его, как цельный график, симфонию, как живущую своей жизнью фигуру, где то, что происходит в начале, связано с тем, что происходит в конце, где проглядывается причинно-следственная связь, всё влияет на всё.

КИНОСЮЖЕТЫ — ЭТО, КАК ПРАВИЛО, ИСТОРИИ О ПРОТИВОСТОЯНИИ ЦЕННОСТЕЙ.

Это рассказы о том, как жить хорошо, как жить успешно и при каких обстоятельствах жить хорошо и успешно не получается. В принципе, со слов сценарного гуру Джона Труби, жанровое кино — это уроки о том, как нам жить. Нужно много смотреть и много читать. Мне странно, если сценарист не старается смотреть самые громкие из последних картин, будь то чемпионы бокс-офиса или нашумевшие на фестивалях картины. Чем богаче у человека кругозор, чем больше он может принять различных версий мира и различных позиций, чем больше возможностей аргументировать разные позиции и выстроить разных персонажей, тем лучше. А чем больше человек читал, тем он лучше знает мир и лучше жонглирует разными версиями этого мира.

Нет деления на жанры высокие и низкие или деления на жанровое или авторское кино. Кино — это один большой зверь. Важно говорить именно то, что тебе хочется сказать, но делить свою публику на «быдло» и «не быдло» и игнорировать аудиторию и индустрию — неправильно.

Кроме всего прочего, киносценарист должен обладать терпением; мы не владеем полностью произведением и нам приходится «отпускать» наши произведения, отдавать их в руки другим людям, которые тоже обладают (или считают, что обладают) на них творческим правом. Они интерпретируют их, меняют. Стоит уметь отстаивать свою позицию, расти до той величины, когда вы уже имеете право что-то отстаивать, но при этом не забывать, что другой человек может говорить что-то толковое. Сценарист работает в команде, для него, как и для всех, важно окончательное и завершённое произведение, а это кино, не отдельный сценарий.

Помимо профессиональных навыков, важно и правильное, конструктивное отношение к профессии. У нас постоянно происходят какие-то битвы на тему индустрии/не индустрии, по поводу авторского и не авторского кино, высокого и низкого. Такие споры — абсолютно лишние вещи для кино, как мне кажется. Если мы будем заниматься делением кино на «высокое» и «низкое», на это и уйдёт всё наше время. Мы в Московской школе кино стараемся привить мысль, что кино должно быть разным. Нет деления на жанры высокие и низкие или деления на жанровое или авторское кино. Кино — это один большой зверь. Эта система состоит из нескольких разных частей, и одних частей не было бы без других. На каждый тип сюжета есть свой зритель. Важно, конечно, в кино говорить именно то, что тебе хочется сказать, но делить свою публику на «быдло» и «не быдло» и игнорировать аудиторию и индустрию — неправильно. Надо просто любить своё дело всей душой, каким бы оно ни было. Революционный настрой «я сделаю этот мир лучше» хорош, но менять мир в нашем случае надо изнутри системы. В чём смысл кучковаться на её периферии под лозунгом «мы против всех» и делать что-то своё, часто невостребованное, или не делать ничего вовсе, пока мир не изменится?

Естественно, ни один сценарист не может одинаково хорошо работать во всех жанрах, но он должен к этому стремиться. Можно отточить два-три наиболее близких вам направления, но это не значит, что ко всему остальному нужно относиться как-то свысока».

Полезные ссылки

К чему приводит отсутствие интересного жизненного опыта

Дмитрий Лемешев, сценарист фильмов «Околофутбола», «Точка кипения», «Sex, кофе, сигареты»

«Прежде чем поступить на сценарный во ВГИК, я закончил радиотехнический факультет.  Радиоинженером я быть не захотел, а вот сценаристом — в самый раз. Если хочешь стать сценаристом, для начала иди на завод или в море на рыболовном траулере поработай. Хотя бы пару лет, для обретения жизненного опыта. Поступать куда бы то ни было на сценарное мастерство в возрасте 18–20 лет не очень верно, нет этого пресловутого жизненного опыта, за которым Горький посылал Бабеля и я сейчас посылаю всех жаждущих стать кинописателями. Пять лет обучения, а то и меньше, пролетят быстро: как писать, за это время вы, может быть, и поймёте, а вот про что — вам в учебном заведении не расскажут. Останется только личный опыт, в котором и придётся ковыряться. Я бы посоветовал начинающим сценаристам много писать, влюбляться, заводить семьи — это гораздо полезней и интересней, чем за чем-то или за кем-то следить в нашем мире постоянно. Ну только если вы не пишите истории про частных детективов.

Для меня ВГИК на сегодня представляется лучшим местом для получения кинообразования. Даже если вам не повезло с мастером (но это уже судьба), то ВГИК — это в первую очередь социализация в киномире. Да, не все идут по специальности работать, но даже те, что пришли, составляют костяк, и это упрощает ваши первые шаги во многом, если совсем не тупили во время учёбы. Хотя ВГИК не очень любят те, кто в нём не учился, а те, кто учился, постоянно повторяют, что нечего во ВГИКе делать. Так что сами выбирайте.

Сегодня существует масса всевозможных курсов и мастер-классов, все гуру сценарного мастерства часто приезжают в Россию и учат, как нужно писать. Ходите и набирайтесь уму разуму, если есть деньги. Вы можете попробовать знакомиться с успешными людьми, но вот не факт, что успешные люди захотят иметь с вами отношения. Но вы всё равно знакомьтесь, у нас очень многое делается через личные знакомства.

ВАЖНО РАСШИРЯТЬ КРУГОЗОР. ДЛЯ ЭТОГО НУЖНО МНОГО ЧИТАТЬ И НЕ ТОЛЬКО ХУДОЖЕСТВЕННУЮ ЛИТЕРАТУРУ, но и что-то научное, философское, время от времени решать олимпиадные задачи по математике и физике. Но если у вас уж совсем гуманитарный склад ума, и вы не из медицины пришли (это особенно ценится в кругах драматургов), то тогда читайте всё что угодно, главное думать над тем, что вы прочли и зачем вы это прочли. В какой-то момент в голову придёт мысль «может, уже пора перестать читать и что-нибудь самому написать, получше».

Очень важно ходить в кино, вообще, в кино мало сценаристов ходят, такой вот момент тоже интересный. В кино ходить в обязательном порядке. Можно ходить в театр, но этот балаган может вас затянуть, и вы станете драматургом и будете писать пьесы — тоже опасность. Так что осторожно с театром. Побольше гуляйте и путешествуйте, не судите людей, а просто запоминайте их, какие они все интересные, со своими причудами, ведь когда-то вы кого-нибудь из них будете писать.

У каждого свой путь: вы можете читать биографии успешных людей, понимая, через какие тернии им пришлось пройти, находить, что ваши судьбы похожи как две капли воды, думать, что и к вам обязательно придёт успех так же, как когда-то к вашему кумиру. Но нет, ваш путь — это ваш путь, и пройти его можете только вы. Так что вперёд, путь в тысячу миль начинается с первого шага.

Источник: Look At Me

5 заблуждений о работе сценариста

       Несмотря на свою привлекательность, воспетую в книгах и фильмах, в настоящей работе сценариста нет никакой романтики. Эта профессия - для тех, кто привык к кропотливому труду и всегда готов к работе. О том, почему идеи становятся шаблонными, кто руководит полетом фантазии сценариста и как добиться уважения режиссера - в материале сценариста Юлии Лукшиной.

       Заблуждение первое, романтическое.

Людьми, с литературной деятельностью не связанными, сценарист, как правило, считается писателем. И речь не о том, насколько это ошибочно или верно, хотя это все равно что принимать кроликов за зайцев.

В подобном мнении не было б порока, если бы не устойчивый флер романтизма, окружающий писательский труд. Флер этот вреден, потому что романтика ассоциируется с чем-то легким и приятным, дающимся свыше и сулящим массу смутных дивидендов. Или с героическим. В любом случае, с чем-то, что греет эго, подобно камину, согревающему озябшие ноги. (Вспоминается, к примеру, герой Николаса Кейджа из «Адаптации» - фактурно мучающийся творческим бессилием и жалующийся понимающему агенту). Отсюда - искреннее непонимание сложности профессии. Как правило, оно влечет аргументацию такого типа: «А вам-то что волноваться? Я вот понимаю, у нас тут поток людей с утра до вечера, отчеты, проверки. А вы – сиди себе спокойно да сочиняй! Можете, вон, даже на работу не ходить. Да что там! Можете поехать куда угодно». Правда, иногда и посочувствуют: «Хотя, вас же режиссер, наверное, мучает».

Утверждать, что сценарист –  каторжник – преувеличение. Однако романтика, если и присутствует, то весьма декоративно. На самом деле это кропотливый, нередко изматывающий, а временами подобный сдаче крови труд, который приносит далеко не мгновенные результаты. Такой же, как и писательство, одинокий и чреватый неврозами. А чувство удовлетворения в нем подобно уходящему в пустыне горизонту. Каждый проект – марафон. Профессия не для спринтеров.

При этом, сценаристу хорошо бы уметь быть коммуникатором и «аутистом» одновременно, а также и собственным редактором. Роли слегка взаимоисключающие.

Можно сказать по-другому: это профессия для тех, кто мог часами играть в песочнице один. Серьезно. То есть склонен к кропотливому разбору и копанию, кому нравится возиться с аналитической стороной дела (складывать и перекладывать структуру произведения, писать и переписывать, перебирать варианты), кто готов к критике, справедливой и внятной, а также несправедливой и невнятной. И главное - для кого самолюбие – не главное. (Потому что начинающему сценаристу уготована «дорога унижений») Во всяком случае, не главнее прогресса в ремесле.

С другой стороны, не существуй романтического заблуждения, как можно заманить людей за письменный стол? Зачаровать? Потом, правда, многие из зачарованных «взрываются на минах»,  имя которым – страх одиночества, зависть, страх неудачи. Оставшиеся двигаются дальше на топливной смеси упрямства с самолюбием, а к финишу доходят те, кто не утратил интерес.

Зато, если есть совпадение с психотипом, сценарное дело– основа для счастья. Если нравится учиться – тоже сюда, потому что «дна» в этом смысле у профессии нет. (Считать же, что для нее достаточно лишь буйной фантазии – очередное и злостное заблуждение). Как нет в ней и возрастных ограничений. Сценарист - как вино: чем старше, тем ценнее, потому что опытней. Другой бонус: можно без зазрения совести смотреть кино и сериалы, сколько душе угодно. И никогда не скучно. Только на метро неудобно ездить – авторская задумчивость чревата пропуском нужных станций. Что, пожалуй, даже романтично.

Заблуждение второе, про самовыражение.

Не то, чтобы самовыражение отсутствовало. Но изобилует оно, как правило, на первом этапе: когда сценарист что-то придумал и предлагает потенциальным заказчикам. Как только его идеи вступают в фазу производственной обработки, самовыражение в значительной мере сокращается, уступая место форматным, финансовым и другим требованиям.

Авторам, которые держатся за самовыражение «взявшись зубами за подоконник» на этом этапе становится кисло.

Как только появляется заказчик, приходится считаться с его мнением.

И даже в ситуации независимого производства, самовыражение автора будет натыкаться на разного рода преграды, хотя бы обусловленные нехваткой финансирования. Материальный мир диктует свои условия полету фантазии.

Главное, чтобы это не стало препятствием. Как известно,  великие произведения мирового искусства создавались в рамках заказа и формата, аналогами которых в истории искусства до недавнего времени были традиция, канон и иконография.

Если проект пишется без соавторов, это еще и «одиночное плавание». Хотя, в условиях коммерческого заказа, автор в любом случае общается примерно со следующим кругом лиц: редактором производственной кинокомпании, редакторами канала-заказчика, продюсерами производящей компании-ий и канала. А также, вероятно, с режиссером, консультантами, агентами и юристом.  Их мнение сложно игнорировать. Они будут мешать, раздражать, высказываться, советовать, указывать. В этом смысле, писатели в выигрыше.

Заблуждение третье: «Смотреть нечего, потому что плохо пишут».

Многие считают сценариста ответственным за конечный продукт. Это ошибка. Сценарист бы рад, да только «бодливой корове Бог рога не дает». В условиях отечественной практики кино и теле производства (да и не всегда только отечественной, хотя американское телевидение в последнее время не именуют иначе как «авторским»), текст раньше или позже отчуждается от создателя и далее, лишенный трепетного пригляда автора, вступает в полосу турбулентности.

Конечно, возможны варианты, все зависит от ситуации и людей. Практика показывает, что гармония – вещь пока нечастая. Зато когда она случается, когда  заинтересованный режиссер уважительно относится к автору, а автор, в свою очередь, к моменту режиссерского вмешательства сохранил задор и имеет возможность поработать с режиссером – тогда всем хорошо. Проекту в первую очередь.

Среди отечественных сценаристов еще бытует шутка о том, что на стадии производства происходит последовательное ухудшение текста. К счастью, ситуация меняется.

Важную роль здесь играет доступность информации. В наши дни, вести о недобросовестных заказчиках распространяются моментально. Правда, верное и обратное: репутация сценариста теперь в равной степени на виду. Иголку в стоге сена не утаить.

Кроме того, показывают и действительно дурно написанное. Поэтому на вечный вопрос «кто виноват» нельзя ответить однозначно. Истина часто похоронена глубоко и посыпана пеплом длительного и мучительного производственного процесса, в котором, традиционно, каждый цех винит смежников, и обвинения в недостаточном профессионализме зачастую выглядят абсолютно зеркальны.

Учитывая все системные огрехи и несовершенства, поджидающие авторский текст на пути к эфиру, автору остается «делать, что должно и будет, что будет». Желательно, делать наилучшим способом в заданных обстоятельствах. В сущности, не так уж мало.

Заблуждение четвертое, о том, что сценарист - тот, чей фильм сегодня на экране.

Практически неизбежно после того, как ты представился сценаристом, следует вопрос: а что из вашего можно посмотреть, сейчас? Логика ясна: если ты писатель, где твои книжки? Если сценарист, где фильмы? Хорошо, когда в наличии - длинный послужной список: «Завтра смотрите сериал, а в выходные – во всех кинотеатрах страны – комедию».

Но специфика профессии в том, что далеко не все проекты доходят от разработки до эфира. Поэтому типичная ситуация для сценариста, который  живет в профессии два, три и более лет: работа есть, а фильмография не складывается. Надо сказать, что на Западе подавляющее большинство авторов живет подобным образом годами: то заявку продадут, то опцион, то где-то диалоги попишут, то в разработке поучаствуют, то докторингом займутся, то консалтингом. Все это дает им возможность заработать на хлеб и с полным правом именовать себя автором. Так, люди становятся членами профессиональных гильдий, получают свои авторские отчисления, посылают детей в школы, так и не нарабатывая при этом фильмографию в традиционном понимании слова. И это нормально. Просто объяснить сложно.

В отечественных реалиях, сходная ситуация – не редкость. Правда, пока за минусом авторских отчислений и возможностью отправлять детей куда-либо, кроме как за мороженым. Но это, как говорится, совсем другая история.

Заблуждение пятое про то, что писать умеют все, а идей – море.

К сожалению, заблуждение свойственно не только людям со стороны. «Было б время, сам бы написал»,- досадует продюсер. Или: «Мы ж столько идей набросали, что тут писать-то?», - вторят другие.

Подбрасывать идеи, рассуждать о характерах, вспоминать анекдоты по теме - хорошо и прекрасно, но мало что дает, кроме иллюзии участия в процессе, если далее сценарист не прикует себя к стулу и не сложит слово к слову, деталь к детали, сцену к сцене со всеми нужными акцентами, смыслами и эффектами.

Другое следствие - просьбы «сделать побыстрее»: «Ко вторнику уложитесь? Нет? А нам говорили, вы быстро пишете». Тут стоит понять нехитрую истину, что умение покрывать страницы словами и качество этих слов – вещи разные. Конечно, чем сценарист опытнее и чем сильнее замотивирован, тем лучший результат он выдаст в означенное время. Но при прочих равных, чем активнее штурмовщина, тем ниже качество.

Парадокс, однако, состоит в том, что и затянутый проект теряет дыхание. Так что с одной стороны, имеем иллюстрацию поговорки: «спешка нужна лишь при ловле блох», а с другой – «хороша ложка к обеду». А оптимальное расстояние между блохой и ложкой, как всегда, зависит от конкретики – объема, сложности и амбиций (или отсутствия таковых) проекта.

Про идеи остается добавить, что сами по себе они абсолютной ценностью не наделены. Ценность заключается в умении их воплощать. Что можно делать по наитию или веря в те или иные правила конструирования. А лучше сочетать побольше инструментов, по принципу «хуже не будет». Важен только результат. Идеи - как шарики, которыми некому жонглировать в отсутствие жонглера. 

Интересы Юлии Лукшиной представляет сценарное агентство CINEMOTION SA.

Профессии | Плюсы и минусы

Профессия швея: плюсы и минусы

Внешний вид и образ в целом, играет значительную роль в жизни современного человека. Во все времена профессия швеи была и остается одной из самых актуальных. На протяжении многих столетий одежду изготавливали вручную. Профессия основательно заняла свою нишу еще в 19… Читать далее

Если руководитель — женщина: плюсы и минусы

Современное общество уже привыкло видеть женщин на руководящих постах. Они могут возглавлять бизнес, социальные и административные объекты, активно участвовать в политике. Уже давно женщина перестала быть только женой и матерью. Они летают в космос, осваивают автомобили, спускаются в шахты. Монархи,… Читать далее

Профессия сценарист, ее плюсы и минусы

Когда человек занимается творчеством в том или ином его проявлении, родители обычно не ставят его в ранг людей, которые добьются чего-то в жизни, и всячески стараются отбить у ребенка интерес к написанию «записок сумасшедшего». Ведь на писателей не учат, поэтому… Читать далее

Стоит ли девушке идти в армию: плюсы и недостатки

Девушки в современной армии — далеко не редкость. И выступают они не только в роли кухарок, уборщиц и медсестер, а держат оружие наравне с мужскими батальонами. Они получают военное образование и выполняют боевые задачи. Попасть в ряды армии можно и… Читать далее

Профессия экскурсовод: преимущества и минусы

Проблема выбора профессии для большинства людей является достаточно сложной, так как жизнь предлагает им огромное количество вариантов и возможностей. Нужно только понять, кому какая профессия подходит, не забывая учитывать при этом желания и стремления конкретного человека. Ведь выбор профессии является… Читать далее

Научный работник: плюсы и минусы профессии

Среди всего многообразия профессий и специальностей можно выделить одну, обладающую как уникальными характеристиками, так и универсальностью, подходящей практически для любой области знаний. Эта профессия называется «научный работник». Она требует длительной подготовки и особого склада характера человека, решившего посвятить жизнь научной… Читать далее

Служба в ракетных войсках (РВСН): плюсы и минусы

Отличить военного от гражданского человека можно безошибочно. Благородная выправка, отработанная многочисленными тренировками, уверенность в себе, внимательный взгляд, четкость в движениях – все выделяет этих мужественных людей. А принадлежность к ракетным войскам заставляет относиться с некоторой завистью и безграничным уважением к… Читать далее

Плюсы и минусы карьерного роста

Устраиваясь на работу, волей-неволей приходится открыть ужасающую правду: не всем нужен карьерный рост. При наборе персонала, компании выставляют эту возможность как одну из наиболее привлекательных, и принято считать, что умеренная амбициозность красит соискателя, а не наоборот. И, всё равно, находятся… Читать далее

Стоит ли быть водителем в армии: плюсы и минусы

Одной из самых распространённых профессий является служба водителем, которая подразумевает под собой некоторые нюансы. Это гражданская специальность, которую очень часто можно встретить и в армии. Служба предполагает не только перемещение каких-либо людей или грузов, но и ответственность за тот же… Читать далее

Бариста — плюсы и минусы работы

Бариста, сомелье, бармен – эти профессии, связанные с общепитом, вызывают неподдельный интерес у любителей отведать какой-нибудь напиток. Но бариста отличается от других подобных профессий тем, что может предложить кофе, приготовив сразу же клиенту ароматную чашечку этого всегда востребованного напитка. Работа… Читать далее

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *