Интервью с журналистом о профессии – Интервью с известным журналистом, которая из Киева перебралась в жаркий Майами, чтобы продолжать заниматься журналистикой, – Еленой Поляковой.

Профессия – журналист. Интервью с Анастасией Козловой

– Скажите, кто Вы по профессии? Перечислите направление деятельности, которыми сейчас занимаетесь.

– Я совмещаю несколько должностей. Прежде всего, я руководитель службы новостей. Также по совместительству корреспондент, ведущая новостей и автор программы «Дело вкуса», которую мы ведем вместе с моим коллегой Леонидом Юрковым.

– Почему Вы решили стать журналистом, что вас в этом заинтересовало?

– Изначально, когда стоял выбор профессии, я хотела быть журналистом, но так вышло, что я поступила в педагогический колледж на специальность учителя русского языка и литературы. Будучи студенткой, я начала ходить в телевизионную студию новостей педагогического колледжа. Там я нашла свое место.

Мы снимали молодежный тележурнал, у нас были студенческие новости, также мы принимали участие в различных конкурсах, таких как: «Новый фарватер», «Студенческая весна»; принимали участие в различных медиафорумах; ездили на все возможные мастер классы, семинары. Через некоторое время мои материалы начали брать в эфир телекомпании Канск 5 канал. Также, будучи студенткой, меня пригласили вести прогноз погоды на 5 канале. Затем мои материалы начали брать в краевую программу «Молодежный форум». Когда я закончила колледж, я надеялась пойти по профессии журналиста, но снова не вышло, и только спустя некоторое время меня пригласили работать здесь, в отделе радио. Я была трафик-менеджером, писала некоторые инфоблоки, начитывала их, но мне всегда хотелось быть телевизионщиком. Спустя полгода меня пригласили в наш телевизионный цех. Я стала корреспондентом, начала вести новости, позже появились некоторые программы.

– Что входит в Вашу работу? За что Вы отвечаете в своей работе?

– Я отвечаю за качество и наполняемость продукта, который мы делаем. В первую очередь это ежедневный выпуск новостей. Также я отвечаю, как автор программы, за передачу «Дело вкуса». Мы еженедельно делаем новый выпуск с Леонидом Юрковым, придумываем какие-нибудь фишки, сюжеты, пишем сценарий, чтобы это было интересно не только рекламодателям, но и зрителям, которые включают телевизор. Мы делаем так, чтобы у них не появилось желание переключить канал.

– Где можно получить образование журналиста?

– У меня нет специального журналистского образования. У меня только есть удостоверение. Я проходила курсы практической журналистики, которые были в педагогическом колледже. Я думаю, что в Красноярске в СФУ есть такой факультет, где учат на журналистов. Вообще далеко не каждый журналист имеет образование. Очень редко встретишь, по крайней мере, в нашем маленьком городе журналиста, который имеет соответствующее образование. У нас журналисты, в основном, это учителя, бывшие студенты библиотечного техникума, то есть люди, которые учились на гуманитарных специальностях. Очень часто из учителей русского языка и литературы получаются хорошие журналисты, потому что самое важное в этом деле это уметь работать с текстом, уметь грамотно его писать и подавать информацию так, чтобы она была понятна и доступна.

– На какую профессию похожа Ваша работа и что в этих профессиях общего?

– Провести параллель можно со многими профессиями. Наверное, мы, немножко, артисты, потому что находимся постоянно у всех на виду. Нам нужно что-то изображать, что-то делать, кого-то играть. Например, в передачи «Дело вкуса» с Леонидом Юрковым, мы постоянно разыгрываем какие-то сюжеты, ситуации, пусть они даже стереотипные и неправдоподобные. Немного мы писатели, потому что приходится много времени проводить за текстом. Немного мы работники экстренной службы, например, пожарные или полицейские, которые должны собраться, мобилизовать все свои силы и срочно куда-то поехать. Наверное, мы немного социальные работники, так как, когда мы приезжаем на съемки, нам приходится разговаривать с людьми, приходится вникать в их проблемы, где-то помогать. Очень часто, когда мы выезжаем на так называемой «социалке», так называется сюжет, в котором мы показываем проблемы людей. Очень часто мы эти сюжет курируем и стараемся помочь людям. То есть мы не просто приехали, сняли, как у человека крыша протекла или в подъезде что-нибудь сломано, мы звоним в те службы, которые должны этим заниматься. Мы стараемся как-то пролоббировать интерес этих жителей, которые попали в трудную ситуацию, которым не от кого искать помощи. Очень часто нашу телекомпанию и службу новостей в частности называют последней инстанцией. Когда люди устают уже ходить по различным кабинетам, где им отказывают и где они не могут найти справедливости, они идут к нам. Бывает так, что они не дойдя ни до кого, идут сразу к нам. То есть это говорит о высоком уровне доверия жителей именно к нашей телекомпании.

– Как Вы считаете журналист это профессия или призвание?

– Я думаю, что это призвание, потому что можно получить образование журналиста, но при этом быть плохим журналистом. А можно быть, например, по профессии учителем русского языка и литературы, но быть не плохим журналистом. Хорошим журналистом я себя не назову, пока еще есть к чему стремиться. Вот у нас, например, у Леонида Юркого вообще нет никакого образования, он еще только учится, но при этом он отличный журналист. То есть, скорее всего, это призвание. Журналистом быть не прикажешь, не заставишь, если у человека нет стремления, драйва с которым он просыпается и идет по жизни, то, наверное, ничего ты с ним уже не сделаешь и никак не заставишь быть активнее, проницательнее и что-то творить.

– В Вашей профессии каждый день не похож на другой, но все-таки, как выглядит типичный рабочий день корреспондента (журналиста, ведущего)?

– Это точно, каждый день не похож на другой. Хотя можно найти какой-то схожий сценарий дня. Например, я прихожу каждое утро на работу к 8:00 – 8:30. Мы планируем свой день. У нас обязательно проходит планерка, на которой мы решаем, какие темы, и новости сегодня будем показывать, о чем мы будем рассказывать нашим телезрителям. Мы решаем, расписываем и очень четко планируем наш день, буквально по минутам, потому что нужно все распланировать таким образом, чтобы везде успеть. При этом всегда должна быть какая-то резервная съемочная группа, чтобы в экстренном случае, куда-то выехать. Дальше уже идет съемочный процесс. Мы начинаем набирать информацию, материал. Сложность телевизионного журналиста заключается в том, что это не только текст и информация, это еще и картинка, а если ты не был на месте событий, где что-то происходит, то тебе довольно проблематично будет это потом показать в новостях, поэтому мы набираем материал. Затем у операторов есть, немного времени отдохнуть, а в то время корреспонденты пишут текст. Мы пишем текст репортажа, когда он написан, тогда мы идем с этими материалами на монтаж. У нас есть режиссер монтажа, который собирает все это в кучу. И вот так в соответствии со своим внутренним графиком мы ходим на монтаж. А вечером в 4 часа мы записываем студию новостей. Затем режиссер монтажа собирает готовый продукт в новости. Но я уже говорила, что мы здесь не только корреспонденты, мы универсалы, мы даже уже редко называем свой отдел службой новостей, чаще его называем телевизионный отдел, потому что, помимо новостей мы еще ведем и передачи. У каждого есть своя авторская передача, которая выходит с периодичностью раз в неделю или раз в две недели, поэтому еще помимо новостей, мы еще снимаем передачи. Тоже очень трудоемкий и длительный процесс.

– Что самое привлекательное в Вашей профессии?

– Во-первых, это возможность общаться со многими интересными людьми. Во-вторых, возможность жить в таком жестком темпоритме. Мне нравится, когда день проходит не просто так, когда есть чем заняться. Я не люблю сидеть на одном месте, мне нравится развиваться, общаться, постоянно что-то делать. Также нравится то, что ты находишься в центре всех событий и тем самым узнаешь много нового.

– Как Вы готовитесь к интервью? Как придумываете вопросы?

– Всегда по-разному. Изначально, конечно, когда я только начинала работать, старалась за ранее продумать вопросы. С опытом пришло умение придумывать вопросы на ходу. Иногда это выручает. Бывает так, когда ты берешь интервью, и поначалу стесняешься, боишься спросить что-нибудь не то, а если в тебе уже нет этого страха, то это хорошо, ты можешь узнать еще больше. Есть люди, к которым я пишу вопросы, потому что я знаю, что мне будет достаточно сложно с ними общаться, и я могу спросить что-нибудь не то, а есть люди, с которыми настолько легко общаться, что вопросы придумывать не нужно, они сами все рассказывают.

– У кого бы Вы хотели взять интервью?

– Трудно сказать. Наверное, у президента. У мэра города довольно часто беру интервью, у губернатора я тоже брала интервью. Да, я бы взяла интервью у президента и еще у каких-нибудь звезд.

– И в заключении. Какие советы Вы бы дали начинающим журналистам?

– В первую очередь нужно избавиться от своих комплексов и от страхов, потому что закомплексованный и всего боящийся журналист не сделает ничего хорошего. Нужно верить в себя, в свои силы, трудиться. Многие думают, что профессия журналист-это не серьезная работа. На самом деле это не так. Помимо того, что мы творцы, мы еще и ремесленники, это ремесло-конвейер, который должен каждый день, как на заводе выпускать новости в точное время и в точный день, поэтому нужно понимать и сопоставлять две эти сферы. Быть трудолюбивым, не бояться творить и создавать.

Алина Нахаева

Ученица МАОУ Гимназия №4 г. Канск

Материал опубликован в ЮНПРЕСС

Интервью о профессии: журналист

Я, Алексеева Василина Васильевна, живу в селе Энтузиаст, Юрьев-Польского района, Владимирской области. Учусь в 7 классе. Сегодня попробую себя в роли журналиста. А задавать вопросы я буду корреспонденту нашей районной газеты «Вестник Ополья» – Лунёвой Юлии Михайловне – старшему литературному сотруднику.

– Здравствуйте. Расскажите о себе: кем Вы работаете и как долго работаете по этой профессии?

Я работаю корреспондентом в редакции районной газеты «Вестник Ополья». Точнее, моя должность называется старший литературный сотрудник. Тружусь в редакции 4,5 года.

– Почему Вы выбрали эту профессию?

Если честно, абсолютно случайно. Просто узнала, что в редакцию  требуются сотрудники. Пришла. Прошла испытательный срок и осталась в коллективе.

– Довольны ли Вы своим выбором?

Безусловно! Работа очень интересная, разнообразная, увлекательная.

– Сложно ли было освоить Вашу профессию? Какое образование нужно получить для этого?

Возможно, поначалу только было сложновато. Надо знать, как правильно строить текст (по правилам газеты), последовательность излагаемого, формат, сленг и прочее. Но все приходит со временем и опытом. Пришлось самостоятельно изучить литературу по журналистике, прочитать советы опытных людей, чтобы знать основы работы. Конечно, людям с журналистским образованием легче (его и советую получить), они знаю больше, их этому специально обучают. У меня высшее педагогическое образование: «Учитель начальных классов. Логопед».

– Нужны ли какие-то особые качества и навыки человеку, который решил стать специалистом в этой области?

Нужно, прежде всего, уметь общаться с людьми. Причем с разными, будь это маленький ребенок или пожилой человек. Уметь находить в простом событии или чье-то биографии что-то интересное, особенное. Быть приятным собеседником, который умеет слушать и грамотно задавать вопросы, чтобы не поставить человека в неудобное положение. А навыки письма наработаются со временем.

– С какими трудностями Вы сталкиваетесь в Вашей работе?

Даже не знаю. Иногда бывает трудно уговорить человека на беседу – отказывается давать интервью и все. Из-за скромности или по другим причинам. Наверно, основная трудность – это нехватка времени. Например, мы же не только присутствуем на мероприятиях, но потом подробно описываем их. А за день их может быть несколько. Но все трудности преодолимы! У нас дружный коллектив, и мы всегда выручаем друг друга.

– Что самое интересное в Вашей работе?

Простите за тавтологию, но самое интересное – это как раз узнавать что-то интересное: произошедшие события, судьбы людей, необычные увлечения человека, поступки. Да и просто знакомство с людьми, разговор с ними. Порой они раскрывают самые потаенные уголки своей души. Это очень интересно.

– Позволяет ли Ваша профессия раскрыть творческие способности, проявить себя?

Вся наша работа – сплошное творчество. Придумать интересную тему, заголовок, правильно подобрать к материалу картинку или фотографию (снимаем мы сами) и многое другое. Тут без творческого потенциала никуда.

– Сбылась ли детская мечта о будущей профессии?

Можно сказать сбылась. В детстве, как и многие девочки, я мечтала стать учителем. И, учась в институте, я работала в школе, была педагогом-организатором и замещала учителей начальных классов. Так что я знаю не понаслышке, что такое профессия учитель. А вот о том, чтобы стать корреспондентом, честно говоря, никогда не думала.

– Насколько Ваша профессия полезна и важна для нашей страны?

Корреспонденты, журналисты, редакторы, операторы, фотокорреспонденты и все, кто «делает» новости, издают газеты и журналы, думаю, всегда были и будут полезны для страны и для народа.

– Приносит ли Ваша профессия хороший доход?

В материальном плане нет, в моральном – огромный.

– Кому бы Вы могли порекомендовать свою профессию?

Творческим, активным, позитивным, общительным, открытым людям.

– О чем бы Вы хотели предупредить тех, кто собирается получить такую же профессию как у Вас?

Предупредить? Наверно, только о том, что их ждет ненормированный график, придется по необходимости работать и по вечерам, и в выходные, и в праздники. Ну и о том, что их ждет очень интересная жизнь.

– Как Вы видите свою профессию в будущем?

Надеюсь, что печатные издания продолжат еще долгие годы свое существование, не смотря на век интернет-технологий, и наша профессия будет всегда нужна и востребована. А мы в свою очередь продолжим рассказывать читателям новости и знакомить их с интересными людьми, искать что-то новое, модернизироваться, развиваться.

– В наш 21 век есть необычная профессия, связанная с журналистикой – инвестигейтор. Что вам о ней известно?

Инвестигейтор – «непростое название». Но я думаю, что это профессия ближайшего будущего.

–  Почему вы так считаете?

Ведь это – журналист, расследующий какое-то скандальное дело. А сегодняшнее время показывает, что людей привлекает «громкое дело», «резонансное». Такое, чтобы запомнилось сразу. К сожалению, многие журналисты увлекаются оболочкой, а не состоянием дела. И получается – «из мухи делают слона».

–  То есть такой «пиар ход»?

Да, иногда затрагивающий не только отдельную личность , но и целые города, страны. А это уже «скандал». У нас в газете больше позитивных статей, поучительных. Есть и разоблачительные. Но каждый выпуск газеты – это приятное событие.

–  А какое выражение великих людей вам ближе всего?

Так сразу и не ответишь. Скорее всего я соглашусь с писателем Марком Твеном: «Журналистика – это очень хороший способ удовлетворения собственного любопытства за казенный счет».

–  Спасибо за содержательную беседу. До новых встреч на страницах газеты «Вестник Ополья»!

Интервью провела Алексеева Василина Васильевна,

7 класс, МБОУ «Энтузиастская ООШ»

Юрьев-Польского района Владимирской области.

 

Авторские орфография и пунктуация сохранены

Интервью с журналистом Ольгой Артеменко

Вся правда о журналистике

Журналистика – одна из популярных и загадочных профессий. Широко распространенное видение данной профессии – это путешествия, встречи и общения с интересными и влиятельными людьми и достаточно высокая степень известности. Журналистика покрыта налетом романтизма, геройства и приключений. Она требует таланта, энергии, проактивности и трудолюбия. Госпожа журналистика не обещает стабильности и легких путей, но упорные и смелые добиваются своей цели.

В преддверии программы "Профориентационные каникулы" мы встретились с Ольгой Артеменко - журналистом, продюсером и ведущей. Ольга проведет мастер-класс в нашем проекте, расскажет об основах, плюсах и минусах профессии журналиста.


Ольга Артеменко,
продюсер и соведущий ежедневного общественно-политического ток-шоу "Проект 2015". Выпускница Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций Санкт-Петербургского государственного университета.

- Ольга, здравствуйте. Спасибо, что нашли время для интервью. Расскажите, пожалуйста, в каком возрасте Вы задумались о будущей профессии и когда определились, в каком университете хотите учиться?
Ольга: Задумываться о своей профессии я начала лет в 7. Это тот возраст, когда мы мечтаем, представляем себя великими и известными людьми. Я всем говорила, что хочу быть преподавателем танцев - в самом раннем возрасте мама отдала меня в танцевальную студию. Тренером я хотела быть примерно до девятого класса. Потом передо мной встал выбор – идти в спортивный университет и быть только танцевальным преподавателем, либо получить более качественное образование в СПбГУ и потом иметь больше возможностей в выборе профессии. Так я думала. К счастью, не ошиблась и выбрала второе.

Дальше нужно было выбрать факультет. Выбирала между лингвистикой, филологией и журналистикой. В итоге поняла, что если пойду на филфак или лингвистику, четыре года буду, не отрываясь, сидеть за книжками – примеров было довольно много. Журналистика стала для меня идеальным вариантом.

- Когда Вам стало понятно, что журналистика – это Ваше? Можете ли Вы сказать, что у Вас был личный мотив стать журналистом?
Ольга: Как бы странно это ни звучало, меня привлекла в этой профессии формулировка "четвертая ветвь власти". Журналист в моем понимании становился суперменом, который борется с несправедливостью. Конечно, мысль о том, что я могу стать известнейшим журналистом и буду путешествовать по миру тоже меня соблазняла, что уж скрывать. Журналистика всегда ассоциировалась у меня с творчеством. Я поняла, что "это мое", когда поступила на факультет журналистики СПбГУ. К счастью, мои родители поддержали такой выбор.

- Насколько сложно было поступить в университет? Кто Вам помогал?
Ольга: Поступление было сложным. На журфак требовалось сдать русский, литературу и пройти творческий конкурс. Последний всех очень пугал. Творческое испытание состояло из написания эссе и собеседования с преподавателем. В устной части оценивали, насколько уверенно абитуриент отвечает на вопросы, как он ведет дискуссию и, конечно, проверяли общий кругозор. Многие ребята ходили на курсы подготовки, но я решила не тратить деньги, поэтому усиленно занималась сама. Помимо штудирования учебников я каждый день смотрела новости, читала все газеты. Мои знакомые даже привозили мне иностранные печатные издания. Поэтому к концу 11 класса я была в курсе всех новостей, знала практически все издания, всех журналистов.

Представляете, результаты творческого конкурса должны были объявить прямо в день моего рождения. Представьте, как я провела свое 18-летие - в обнимку с компьютером, каждые десять минут кликая "обновить". Баллы выставили только вечером, и, насколько я помню, строка "82 балла" стала для меня подарком.

- Ольга, это прекрасно! Такие эмоционально окрашенные события остаются с нами на всю жизнь.
Скажите пожалуйста, как Вы попали на телеканал "Санкт-Петербург"?
Ольга: Существует миф: если ты закончил университет, то потом с легкостью сможешь найти работу по профессии. К сожалению, это только миф, и я рада, что поняла это уже на первом курсе. В университете проводился кастинг на телеканал "Санкт-Петербург", и я решила попробовать. Через неделю мне позвонили, а на следующий день я была уже в телецентре. К сожалению, та программа, на которую нас отбирали, не состоялась, но я решила остаться там в любой должности. Что я только там ни делала: и стаканы мыла, и тексты редактировала, и на съемки ездила. В один прекрасный день на одну программу потребовался продюсер, и вот теперь я один из продюсеров общественно-политического ток-шоу "Проект 2015".

- Какой опыт Вам дало продюсирование ежедневного общественно-политического ток-шоу "Проект 2015"?
Ольга: Продюсирование – это постоянное общение с людьми. Я не думала, что это сложно, раньше мне не приходилось общаться с таким огромным количеством людей, но все приходит с опытом. Теперь я научилась находить подход к каждому человеку. Моя работа каждый день дисциплинирует меня, делает все оперативнее. Главный плюс продюсирования – это все-таки знакомства и контакты. Прекрасно, когда есть свои люди практически в каждой сфере, это мне всегда помогает.

- Какая в Вас есть яркая черта, которая говорит о том, что Вы - представитель своей профессии?
Ольга: Моя профессия – это образ жизни. Я стараюсь отвечать на все телефонные звонки вне зависимости от того, в отпуске я или нет. Каждый звонок может быть очень важным. Например, кто-то подскажет тему для программы, кто-то предложит свою кандидатуру в качестве спикера, а кто-то вообще обратится с проблемой, которую срочно нужно будет осветить.

- Какие книги или фильмы оказали на Ваше становление как личности и профессионала наибольшее влияние?
Ольга: Один раз мне в руки попалась книга Матвея Ганапольского "Кисло-сладкая журналистика". Там автор делился некоторыми секретами журналистики, рассказывал свои истории. Меня в этой книге зацепило то, что возможности журналиста безграничны. Не могу сказать, что после прочтения этой книги я сразу решила стать журналистом, но все же вспомнила ее, когда выбирала факультет!

- Есть ли у Вас определенное место для вдохновения?
Ольга: Есть! Это набережная Лейтенанта Шмидта. Она в двух шагах от моего дома. Когда я готовлюсь к чему-то важному, когда мне нужно вдохновение – первым делом иду туда. Особенно здорово, когда к набережной причаливают корабли, какую-то внутреннюю силу они мне дают.

- Какими качествами должен обладать человек, чтобы преуспеть в журналистике?
Ольга: Я считаю, что главные качества – это
✔ оперативность
✔ умение общаться и договариваться с людьми
✔ харизма
✔ способность донести свою мысль
✔ доброта и человечность (большая редкость в журналистике, честно сказать)

- Ольга, Вы являетесь основателем интеллектуальной студии "Тема". Расскажите, пожалуйста, нашим читателем подробнее об этом проекте.
Ольга: Мы с продюсерами Пятого канала создали интеллектуальный лекториум, куда приглашаем именно питерских спикеров: дизайнеров, музыкантов, литераторов, историков и т.д. Мы не проводим лекции, где зрители сидят, как в университете, и просто слушают. Спикер задает тему, и сразу начинается дискуссия. Получаются своеобразные творческие вечера с интеллектуальными дискуссиями за чашкой чая.

- Что бы Вы могли пожелать нашим участникам "Профориентационных каникул"?
Ольга: Постоянно пробовать себя в разных направлениях, а главное – забыть про слова "не могу" и "не получится". Чем больше вы будете ошибаться и учиться на своих и чужих ошибках, тем более профессиональнее станете.

- Что ждет ребят, участников профориентационного проекта "Профориентационные каникулы" на встрече с Вами?
Ольга: На моем дне ребят ждут журналистские задания, мы попробуем себя в профессии. Придется много говорить и устраивать мозговой штурм. Работа журналиста - это всегда активная работа головой.

- Ольга, благодарим Вас за яркие и открытые ответы. Желаем Вам интересных проектов и профессиональных успехов!

Проект для школьников 7-11 классов "Профориентационные каникулы" пройдет с 20 по 23 августа.
УЗНАТЬ БОЛЬШЕ >>

Кроме того, на нашем сайте вы можете пройти тест на выбор будущей профессии.


Профессия – журналист. Интервью с Ольгой Артёменко

Кто владеет информацией, тот владеет миром
Ротшильд

О профессии журналиста рассказывает Ольга Артёменко, профи проекта "Креативные каникулы" в Санкт-Петербурге.
Всех, кто придет на профориентационную встречу с Ольгой Артёменко, удивит ее путь в профессию. На первый взгляд может показаться, что путь Ольги соткан из случайностей и везения. Но на самом деле за каждой профессиональной удачей Ольги стоит сильное желание стать журналистом и ее неиссякаемое трудолюбие.
Мы собрали наиболее часто задаваемые вопросы школьников о профессии и адресовали их Ольге.

- Когда подростки говорят о своем желании стать профессиональным журналистом, они чаще всего грезят о работе на телевидении. Ольга, стать телеведущим - насколько это реально? Или для большинства школьников телевидение - просто мечта?
Ольга: Стать телеведущим - это, возможно, мечта, но вполне осуществимая. Не бывает, что человек пришел на телеканал, и его сразу поставили на место ведущего. Он должен пройти довольно большой журналистский путь. В основном, начинают с корреспондентской работы.
Сейчас уже не существует понятия «диктор» на телевидении, теперь это не просто "говорящая" голова: телеведущий, например, должен отлично писать тексты, потому что зачастую произносимый текст пишет сам. Если это аналитическая, дискуссионная программа, ведущий должен быть полностью погружен в тему разговора, знать все подводные камни, проблемы, чтобы дискутировать со спикерами.

- Журналист - профессия, требующая от человека проактивности. Расскажите, как делать первые самостоятельные шаги в карьере журналиста?
Ольга: Карьера журналиста строится у всех по-разному. Далеко не все журналисты, кстати, учились на журфаках.
Всегда лучше начинать журналистскую карьеру как можно раньше, потому что опыт набирается не так уж быстро. Самое главное - не бояться и в прямом смысле стучаться во все двери. Не понимаю, почему, но многие студенты того же журфака думают, что когда они получат свои красные дипломы, все пути для них сразу откроются, специально для них освободятся все вакансии в редакциях питерских СМИ. Это не так! Никто не ждет их с распростертыми объятиями. Здесь уж будь добр сам себя проявить.
Я, например, на первом курсе просто пришла в редакцию журнала "Собака.ру" и сказала: "Дайте мне хоть что-нибудь попробовать". Видимо, в каком-то смысле детская наглость их так поразила, что мне поручили сделать материал, чтобы проверить меня. Было жутко тяжело, но я справилась, потому что научилась довольно неплохо писать тексты. Потом дали второе, третье и десятое задание, так я задержалась там на полгода.
На телеканал я попала похожим способом, поэтому рекомендую пробовать, пробовать и еще раз пробовать! А главное, не бояться, что тебе скажут "нет". Ну и что? Значит, завтра подготовитесь лучше.

- Что Вы можете сказать родителям, которые считают, что журналистика - это не профессия, она не может обеспечить «достойное существование»?
Ольга: Я прекрасно понимаю родителей, которые не считают журналистику профессией. Это довольно нестабильная работа, особенно в первое время, но жутко интересная. Родителям стоит выслушать ребят, чем именно их привлекает журналистика, а не рубить сразу с плеча. Возможно, у ребенка есть кумир-журналист, на которого он хочет быть похож, и это прекрасно. Тем более, надо помнить, что, если человек сильно-сильно горит желанием заниматься определенным делом, он преуспеет в этом, станет успешным, а успешные журналисты очень даже хорошо зарабатывают.

- Что ждет ребят, участников профориентационного проекта "Креативные каникулы" на встрече с Вами?
Ольга: На моем дне ребят ждут журналистские задания, мы попробуем себя в профессии. Придется много говорить и устраивать мозговой штурм. Работа журналиста - это всегда активная работа головой.

Ольга Артёменко, продюсер и соведущий ежедневного общественно-политического ток-шоу "Проект 2015", выпускница Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций Санкт-Петербургского государственного университета.

Подробнее о весенней программе "Креативные каникулы с Профи" >>

Материал подготовила: Влада Дворянинова, тренер Креативных каникул

Читайте также:
Интервью с журналистом Ольгой Артеменко – ведущей городского профлагеря в Санкт-Петербурге
Творческая профессия – прокормит ли?
Профессия - продюсер. Михаил Ищенко - продюсер, занимается производством видеороликов для клипов и рекламы
Профессия стилист: помогать людям становиться лучше. Александр Sandr - профи проекта "Креативные каникулы" в Санкт-Петербурге
Профессия аранжировщик и саунд-продюсер. Павел Бровцин – гость программы Креативные каникулы с профи в Санкт-Петербурге
Придумывать конфеты - это творчество, или наука? Интервью с Натальей Васильевой
Маркетинг - профессия больших возможностей. Интервью с Анастасией Урядиной


Интервью с известным журналистом, которая из Киева перебралась в жаркий Майами, чтобы продолжать заниматься журналистикой, – Еленой Поляковой.

Интервью с известным журналистом, которая из Киева перебралась в жаркий Майами, чтобы продолжать заниматься журналистикой, – Еленой Поляковой.
Posted On Ноябрь 11, 2014  By admin  And has 2 комментария

ЕЛЕНА ПОЛЯКОВА: «КОГДА ТЫ К ЧЕМУ-ТО СТРЕМИШЬСЯ, ЖИЗНЬ САМА ПОДБРАСЫВАЕТ ВОЗМОЖНОСТИ»

Журналист Елена Полякова — замечательный пример целеустремленного человека, который не просто поймал свою жар-птицу за хвост, но и живет в гармонии с собой. Ее история о том, как любимая работа и личная жизнь дополняют друг друга, не требуя непосильных жертв. А начиналось все не совсем радужно — с гула котельной в маленьком городе…

Первый вопрос, для нас традиционный: скажите, кто вы по профессии? Перечислите направление деятельности, которыми сейчас занимаетесь.

Моей профессией всегда была журналистика, а потом появилось небольшое ответвление – видеопродакшн. Сейчас в Майами мы снимаем видеосюжеты для российских телеканалов, таких как РЕН-ТВ, СТС, РОССИЯ-2 и др. Чтобы не отправлять сюда свои съемочные группы, телеканалы пользуются нашими услугами.

Откуда любовь к журналистике? Вам с детства нравилось что-то писать?

Журналистика стала продолжением того, что мне нравилось и лучше всего получалось в школе — русский язык и литература. У меня вообще была способность к языкам. Сначала я думала о работе переводчика, но в итоге, еще в восьмом классе, решила стать журналистом, так как это работа более творческая. И с тех пор, вот уже 15 лет, не схожу с этого курса.

Кем были ваши родители, с кем вы жили?

Мои родители развелись, когда я была ребенком. Поэтому меня воспитывала мама. Она работала в котельной лаборантом — проводила экспертизу воды, которая поступает в батареи отопления. Мама работала сутки через трое, и когда ей не с кем было меня оставить, брала с собой. В котельной меня уже все знали, там была куча котов, которые тоже были моими хорошими знакомыми. У мамы на рабочем месте стояла целая батарея колбочек и пробирок, было очень забавно наблюдать, как при смешении разноцветных реактивов получался третий цвет. И еще там стоял сильный гул работающих механизмов. Но в детстве мне все это было интересно. Когда я училась в университете, мама подобрала мне работу «ночного оператора» на другой котельной — так я подрабатывала себе на обучение. Работала я с 7 вечера до 7 утра, и была там единственным человеком на всю котельную. В мои обязанности входило ежечасно записывать показания с разных датчиков. Там же я по ночам готовилась к занятиям.

Где вы учились?

Я училась на журфаке в университете в Луганске. Это город, откуда я родом, сейчас он печально известен на весь мир.

Помните, как заработали свои первые деньги? Это было как раз в качестве оператора на котельной?

Это было еще раньше. Первые свои деньги я заработала как раз трудом журналиста — писала для разных газет в Луганске. Я пошла в киоск и купила все луганские газеты, какие только нашла. Выписала телефоны и стала звонить. Я тогда еще училась в школе. Честно говорила, что собираюсь поступать на факультет журналистики и хочу попробовать каково это. И практически все, кому я звонила, пригласили меня зайти. Некоторые газеты предлагали мне неоплачиваемую стажировку, а другие даже платили. И вот гонорар за маленькую заметку, подписанную моим именем, и стал моим первым заработком. Мне заплатили 10 гривен, помню, как я была рада.

В вашей профессии каждый день не похож на другой, но все-таки, как выглядит типичный рабочий день журналиста?

Очень типично, когда ты идешь, например, на какой-нибудь фестиваль. Целый день связан с интересными событиями, людьми, знакомствами. Это очень здорово! На таких крупных мероприятиях журналистам отводят специальную зону, там же ходят и музыканты, пьют пиво. К ним можно запросто подойти, поболтать и договориться об интервью, даже если официальные представители музыкантов в этом прессе отказывают. Главное найти общий язык. На таких мероприятиях люди очень доступны, пребывают в хорошем настроении. И ты видишь рядом всех тех, кого слушал в детстве. Так что, если идешь на такой фестиваль, скучать точно не придется.

Сейчас мы подошли вплотную к вопросу: что же все-таки самое привлекательное в вашей профессии, что вы остались ей преданы долгие годы?

(Смеется) Это то, что у меня лучше всего получается, и поэтому я это делаю. Каждый писатель и журналист должен быть графоманом. Кто-то в хорошем смысле, кто-то в плохом, но это обязательно. Очень здорово, когда твоя работа открывается для тебя двери, ранее закрытые, когда ты можешь встретиться с огромным количеством звезд, многие из которых для тебя что-то значат. Как, например, в моем случае — группа «Мумий Тролль». Когда мне было 13 лет, в моей комнате висели их плакаты, и я мечтала хотя бы просто попасть на концерт. Однажды Лагутенко все-таки приехал с гастролями в Луганск. Я видела, как журналисты с бейджами заходят за кулисы, и думала: «Почему мир так не справедлив? Ведь это я должна быть на их месте, я так об этом мечтаю!». А потом прошло еще 13 лет, и мне удалось взять интервью у Ильи Лагутенко, и я сама стала тем человеком, который легко проходит сквозь все посты охраны.

Кажется, что ваша профессия — сплошной праздник и позитив, но наверняка это не так?

У всего есть обратная сторона. Если ты выбираешь фриланс, то ты, конечно, будешь перебиваться от заказа к заказу. У работы в штате свои минусы. Во время работы выпускающим редактором в одном из ведущих глянцевых украинских изданий, я очень часто встречала девушек, которые мечтали работать в нашем журнале, видимо, насмотревшись фильмов «Дьявол носит Прада» и «Секс в большом городе». Им мечталось, что они будут ходить по вечеринкам, встречаться со звездами и им будут за это платить миллион денег. Но это лишь малая часть работы, а большая часть — ранние приходы в офис, «выкидоны» начальства, выговоры и штрафы даже за 10-минутное опоздание. А ты ведь не работаешь в банке и тебя не ждет очередь из клиентов! И еще ненормированный график, особенно если идет сдача номера в печать: это значит, что никто не идет домой, все трудятся до трех ночи, что бы завтра в 10 утра снова быть на работе. Это и большая ответственность, когда ты редактор: если что-то вышло несогласованным или с ошибкой, с плохим фото, кому-то забыли убрать животик в фотошопе, а ты это не проконтролировал — все шишки посыпятся на тебя. Могут и оштрафовать. Так что это такая же работа, как и любая другая, с ранними подъемами, ответственностью и злыми начальниками.

Поэтому однажды мы с моей подругой и коллегой-журналистом Мариной придумали свой видеопроект — Talk To Me project . Мы посещали практически все интересующие нас концерты в городе, взяли интервью у многих мировых звезд: Шеннона Лето из 30 Seconds To Mars, Lacuna Coil, Everlast, Korn, Kosheen, Guano Apes и др.

Я так понимаю, это был зов души? Вы очень любите музыку и проект дал возможность максимально близко познакомиться с исполнителями, которые Вам нравятся?

Да, это так. Это был некоммерческий проект, мы действительно делали его исключительно для души. Нам больше не приходилось искать издания, которые бы купили материал. Мы сами организовывали и делали интервью, монтировали и выпускали ролики. Нашей основной фишкой были оригинальные вопросы. Ведь у музыкантов в турах спрашивают одно и то же: «Как вам наши девушки, как вам наш город, как вам наш борщ?» и все в том же духе. И мне было жаль музыкантов, вынужденных, как попугайчики, повторять заученные ответы. Хотелось как-то и самим развлечься неожиданными вопросами, и их развлечь. И реакция музыкантов говорила о том, что им действительно было интересно! Многие после интервью благодарили нас за то, что наши вопросы дали возможность задуматься и посмеяться.

Как вы готовились к интервью? Как придумывали вопросы?

Мы с Мариной много лет работали журналистами, и в своей сольной работе тоже старались обходиться без банальностей. Если добавить в интервью креатива, то в итоге выигрывают все: и герой, и ты, и читатель со зрителем. Почему этого не делают? Мы с Мариной неоднократно обсуждали этот вопрос.

Когда мы решили сделать что-то свое, то выбрали формат видео. Мы пришли из глянца и, на мой взгляд, эпоха глянца уходит, если уже не ушла. Нам хотелось создать что-то действительно интересное, утрировать вопросы, сделать их совсем необычными. Когда ты пишешь материал для глянца, вопросы должны быть связаны между собой и не совсем дурашливыми. А мы были готовы пойти дальше, шутить, задавать пусть даже дурацкие вопросы, лишь бы это было небанально. Мы сидели, придумывали вопросы, и сами хохотали, записывая самые нелепые версии. У нас был специальный желтый блокнот с кроликом, куда мы заносили все, что придумывали, и впоследствии задавали на интервью. Потом подключились и наши подписчики: в соцсетях мы организовывали конкурсы на самые интересные вопросы с билетами на концерт в качестве приза. Например, Тревору МакНивену из группы «TFK» достался такой вопрос: почему он, будучи рокером, не отращивает длинные волосы, что он о себе думает? Музыкант долго смеялся и сказал, что всегда это скрывал и выдавал короткие волосы за свой стиль, но нам признается: на самом деле отросшие волосы начинают торчать в разные стороны так, что их невозможно ни уложить, ни помотать красиво во время выступления. «Выглядит это отвратительно, поверьте, вы не захотите это видеть», – объяснил нам Тревор.

Многие герои подхватывали нашу игру и отвечали в тон, шутили. Когда мы спросили «Billy Talent», что бы они стали делать в последний день перед Апокалипсисом, то Бенджамин, солист группы, сказал, что соберет в огромный чан все наркотики, залезет в него, а рядом будут 100 девственниц и вот с ними он проведет последний день своей жизни. А другой сказал, что провел бы этот день с семьей. Остальные музыканты стали над ним подтрунивать: «Ну что это за ответ такой? Мы тут стараемся, придумываем!» Потом он исправился, и на вопрос «кем бы ты хотел стать в следующей жизни», сказал, что хочет стать сиденьем женского велосипеда. Музыканты так хохотали, что даже охранники обеспокоенно заглянули в гримерку, проверить все ли в порядке.

С Talk To Me project у меня связано много забавных и интересных воспоминаний. Но когда я переехала в Майами, пришлось оставить проект. Марина сказала, что ей одной неинтересно им заниматься, и сейчас проект закрыт.

Вы переехали в более жаркий климат, это как-то изменило ваши предпочтения в отдыхе?

В Майами жизнь течет очень плавно, неспешно, и это влияет на живущих здесь людей, не важно, родились ли они здесь или только переехали. Океан, лето круглый год — все очень расслабляет и, думаю, на мне это тоже успело отразиться. Здесь много испаноязычных людей, и очень часто можно услышать испанское слово «маньяна», что означает «завтра». Здесь люди привыкли всё откладывать на завтра. Здесь всё — маньяна и все маньяномены. Завтра — дела, а сегодня — жизнь. Работе это на пользу не идет, но для самого человека это даже хорошо (смеется).

Майами — это то место, где вы планируете остаться надолго?

Я всегда мечтала о жизни в Нью-Йорке. И это был первый город США, где я побывала, потом уже переехала сюда. Теперь, после жизни в Майами, мне как-то совершенно не хочется в Нью-Йорк, с его холодом, неуютным метро, огромными расстояниями и невообразимыми ценами. В Майами можно куда лучше себя чувствовать, при этом снимая прекрасное жилье у океана в три раза дешевле, чем стоит квартира в Нью-Йорке с видом на громыхающий мост. Я всегда думала, что я не «морской» человек и не особенно любила курортную жизнь. Но не даром говорят, что Майами — рай на земле. Отсюда не хочется уезжать.

Если сравнивать доходы украинских журналистов и их коллег в Майами, как сильно они отличаются? Допустим, на сколько может рассчитывать человек, мечтающий писать в украинский Cosmopolitan?

Я знаю расценки, но стоит ли об этом говорить? (Смеется.) В любом случае, не советую рассчитывать больше, чем на 50 долларов за полосу.

А сколько можно получать за аналогичную статью в Майами?

В Майами, конечно, можно получать гораздо больше. Но все равно придется делать что-то еще. И в Киеве не просто быть только фриланс-журналистом. Можно, конечно, мнить из себя Кэрри Бредшоу, чьи статьи на расхват. Но я не знаю, сколько должно быть заказов, чтобы вести такой образ жизни, как нам показывают в «Сексе в большом городе». Чтобы покупать столько туфель и жить на Манхэттене, наверное, пришлось бы писать больше, чем 24 часа в сутки (смеется). Так что нужно искать какие-то дополнительные источники дохода.

Это актуально для всех журналистов: чтобы хорошо жить, нужно иметь вторую работу?

Журналистика далеко не самая денежная профессия, если ты не звезда эфира. И это точно работа не для тех, кто мечтает о славе и поклонниках, потому что ты остаешься в тени и берешь интервью как раз у тех, у кого есть слава и поклонники.

Получается, ты только прикасаешься к чужой славе?

Да, зато у тебя есть возможность пообщаться с известными людьми и даже подружиться, такое тоже бывает. Члены русского комьюнити в Майами более открыты для общения с соотечественниками. Здесь люди тянутся друг к другу, рады возможности поговорить на родном языке, вместе сходить в русский ресторан. Практически со всеми нашими героями, которых мы снимали в Майами, мы общаемся после съемок, находимся в хороших отношениях.

То есть помимо источника дохода, вам работа помогает и с психологической точки зрения?

Это помогает значительно разнообразить жизнь. И куда лучше, чем просто писать статьи.

Чем вы больше всего гордитесь в свои 30 лет?

Наверное тем, что я нахожусь там, где мне очень комфортно, там, где я часто чувствую себя счастливой. Я не верю в постоянное ощущение счастья, но в Майами я гораздо чаще его чувствую, чем раньше. При этом я больше не наступаю себе на горло, не заставляю себя. Я отошла от суеты и стрессов офисной работы, когда ты идешь туда, как на каторгу, по слякоти, трясешься в тесноте автобуса. Так что мне есть с чем сравнивать. Конечно, я не так представляла свою жизнь в 30 лет, думала, что у меня будет две машины, свой дом, дети. Но, возможно, это модель жизни подходит более зрелым людям, а я пока не чувствую разницы между собой сегодняшней и собой 18-летней. Так что все еще впереди.

Вы говорите, что сейчас довольны и в целом счастливы, но я все-таки задам вопрос: что бы вы сделали, будь у вас в руках волшебная палочка?

Это один из тех вопросов, что я сама могу задать, а потом смотреть, как человек выкручивается (смеется). Чувствую себя участницей конкурса красоты, которой задали вопрос, а она не знает ответа и все над ней смеются…

Хорошо, а что бы вы пожелали другим людям?

Заниматься тем, что им нравится, и не бояться изменений. Есть такие моменты в жизни, когда тебе кажется, что ты зря рискнул, когда все не получается и ты жалеешь о насиженном теплом местечке, которое оставил. Но в итоге все повернется в лучшую сторону. Я верю, что все, что ни делается – к лучшему. Перекраивая жизнь на свое усмотрение, ты в итоге придешь к тому, что даже не будешь знать, чего бы такого еще себе пожелать — и так все хорошо.

Хорошее пожелание: мучаться, раздумывая, чего бы еще себе пожелать.

Еще когда я жила в Киеве, бывало, что люди, узнав о моей профессии, спрашивали: а как научиться, куда бежать? Я такие вопросы не воспринимаю всерьез. Потому что если человек говорит, что он хочет, и уж тем более «всегда хотел», и при этом до сих пор сидит и даже не понимает, что ему делать для достижении цели, значит, не так уж сильно он желает. Тут нет универсального совета, но когда ты чего-то хочешь, интересуешься темой, ты начинаешь про это читать, узнавать и жизнь сама подбрасывает нужные знакомства, возможности. А когда ты просто сообщаешь, что хочешь чего-то, но не делаешь ни шага в направлении мечты… Я не знаю, как это возможно. Можно найти способ реализовать мечту даже если ты живешь в маленьком городе без интернета, как я когда-то. А сейчас столько возможностей, что я не вижу непреодолимых препятствий для того, кто действительно стремится осуществить свою мечту!

 

Елена, спасибо за полное погружение в профессию журналиста, за прямолинейность и неиссякаемое жизнелюбие! Творческих вам успехов и новых интересных работ и фотографий для таких интервью!)

Если ты также хочешь найти свое призвание – участвуй в онлайн-курсе “Поиск любимого дела” от проекта На своем месте – это увлекательное путешествие длиной в месяц: более 20 заданий на определение твоих  талантов, способностей, целей и желаний,  это тесты по проф. ориентации и полное заключение от профессионалов по направлениям, где тебе стоит искать свое дело. 

Профессия – журналист. Интервью с Ольгой Артёменко

Кто владеет информацией, тот владеет миром
Ротшильд

О профессии журналиста рассказывает Ольга Артёменко, профи проекта "Креативные каникулы" в Санкт-Петербурге.
Всех, кто придет на профориентационную встречу с Ольгой Артёменко, удивит ее путь в профессию. На первый взгляд может показаться, что путь Ольги соткан из случайностей и везения. Но на самом деле за каждой профессиональной удачей Ольги стоит сильное желание стать журналистом и ее неиссякаемое трудолюбие.
Мы собрали наиболее часто задаваемые вопросы школьников о профессии и адресовали их Ольге.

- Когда подростки говорят о своем желании стать профессиональным журналистом, они чаще всего грезят о работе на телевидении. Ольга, стать телеведущим - насколько это реально? Или для большинства школьников телевидение - просто мечта?
Ольга: Стать телеведущим - это, возможно, мечта, но вполне осуществимая. Не бывает, что человек пришел на телеканал, и его сразу поставили на место ведущего. Он должен пройти довольно большой журналистский путь. В основном, начинают с корреспондентской работы.
Сейчас уже не существует понятия «диктор» на телевидении, теперь это не просто "говорящая" голова: телеведущий, например, должен отлично писать тексты, потому что зачастую произносимый текст пишет сам. Если это аналитическая, дискуссионная программа, ведущий должен быть полностью погружен в тему разговора, знать все подводные камни, проблемы, чтобы дискутировать со спикерами.

- Журналист - профессия, требующая от человека проактивности. Расскажите, как делать первые самостоятельные шаги в карьере журналиста?
Ольга: Карьера журналиста строится у всех по-разному. Далеко не все журналисты, кстати, учились на журфаках.
Всегда лучше начинать журналистскую карьеру как можно раньше, потому что опыт набирается не так уж быстро. Самое главное - не бояться и в прямом смысле стучаться во все двери. Не понимаю, почему, но многие студенты того же журфака думают, что когда они получат свои красные дипломы, все пути для них сразу откроются, специально для них освободятся все вакансии в редакциях питерских СМИ. Это не так! Никто не ждет их с распростертыми объятиями. Здесь уж будь добр сам себя проявить.
Я, например, на первом курсе просто пришла в редакцию журнала "Собака.ру" и сказала: "Дайте мне хоть что-нибудь попробовать". Видимо, в каком-то смысле детская наглость их так поразила, что мне поручили сделать материал, чтобы проверить меня. Было жутко тяжело, но я справилась, потому что научилась довольно неплохо писать тексты. Потом дали второе, третье и десятое задание, так я задержалась там на полгода.
На телеканал я попала похожим способом, поэтому рекомендую пробовать, пробовать и еще раз пробовать! А главное, не бояться, что тебе скажут "нет". Ну и что? Значит, завтра подготовитесь лучше.

- Что Вы можете сказать родителям, которые считают, что журналистика - это не профессия, она не может обеспечить «достойное существование»?
Ольга: Я прекрасно понимаю родителей, которые не считают журналистику профессией. Это довольно нестабильная работа, особенно в первое время, но жутко интересная. Родителям стоит выслушать ребят, чем именно их привлекает журналистика, а не рубить сразу с плеча. Возможно, у ребенка есть кумир-журналист, на которого он хочет быть похож, и это прекрасно. Тем более, надо помнить, что, если человек сильно-сильно горит желанием заниматься определенным делом, он преуспеет в этом, станет успешным, а успешные журналисты очень даже хорошо зарабатывают.

- Что ждет ребят, участников профориентационного проекта "Креативные каникулы" на встрече с Вами?
Ольга: На моем дне ребят ждут журналистские задания, мы попробуем себя в профессии. Придется много говорить и устраивать мозговой штурм. Работа журналиста - это всегда активная работа головой.

Ольга Артёменко, продюсер и соведущий ежедневного общественно-политического ток-шоу "Проект 2015", выпускница Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций Санкт-Петербургского государственного университета.

Подробнее о весенней программе "Креативные каникулы с Профи" >>

Материал подготовила: Влада Дворянинова, тренер Креативных каникул

Читайте также:
Интервью с журналистом Ольгой Артеменко – ведущей городского профлагеря в Санкт-Петербурге
Творческая профессия – прокормит ли?
Профессия - продюсер. Михаил Ищенко - продюсер, занимается производством видеороликов для клипов и рекламы
Профессия стилист: помогать людям становиться лучше. Александр Sandr - профи проекта "Креативные каникулы" в Санкт-Петербурге
Профессия аранжировщик и саунд-продюсер. Павел Бровцин – гость программы Креативные каникулы с профи в Санкт-Петербурге
Придумывать конфеты - это творчество, или наука? Интервью с Натальей Васильевой
Маркетинг - профессия больших возможностей. Интервью с Анастасией Урядиной


Диалоги о журналистике. Интервью с Андреем Бабицким — Мармазов.Ру

Андрей Бабицкий — легендарный человек в новейшей истории российской журналистики. Пожалуй, немногие его коллеги способны так удивлять профессиональную общественность. Проработав долгое время на проамериканском «Радио Свобода», он всегда оказывался в эпицентре событий, брал интервью у боевиков и жестко критиковал российское руководство за принимаемые решения. Острый на язык и жадный до правды, он всегда давал слово тем, кому не позволяли высказываться, а в 2014 году был внезапно уволен за поддержку Путина и публикацию материала о фактах убийств украинскими силовиками мирных жителей. Став совершенно свободным журналистом, он переехал в Донецк и продолжил свою профессиональную деятельность.

У таких личностей есть чему поучиться, вдвойне приятно, что Андрей Маратович согласился на интервью. Согласовав детали, я начала подготовку и обнаружила новый пост на его странице в Фейсбуке, который невозможно не упомянуть:

«Уход со «Свободы» очень способствовал удивительному приращению мастерства. Мне, чтобы добраться хотя бы до минимального достатка, приходится нынче писать какое-то немыслимое количество текстов.

И объем, который обретает уже производственные масштабы, вынуждает совершенствовать качество взгляда на вещи. Я и раньше заглядывал в тонкие смыслы, но делал это редко, поскольку должен был заниматься еще и организацией работы своей редакции, а, кроме того, был схвачен очень узкими тематическими рамками.

Теперь же, чтобы каждый мой текст был интересен, чтобы он выглядел как серьезное умственное действие, я вынужден ставить размер проходки на максимальную глубину — осознанно ходить не туда, куда ходят другие, заранее перекрывать естественное стремление двигаться в направлении мейнстрима.

То есть, моя победа не только в том, что я отказался от очень обеспеченного и гарантированного на года образа жизни, выбрав свою правду, она еще и в умножении смыслов, которыми будет и уже расцвечено мое бытование в слове».

(26 декабря 2016 г.)

Бабицкий, видимо, серьезно задумался о теме нашего разговора и впервые публично оценил свою журналистскую деятельность за последнее время.

С этого высказывания началось наше интервью.

— Андрей Маратович, прочитав ваш последний пост, я хотела бы спросить: все-таки тяжелее работать на фрилансе или состоять в штате? 

— Ну да, наверное в штате легче, – на гонорарах много не заработаешь, и надо понимать, что «Свобода» – это всё-таки богатая американская организация, а моё имя было частью бренда. И я за 20 с лишним лет наработал стаж и получал довольно высокую зарплату Такую, какой в российских СМИ практически не бывает, разве что на телевидении.

— Но вы могли бы найти себя в каком-то другом медиахолдинге, уже российском.

— Наверное, да. Меня абсолютно устраивает фриланс. Мне нравится жить в Донецке. Я чувствую себя здесь как в аэродинамической трубе, через которую история себя прогоняет. В первую очередь, это моё место жизни.

— Значит приятное ощущение себя в гуще событий заставляет вас стремиться в горячие точки?

— Не совсем. Например, во время двух чеченских войн, где я работал, у меня скорее была правозащитная мотивация. Мне крайне не нравилось то, что делало наше государство: непропорциональное применение силы, в результате которого гибли мирные жители. И мне казалось, что я должен повлиять на ситуацию, чтобы уменьшить тот ущерб, который наносился военной силой на этой маленькой территории.

— А что Вас тогда заставило поехать в Донецк?

— В данном случае мотивация скорее личностная. Мне кажется, что Донбасс это такая передовая линия фронта, на которой отстаиваются интересы русского мира. Здесь история перекатывает волнами через людей. Это центральное место для меня, где сопрягается будущее России. Здесь обретают себя заново русские люди, и мне интересно здесь находиться. Я живу как обычный житель, и ни с кем особенно не общаюсь из начальников, чиновников, людей, которые являются ньюсмейкерами. Я избегаю официальных мероприятий.

— Как же Вы тогда продолжаете работать, не коммуницируя с официальными лицами?

— Я сейчас не работаю в информационных жанрах, только когда меня просят в каких-то изданиях. Политической аналитикой я не брезгую, но это бывает достаточно редко. В основном я пишу об общих тенденциях, а не о конкретных процессах. Мне кажется, что сейчас я больше способен связывать события какими-то смыслами. Не описывать их, а прочитывать их глубину, у меня это лучше получается, хотя и репортажи получаются неплохо.

— Я бы хотела читать ваши репортажи, но они мне не попадаются. 

— И репортажи я делаю крайне редко, могу только вспомнить один большой на «Лайфе» (Life.ru), который я написал после поездки в Чечню. Он называется «Чеченская головоломка». Кстати, там соединён репортаж с точкой зрения. То есть и мнение, и факты. Можно ведь смешивать жанровые формы, правда, не у всех это хорошо получается.

— Вам надоело писать репортажи?

— Репортаж, по моему глубокому убеждению, самый значимый жанр журналистики, центральный, вокруг которого вся журналистика и складывается. Я же чаще всего и пишу то, что мне хочется, и это – публицистика.

— Почему публицистика?

— Мнение крайне важно. Особенно в русской журналистике. Мы все помним имена Писарева, Белинского, это тоже журналистика. Очень часто журналист может связать смыслом кажущиеся хаотическими на первый взгляд происходящие события. Придать им определённую форму и объяснить, каковы тенденции, чего можно ожидать, сделать какие-то прогнозы.

— Что вам кажется особенно важным в данный период времени?

— Меня интересует происходящее в Донбассе с точки зрения истории. Это эпохальные вещи, и мне совсем не хочется, чтобы у меня в башке какой-то лишний политический мусор образовался. Я пишу по пять текстов в неделю, стараюсь делать их оригинальными, находить особый ракурс, не так чтобы это была подёнщина.

— Вы сами предлагаете темы своих материалов?

— Приходится самому их выдумывать – редактора не хотят заказывать, а это едва ли не сложнее, чем написать статью, найти сюжет.

— Многие журналисты позавидовали бы такой свободе самовыражения.

— Если в таких объемах материалы выдавать, вы очень быстро опишете всё на свете. И моя проблема как раз в том, что я должен писать о том, о чём хочу писать. А мне очень часто не хочется вообще ничего писать.

— Издержки профессии?

— Нет, просто слишком большой объём.

— Согласны ли вы с утверждением, что журналистика ¬ это четвертая власть?

— В каком-то смысле. Это же зависит от ситуации: в советское время журналист был что-то вроде чиновника: тогда статьи выглядели как указания на ошибки; сейчас, я думаю, наша профессия менее влиятельна, чем при Ельцине, когда журналист был человеком, сеющим «разумное, доброе, вечное», представителем «демократических свобод».

— Но сейчас не все так плохо с российской журналистикой, разве нет?

— На данный момент, влияние журналиста прямо пропорционально качеству его мысли, способности проникать в суть происходящего, тех процессов, которые идут в стране, то есть это не в чистом виде власть, это механизм обратной связи. Общество через журналистику говорит о своих проблемах, о своих чаяниях.

— Прислушивается ли государство к СМИ?

— В той степени, в которой руководители гос. структур готовы прислушиваться к обществу – журналистика является властью. Если они готовы – журналист является представителем общества и способен что-то менять в происходящем. Если не готовы – степень влияния журналиста падает до каких-то минимальных величин. Сегодня, мне кажется, власть готова. И это неплохо.

— То есть коммуникация налажена?

— А вы посмотрите на пресс-конференции президента: там собираются люди самых разных взглядов. Например, на последней, декабрьской, – Путину даже нахамил самым неделикатным образом украинский журналист. Это и есть такая показательная картинка, которая говорит о том, что власть не прячется от каких-то неприятных неудобных вопросов. Другое дело, что такая костная, не преодолевшая свою неповоротливость система, еще не может немедленно реагировать на какие-то желания или сигналы.

— Способны ли СМИ оказывать влияние на народ и помогать людям лучше понимать то, что происходит в стране и в мире?

— Знаете, мне этот вопрос кажется несколько странным. Первая функция журналистики – сообщать о происходящем, потому что люди, в общем, очень часто сами в состоянии понять, что происходит. Им важно знать прежде всего фактуру, а потом уже, если не разбираются, они обращаются к экспертам, публицистам. К тем, кто может пояснить суть процесса.

— То есть эксперты и публицисты – это мудрецы, толкователи для народа?

— Журналисты не есть какая-то особая каста. И живут они теми же проблемами, что и остальные граждане.

— То есть вы часть народа?

— Мне кажется, что в народе разлито глубочайшее понимание мироздания, которое я должен в себе сгустить до информатора конкретного текста. Я беру это не из себя, я как-то связан со всей культурной тканью народа, общества.

И вот, через какие-то миллионы связующих нитей ко мне, оттуда перетекает глубина сознания моего народа, поэтому я ничему учить людей не собираюсь, а хотелось бы, чтобы он меня научил.

— Получается ли у вас быть беспристрастным?

— Субъективизм неизбежен в самой сути понимания описания. Вы живой человек, чувствующий, имеющий вкусы, привычки, у вас свой опыт. Даже предметно-бытовая деталь, которая вам кажется значительной, кому-то покажется бессмысленной, так что субъективизм проявляется всегда, единственное, что можно попытаться, и нужно пытаться это сделать, это, конечно «технически» восстанавливать объективность собственного текста, собственного материала.

— Каким образом можно этого добиться? 

— Просто уравнивая в правах точки зрения тех, кому вы симпатизируете, и их оппонентов, давая им одинаковое пространство для выражения собственной позиции. Нормальная, хорошая журналистская технология, англо-саксонская.

— Что вы думаете по поводу того, что средства массовой информации стали инструментом информационных войн?

— Это уже не журналистика. Это пропаганда. Информационная война имеет дело с оружием. Она должна обескуражить, ввести в заблуждение, обмануть, деморализовать. И здесь используются все возможные приёмы, которые в журналистике запрещены.

— Как должен вести себя журналист?

— Журналист не должен лгать. Журналист не должен подтасовывать факты.

Пропагандист может себе это позволить, потому что это заложено в суть того, чем он занимается.

— Только люди не всегда могут разобраться, кто журналист, а кто пропагандист. 

— Журналист это тот, кто следует кодексам.

— В советское время это были пропагандисты?

— Нельзя сказать, что Советский Союз был такой бетонной плитой, который всех придавил и не давал им дышать. Была хорошая журналистика, в «Литературной газете» например, были отдельные люди, которые умудрялись писать прекрасные острые очерки.

— А сейчас вы чувствуете себя свободным?

— Абсолютно! Ощущаю себя свободным. Но я как бы прикован к своим идеалам – к тому, что я считаю священным. И это не делает меня несвободным. Я очень не много знаю людей, которые поменяли бы сытую безбедную жизнь на вот этот поиск куска хлеба, как у меня это произошло, – ради того, чтобы не поступиться собственными принципами.

Мария Белъ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *