Музыкальные рецензии: Рецензии на Роккульт – Музыкальные рецензии. Рецензии на музыкальные альбомы

Рецензии — InRock

Tom Keifer Band «Rise» (2019)
Михаил Стеблецов Январь 30, 2020

Не любить голос Тома Кейфера из Cinderella невозможно. Он совместил все человеческие качества и эмоции, которые только можно выразить и

Juggernaut “Trouble Within” (1987/2019)
Алексей Арбузов Январь 29, 2020

Второй и, к сожалению, последний альбом техасских техникал-спид-трэшеров. Прошёл всего год с момента выхода сногсшибательного дебюта, а в составе Juggernaut

Juggernaut “Baptism Under Fire” (1986/2019)
Алексей Арбузов Январь 29, 2020

Дебютный альбом “Baptism Under Fire” американского «Джаггернаута» – одна из незаслуженно забытых жемчужин техничного спид-трэша. Собравшись в 1984-м и попробовав

Iggy Pop «Free» (2019)
Владимир Михайлов Январь 29, 2020

Игги Поп, возможно, записал свой лучший альбом. Как бы ни было парадоксально такое заявление про артиста, чей каталог, включая The

Iron Savior «Kill Or Get Killed» (2019)
Дмитрий Кошелев Январь 29, 2020

За те более чем двадцать лет, что «Железный спаситель» бороздит просторы Вселенной, он снискал заслуженную любовь любителей добротного хэви-пауэра. Практически

Hollywood Vampires «Rise» (2019)
Михаил Стеблецов Январь 29, 2020

Если первый альбом «Вампиров», посвящение музыкантам, почившим в 70-х, содержал только три оригинальных песни из 14 (четыре из 17 для

Gary Hoey «Neon Highway Blues» (2019)
Владимир Михайлов Январь 27, 2020

Когда парень бросает школу, чтобы больше времени уделять гитаре – сразу ясно, что он далеко пойдёт. Звёзды чуть не улыбнулись

Guru Guru «Rotate!» (2018)
Никита Терёшин Январь 25, 2020

В 2018 году классики немецкого краутрока Guru Guru отпразновали 50-летие своей творческой деятельности, приурочив к этому событию масштабный тур и

The Good, The Bad and The Blues «The Good, The Bad and The Blues» (2019)
Никита Терёшин Январь 25, 2020

«The Good, The Bad and The Blues» – одноимённый альбом группы из Детройта, ставшей полуфиналистом (2014) и финалистом (2015) престижной

Ian Gillan «Contractual Obligation» (2019)
Редакция Январь 25, 2020

26 июля Ян Гиллан наконец-то выпустил обещанный ещё в апреле альбом «Contractual Obligation». Название «Контрактные обязательства» иронически обыгрывает прохладное отношение

5.1. Рецензия. Музыкальная журналистика и музыкальная критика: учебное пособие

Слово рецензия происходит от латинского recensio – суждение, рассмотрение, обследование. Внимание музыкальной рецензии направлено на оценку творческого объекта – музыкального произведения, музыкального исполнения, музыкальной постановки, музыкально-творческого события.

Хотя рецензирование присуще отнюдь не только художественной сфере (оно существует и в науке, и в технике), есть принципиальное отличие научно-технического рецензирования, стремящегося объективно оценить достигнутое, от деятельности рецензента в области художественного творчества. Связано это с тем, что художественная рецензия обращена именно на произведение искусства, и мастерство рецензента заключено в

субъективном восприятии другого художественного мира, во взаимодействии с ним. «Рецензия, – как писал известный литературный критик Л. Аннинский, – есть духовная встреча двух разных людей. Встреча двух личностей: того, кто пишет, и того, о ком пишется. Это не рабское растворение в себе, это не он и не я, это что-то третье, что-то совершенно новое, это наша встреча, наше событие. В чем тут сложность? В том, что „событие“ раскрывает одновременно духовный мир двух разных людей»2.

Не будучи ни приговором, ни истиной в последней инстанции, музыкальная рецензия призвана запечатлеть конкретное мгновение, когда творческий художественный объект попадает в поле восприятия определенной личности. По одному поводу может возникнуть много рецензий, разных, даже диаметрально противоположных по выводам. Спектр возможных оценок отражает множественность музыкального восприятия, о которой уже шла речь.

Самым главным в рецензионной работе является оперативность отклика. Рецензия тем ценнее, чем она ближе по времени к тому конкретному мгновению, когда состоялась встреча явления искусства и его восприятия. Ценностное отношение к художественному событию находится в апогее в момент представления. Как бы разлитое в атмосфере, оно тут же начинает таять (сколь быстро – зависит от художественного уровня явления: иногда воспоминание о нем длится годами, иногда исчезает сразу за порогом концертного или театрального зала). Именно поэтому музыкальная рецензия – непременно быстрый отклик. Она скоро устаревает, ее актуальность кратковременна.

Из смысловых компонентов музыкально-журналистского выступления (см. раздел 3.3) в рецензии могут быть представлены все. Однако и информационная, и проблемная составляющие в некотором роде факультативны, то есть они не обязательны, хотя и желательны, – информация помогает «войти» в рецензируемое явление тем, кто с ним непосредственно не соприкасался, а проблемная часть выводит на более высокий уровень обобщения, погружая явление в контекст культуры. Основными же и обязательными являются три других компонента:

анализ, интерпретация, оценка. Из них оценка – главная цель написания рецензии, анализ и интерпретация – механизмы ее успешной реализации.

Аналитическая часть рецензии питается музыкальным знанием. Здесь особенно важны навыки профессионального общения с музыкой: восприятие интонационного строя, языка, формы, драматургии нового сочинения, технического совершенства (или дефектов) исполнения, то есть всех собственно музыкальных сторон художественного явления, из которых и во взаимодействии которых складывается художественный результат. Не менее важна и способность обобщать, систематизировать эти разрозненные музыкальные данные («поверить алгеброй гармонию»). В аналитической части работы для рецензента существенны как все формально-технологические детали (их, правда, если и привлекать в конечном тексте, то в основном следует «переводить» на язык общедоступных образно-эстетических эквивалентов), так и весь музыкально-исторический контекст. Главная задача анализа – посредством проникновения в предложенную музыкальную «материю» понять и осмыслить ее «дух».

Интерпретация – самая творческая и самая субъективная часть рецензии. Именно здесь автор рецензии творит свой мир, воспламеняясь чужим. Характер ассоциаций, сравнений отражает жизненный и художественный опыт пишущего, его мироощущение, философские установки, ценностные ориентации. Именно в части интерпретации возникает контакт не только между духовным строем художника и критика, но и критика и читателя. Извлекая из текста моменты толкования, мы либо радуемся встрече с единомыслящей и единочувствующей личностью, либо внутренне протестуем. Личность критика в момент интерпретации обнажается, рецензируемый объект окрашивается субъективным отношением воспринимающего.

Оценка, хотя и является стержнем рецензии, не обязательно образует какой-либо специальный раздел в тексте. Оценочно окрашены могут быть все рассуждения, причем в наибольшей степени именно моменты интерпретации. И, зачастую, не столько в характере привлекаемых аргументов, сколько именно в тональности изложения, создаваемой литературной стилистикой – лексикой, эпитетами и сравнениями, а также «темпоритмом» синтаксиса, – прежде всего кристаллизуется оценочный образ рецензии.

Для иллюстрации работы рецензента с разной направленностью оценочных выводов сравним две рецензии В. Каратыгина, опубликованные с недельным интервалом в январе 1913 г. в газете «Речь». По форме их сближает не только единое авторство, но и единый объект и даже «шапка»: «Шестой концерт Кусевицкого» и «Седьмой концерт Кусевицкого». В обоих концертах слушателю была представлена премьера нового сочинения, и перо маститого критика направлялось прежде всего на оценку музыкальной новинки. При этом, с позиции сегодняшнего знания, оба произведения – Седьмая симфония Малера и «Петрушка» Стравинского – нетленны. Однако тогда это было соприкосновение с неизведанным миром, и в восприятии и оценке критика явственно отражается

его эталон прекрасного, его ценностные критерии и характер оценочной деятельности.

В первой из рецензий еще до того, как автор подойдет к новому сочинению, он раскрывает свою установку на творчество Малера, которая во многом определит и все последующее: «Рассматривая же его симфонии с чисто художественной точки зрения, трудно не заметить, что композиторское дарование Малера было совершенно второстепенным, в миллион раз уступавшим его огромному дирижерскому таланту…»3. Ключевыми с оценочной точки зрения словами несомненно являются

миллион раз (убийственная гипербола!) и уничижительное определение второстепенным, усиленное словом совершенно.

Далее все сказанное, а также еще несколько отрицательных характеристик типа чувство скуки, досада, постепенно подводит к главному этапу рецензии, в котором и аналитические элементы (характеристики мелодико-интонационных деталей, особенностей формы, стиля, жанра, музыкально-исторический контекст) и интерпретация (прежде всего эпитеты и другие образные параллели) жестко оценочно окрашены:

…сама по себе музыка Седьмой симфонии оставляет все же крайне неопределенное впечатление. Пресловутый «демократизм» Малера большей частью сводится к простой мелодической вульгарности и банальности. Формальные очертания частей рыхлы и сбивчивы. Много длиннот. Много дешевки. Много музыкальных грубостей. И очень мало самостоятельности. Здесь народный мотив, там слышатся отзвуки Брамса, Вагнера, Брукнера или вагнеризованных «Песен об умерших детях» самого Малера. Сравнительно более удачная и гармонически интересная часть – средняя, скерцообразное «Schattenhaft». В целом произведение весьма безотрадное, отдельные красивые страницы которого не могут искупить общей нескладности и бледности симфонии

4.

Во второй рецензии, напротив, автор явно изначально увлечен музыкой. Хотя на уровне аналитическом он констатирует формальные дефекты, как бы страхуясь от возражений противников, вся интерпретация несет на себе печать восхищения, постепенно подтверждаемого богатой системой доказательств. Оттого весь приводимый ниже основной блок анализа – интерпретации – оценки сочинения строится автором от противного, создавая сильнейшее нарастание с оценочной кульминацией в завершении:

Со школьной точки зрения, изругать эту вещь последними словами – задача до того легкая, что едва ли способна показаться соблазнительной даже самым ярым врагам подобной музыки. Резкие, визгливые переченья здесь на каждом шагу. Всевозможные параллелизмы чуть что не возведены в принцип. Трезвучия Fis и С звучат одновременно в арпеджированной фигурации.

Не музыка, а какая-то сплошная колючая изгородь из музыкальных дерзостей и беззаконий, которая у многих может отбить охоту проникнуть за ограду, в нутро авторской души. Но если у вас даже найдется охота доказывать, что «Петрушка» – сплошная «безграмотность», то у вас, после сказанного выше, просто нет

права доказывать, что музыка плоха, потому что «безграмотна». Точно так же и у меня нет ни охоты, ни права убеждать кого-нибудь, что вещь эта хороша именно тем, что в ней такое изобилие нарушений всех «законов» и основ музыкальной теории. Непосредственное чувство – единственный критерий, когда имеешь дело с произведениями столь радикальными. Если у вас ответным чувством по адресу Стравинского является отвращение – не буду спорить. Его так же нельзя логически и теоретически мотивировать, как то противоположное чувство, которое тот же «Петрушка» возбудил во мне и о котором можно только рассказать, – живейшей художественной радости. Радость эта оттого, что прежде всего в «Петрушке» чувствуется наличность огромного и необычайно яркого таланта, до того покоряющего, что силы его не могут не признать самые ожесточенные из врагов Стравинского. Музыка «Петрушки» все время кипит, сверкает, пенится, играет самыми восхитительными переливами оркестровых красок, в изощренном чутье которых легко угадывается достойный ученик незабвенного Римского-Корсакова. Слушаешь сцену за сценой… и приходишь к неожиданному выводу: совсем она не анархична, эта музыка. Тысячи нитей протягиваются от нее к творчеству Римского-Корсакова, Бородина (в «Петрушке» есть даже фигурация совсем как в сцене гудошников в «Игоре»), в особенности же Мусоргского и новых французов. Конечно, это не Корсаков, и не Мусоргский (может быть, Римский-Корсаков, будь он сейчас жив, даже не одобрил бы многих «крайностей» Стравинского), и не Дебюсси. Но из этих именно истоков плюс богатейшее личное дарование возникло очаровательное, такое свежее, своеобразное и жизненное искусство Стравинского»
5
(курс. авт. – Т.К.)

В своей рецензии В. Каратыгин не просто пребывает в восхищении на уровне непосредственного чувства. «Радикализм» музыки требует аналогичных подходов и от критика, тем более что он сильнейшим образом ощущает возможное неприятие консервативного слушателя. С одной стороны, автор мобилизует эрудицию, справедливо стремясь осмыслить новое произведение в контексте исканий Римского-Корсакова, Бородина, Мусоргского, Дебюсси… С другой – он творит параллельный образный мир воспринятой им «живейшей художественной радости». Здесь логика бессильна и даже не нужна, здесь нужно чародейство, способное заразить и увлечь читателя (музыка «Петрушки» все время кипит, сверкает, пенится, играет самыми восхитительными переливами оркестровых красок…). И с этих двух позиций критик разворачивает свою рецензию как бой с обреченным на поражение противником.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Рецензии на великие альбомы | Рецензор

Waiting For The Sun — третий альбом калифорнийской группы The Doors. После своих первых великолепных записей The Doors и Strange Days, данный релиз не избежал участи пресловутого «синдрома третьего альбома». Однако, вопреки всему, именно он является безоговорочным must have слушающей аудитории того времени.

The Doors — дебютный альбом американской группы The Doors. Раняя поэзия Моррисона вошла в симбиоз с органными калейдоскопами Манзарека, гитарными узелками Кригера и джазовым ритмическим почерком Денсмора. Так и появился на свет великий альбом, отражающий поворотный момент в истории и культуре второй половины 60-х. Альбом-легенда.

Revolver — седьмой альбом великой группы The Beatles. Пластинка стала началом перемен в звучании группы, их внешности, и самое главное — изменений в развитии музыкальной индустрии. «Револьвер» несомненно изменил мир и стал чудотворной иконой для продолжателей этой ветви рок-н-ролла.

Nevermind — прорывной альбом по всем фронтам: группа Nirvana в один вечер обрела мировую славу, благодаря чему MTV получил дополнительную аудиторию среди тех самых teen spirits, а Курт Кобейн обрел статус «голоса поколения». «Невермайнд» стал главным подростковым альбомом, на котором выросло поколение 80–90-х и занял свое место в истории.

A Night At The Opera — уникальное явление в рок-музыке. Его можно отнести к хард-року, глэм-року или прогрессив-року. Но это не важно, ведь «Ночь в опере» — гениальная работа от первой до последней ноты. Альбом принято считать классикой рока и уж точно лучшим альбомом в дискографии Queen.

Transformer — шикарная пластинка! Самобытный вокал Лу Рида, безусловное влияние Зигги Стардаста, немного лоу-файный звук и красивейшие гармонии. А что еще нужно хорошему диску? Помимо хороших песен такому диску нужен большой хит — Perfect Day. И еще такой диск надо записывать на правильной студии с правильными музыкантами и продюсерами. На Transformer это все присутствует в лучшем виде.

John Lennon / Plastic Ono Band — первый сольный альбом экс-битла Джона Леннона. Самый личный, самый честный, самый смелый и невероятно простой по звучанию. Он также известен под названием The Primal Scream Album. А все потому, что многие песни родились вследствие прочтения Джоном книги Артура Янова «Первобытный крик» и прохождения вместе с Йоко Оно курса терапии первобытным криком под личным руководством автора методики. Именно поэтому на альбоме так много криков и воплей. И бесконечно много истины.

Треугольник — воистину лучший советский концептуальный рок-альбом. Хотя, вообще-то там больше авангарда и абсурда, нежели привычного рока. Альбом примечателен многими явлениями, которые в дальнейшем отразились на «Åквариуме»: здесь впервые появился легендарный пианист Сергей Курехин («Поручик Иванов», «Мочалкин Блюз» и др.), многие абсурдные стихи написаны экс-участником «Åквариума» Анатолием Гуницким, молчаливый виолончелист Всеволод Гаккель в первый и последний раз спел сольно («Два Тракториста»). На альбоме можно услышать даже женский вокал («Крюкообразность»). Эта пластинка не лезет ни в какие рамки и уж никак не ассоциируется у рядового слушателя с такими песнями «Åквариума» как «Поезд в огне» или «Рок-н-ролл мертв».

Sheer Heart Attack — альбом, который вывел группу Queen на новый уровень. Во-первых, к ним наконец-то пришел первый коммерческий успех (2-е место в британском хит-параде с песней Killer Queen). Во-вторых, их тогдашний продюсер Рой Томас Бейкер провел невероятную работу над звуком (а годом позже он сделал грандиозную A Night At The Opera), благодаря чему Queen нашли свой фирменный звук. В-третьих, они оказались умными людьми: получив доступ к качественной аппаратуре, начали использовать ее «в хвост и в гриву», выжимая из нее максимум. Прибавим к этому талант самих музыкантов и нестандартный подход к продюсированию. И в сумме получаем оригинальную новаторскую пластинку.

Let It Bleed — один из лучших рок-альбомов в истории музыки. Настоящая классика. О нем можно говорить часами. А слушать-переслушивать — годами. На этой пластинке «роллинги» подписали окончательный контракт с дьяволом, настолько окончательный, что даже включили в треклист кавер на песню Love In Vain Роберта Джонсона (того самого, который продал душу дьяволу в обмен на мастерство игры на гитаре). Да и в мире много чего происходило: шла к логическому завершению война во Вьетнаме, эпоха хиппи исчерпала себя, так и не сказав ничего внятного. И начал набирать обороты хард-рок.

Музыкальные рецензии

Lana Del Rey «Born to Die»

Лана Дель Рэй - девушка, больше всех остальных похожая на роковую женщину, с глубоким, выразительным, и даже немного одурманивающим вокалом, и, помимо этого, просто модель.

Нет ничего случайного в том, что она стала известной примерно за год до выхода ее дебютного альбома «Born to Die». Первые истерики по поводу ее творчества начались еще в середине прошлого года, с появлением ошеломляющей песни «Video Games» и настолько же неординарного видеоклипа к ней. Причем внимание к Лане Дель Рэй росло с каждым днем, и это и привело к тому, что в январе она выступила в одном из самых популярных телешоу Америки «Saturday Night Live» (став второй по счету исполнительницей после Натальи Имбруглии, которая принимала участие в этом шоу, не имея на руках записанного альбома).

Легко понять те причины, благодаря которым она получила контракт на выпуск своего альбома, и дело тут вовсе не в привлекательной внешности, а, прежде всего, в ее навыках как сочинителя песен и очаровательном голосе. «Video Games» - действительно прекрасная песня, вызывающая воспоминания о Файоне Эппл и Анне Калви, и представляющая собой совершенно новую вариацию на вечную тему под названием «женщина как объект сексуального желания». Ее исполнение, свободное, естественное, с заметной усталостью в голосе, спасает песню от любого намека на повторение пройденного, превращая ее в безусловное достижение.

К сожалению, «Born to Die» имеет один, и при этом очень большой, недостаток. Все его песни, посвященные тем же темам одиночества, сексуальной стороне жизни и отсутствию взаимопонимания, отделяет от «Video Games» настоящая пропасть - в них нет столь же явно изящной лирики, эмоциональной силы или просто и понятно выраженного сочувствия. Дель Рэй пытается использовать все шансы, которые у нее есть, экспериментируя с собственным вокалом и манерой пения, вплоть до практически прямого обращения к стилю рэп, и стараясь сделать тексты альбома непохожими на другие и свойственными ей одной, что иногда приводит к строкам вроде «он любит меня каждым биением своего сердца, сделанного из кокаина», напоминающим более или менее удачные фразы в каком-нибудь достаточно популярном и новом художественном фильме. Она неспособна быть на протяжении всего альбома настоящей разбивательницей сердец, и, в основном, все ее песни представляют собой едва заметное подобие «Video Games». Весьма интригующее начало, но Лане Дель Рэй так или иначе придется приложить огромные усилия, чтобы все ее творчество стало столь же успешным, как это было обещано ею самой.

Джон Буш
www.allmusic.com

James McCartney «The Complete EP Collection»

Очень похожий на своего отца внешне, но по своим вокальным данным напоминающий скорее его знаменитого соавтора, Джеймс Маккартни вынужден бороться за свое собственное имя, точно также как Джулиан и Шон Леннон, Фрэнк Синатра-младший и все остальные дети икон рок-музыки.

За последние два года Джеймс выпустил два мини-альбома, «Available Light» и «Close At Hand», продюсерами которых стали сам Пол Маккартни и Дэвид Кан, вместе с которым Маккартни-старший записывал несколько своих собственных работ. «The Complete EP Collection» объединяет два мини-альбома вместе, содержит несколько бонус-треков, и, в целом, кроме достаточно удачного дебюта, рассказывает о не менее удачном его продолжении.

Гитара «Рикенбекер» и отчетливый, ясный вокал Джеймса Маккартни в песне «Angel» задают настроение всему альбому «Available Light», в то время как «Glisten» явно говорит о его таланте превращать проносящиеся в голове мысли в весьма осознанные тексты - эта баллада звучит подобно лучшим песням Нила Финна. При этом Джеймс Маккартни в своей дебютной работе довольно быстро исчерпывает собственное вдохновение, заканчивая пять новых песен легко забывающейся кавер-версией песни Нила Янга «Old Man». Бонус-треки «New York Times» и «I Love You Dad» могли бы остаться незамеченными, если бы не последняя «Moonstar», столь приятно напоминающая самые импульсивные песни «Wings», например, «Hi Hi Hi».

К счастью, «Close at Hand» звучит гораздо увереннее, показывая способность Маккартни-младшего писать куда более запоминающиеся мелодии, начиная с «I Only Want to Be Alone» и «Wings of a Lightest Weight», и продолжая впечатляющей, звучащей отчасти в стиле электро-рок, прекрасно сыгранной «Else and Else But Dead». В то время как Джеймс Маккартни имеет неоспоримый потенциал как сочинитель песен и музыкант, его песни, по меньшей мере, звучат как пример хорошего вкуса, но не могут полностью утверждать ни на что не похожую особенность их создателя.

Его фамилия для любого начинающего музыканта является и благословением, и проклятием одновременно, но «Close at Hand» представляет собой явный признак того, что первые шаги Джеймса Маккартни, сделанные им в попытке уйти из тени его знаменитого отца, скоро могут привести к тому, что его музыка будет противостоять любым неизбежным сравнениям.

Джордж Лэнг
www.newsok.com

Рецензии | RAP.RU

A$AP Twelvy – Heaven Can Wait (feat Emillz)

Majid Jordan – Learn From Each Other

Chance The Rapper – Israel (Sparring) feat. Noname Gypsy

YG – G Thang (feat. Fiend & A.V.)

Rapsody – Don't Need It Remix (ft. Joey Bada$$ & Merna)

Casey Veggies – Anybody

CyHi The Prynce – Elephant In The Room

BJ The Chicago Kid – Nothin But Love (ft. Joey Badass & Hannibal Buress)

Jamie xx – Good Times ft. Skepta (Remix)

Dj Mustard – Why'd you Call? (feat. Ty$ & iLoveMakonnen)

Angel Haze – Impossible

iLoveMakonnen – Leave it There

Omen – Things Change (feat. J. Cole)

T-Pain – Classic Man T-MIX

Major Lazer – Lean On (Remix ft. Ty Dolla $ign)

Future – Where Ya At (ft. Drake)

KAYTRANADA – Return Of The Mack (Jay Dee blend)

Skepta – Ojuelegba (ft. Drake & Wizkid) [Remix]

Drake – Sweeterman [Remix]

OG Maco – Lord Have Mercy

Ty Dolla $ign – Blasé ft. (Future & Rae Sremmurd)

Future – News Or Somthn

Allan Kingdom – Refresh (feat. Kevin Abstract)

DeJ Loaf – Back Up (feat. Big Sean)

iLoveMakonnen – Where Your Girl At

Dej Loaf, Young Thug – Shawty

Kehlani, Iamsu!, G-Eazy & Lil B – Champion

Bilal ft. Kendrick lamar - Money Over Love – Bilal ft. Kendrick lamar - Money Over Love

Duckwrth - Time Travel (Mr. Carmack remix) – duckwrth - time travel (carmack remix)

Fat Trel – BRRRR (Feat. Wale & Rick Ross)

Jay Rock – Money Trees Deuce

Tinashe – All Hands On Deck (feat. DeJ Loaf )

2rbina 2rista – BA-BA-DOOK

Young Thug – Spaghetti Factory

Gucci Mane – Still Sellin' Dope (Remix) [ft. Fetty Wap & Lil Reese]

Hit-Boy – Go All Night (feat. Travi$ Scott)

Что такое объективная музыкальная критика? – Архив

Cергей КалугинCергей Калугин Участник группы «Оргия праведников»

«Объективная критика есть критика профессиональная. То есть критик должен разбираться в музыке на уровне музыковеда: профильное образование не обязательно, но желательно. Только в этом случае человек может высказывать претензии и похвалы аргументированно, в противном же случае вместо критики мы будем иметь довольное или недовольное бурчание потребителя. Говоря проще, критик — это профессия. У нас, к сожалению, со времен подпольного рок-самиздата бытует музыкальная журналистика, рассуждающая о чем угодно, кроме музыки. А если и пытается говорить о предмете, то исключительно эмоционально. Примером хорошей музыкальной журналистики является журнал «In Rock», который я и могу рекомендовать читателям».

Антон СевидовАнтон Севидов Участник группы Tesla Boy

«Словосочетание «объективная музыкальная критика» звучит почти так же, как «мирный ракетно-бомбовый удар» или «лечебный полоний (отхаркивающее)». В родительской библиотеке есть занятное юбилейное издание журнала «Нива» 1901 года. В нем музыкальный критик Владимир Васильевич Стасов, среди прочего, весьма прохладно и даже с нескрываемым скепсисом пишет о музыке Петра Ильича Чайковского, которая, по мнению маститого автора, скорее всего, не останется в памяти людей, как весьма поверхностная и легкая. В то время как музыка Римского-Корсакова, по словам Стасова, пройдет через года и ее будут помнить многие поколения. Нет, конечно, и Римского-Корсакова знают во всем мире. Но что первым напоет практически любой мало-мальски образованный иностранец? Конечно же, Первый концерт Чайковского! Это не значит, что Владимир Васильевич был плохим критиком и ошибался. И это не значит, что Чайковский круче Римского-Корсакова. Это лишний раз доказывает, насколько относительны любые оценки в отношении музыки. Линейки у всех разные. И вкусы тоже. У моего педагога Михаила Моисеевича Окуня был один очень простой критерий: он говорил, что вся музыка делится на талантливую и неталантливую. Думаю, максимально приближенными к объективной музыкальной критике могут быть специалисты в определенных, узких жанрах; скажем, специалист по средневековому техно или эксперт в области грязного тольяттинского эйсид-хауса, знаток барочного эмбиента. Таких людей интересно читать, и здесь есть место анализу, поскольку есть рамки стиля — и от них можно отталкиваться».

Американский видеоблог, в котором речь идет о музыкальной журналистике

Борис БарабановБорис Барабанов Музыкальный критик издания «Коммерсант»

«Это когда человек, до этого никогда не слышавший никакой музыки и не владеющий никакими музыкальными инструментами, описывает свои ощущения от прослушанного произведения».

АнонимноАнонимно Главный редактор паблика «Афиша–Говна»

«Музыкальная критика — это попытка помочь слушателю разобраться в своем отношении к услышанному. В роли спасителей выступают люди, которые думают, что разбираются в музыке. Для меня это бинарное явление, которое существует в форме науки и искусства. В первом случае это анализ с профессиональной точки зрения, оценка продюсерской работы, оригинальности, взгляд с технической стороны вопроса. Во втором случае критика интерпретирует музыку, делает выводы, умозаключения, описывает атмосферу и раскрывает ее душу. На нашем расцветающем Востоке не хватает профессиональной музыкальной критики. Она, конечно, существует, но выбор практически отсутствует. Это телефонный провод между сценой и залом — чем он надежнее, тем быстрее будет развиваться культура. И вроде бы, когда речь идет о музыкальной критике, мы подразумеваем что-то объективное, но в любом случае это гнилой базар. Пацанам из соседнего подъезда нравится Витя АК, хипстерам — Олег Легкий. Именно поэтому главным критерием всегда будет оставаться «по кайфу» или «не по кайфу». Музыкальная критика может быть полностью объективна только с точки зрения музыкального бизнеса. Тогда главным критерием является бабло. Оно либо есть, либо его нет. Это факт».

ДельфинДельфин

«(Объективная музыкальная критика — это) мое собственное ощущение точности сделанного».

Музыкально-театральная рецензия. Музыкальная журналистика и музыкальная критика: учебное пособие

Музыкально-театральная рецензия

Как и сам объект оценки, музыкально-театральная рецензия имеет сложносоставную структуру. В зависимости от взгляда рецензента на новое сценическое произведение в самостоятельном осмыслении с большей или меньшей степенью углубления могут нуждаться следующие компоненты синтеза.

1. Сюжетная фабула (либретто, сценарий). С этим материалом на самом первом этапе рождения произведения – этапе сочинения музыки – работает композитор. Для понимания композиторского замысла важно знать, что лежит в основе: литературное произведение, подлинное историческое событие, специально придуманный сюжет. Идеи, заложенные в первоисточнике, время и место действия; сюжетные коллизии, характеры персонажей, конфликтные ситуации – все имеет значение для оценки последующих композиторских подходов. Важно также знать, какова историческая судьба этой фабулы в искусстве (литературе, музыке, изобразительном искусстве), есть ли в истории музыки и другие ее музыкальные прочтения. Это особенно существенно, когда в основе – литературный первоисточник высокой художественной значимости. Сценарий, либретто (либретто – литературно оформленный вид сценария) – прикладные компоненты синтеза в музыкальной постановке. Их достоинства важны не сами по себе, но как части музыкально-театрального целого. Оттолкнувшись от них можно оценить последующую работу композитора.

Для оперного произведения важны и литературные качества либретто, лежащего в основе интонируемого слова. Именно отсюда проистекает широко распространившаяся практика ставить спектакль на языке оригинала, чтобы не нарушать интонационную природу музыкального подлинника. Или, напротив, намеренно использовать перевод либретто на родной язык слушательской аудитории, если для постановщика важнее понимание публикой динамики развития сюжета.

В балетном произведении слово отсутствует, но есть сценарий, который может опираться как на детально разработанную сюжетную последовательность, так и быть афористичным, предельно обобщенным, бессюжетным. Очень часто балетный сценарий создает сам балетмейстер-постановщик, и он же «сочиняет» музыкальный ряд, позволяя воспринимать и оценивать смысл зримослышимого произведения в неразрывном единстве всех составляющих.

2. Музыка. Оценочный взгляд критика обращен на все стороны музыкального решения – стиль, жанровые особенности, композицию и драматургию, уровень и характер театральности музыки. Важным направлением в критических подходах является внимание к музыкальной интерпретации сюжета. Индивидуальный «ключ», при помощи которого композитор стремиться его открыть, музыкальное прочтение основных коллизий литературной первоосновы, трактовка заложенных в ней характеров и конфликтов – все это позволяет оценить первый этап «пересоздания»: принципы перевода композитором образов словесно изложенного сюжета на язык музыки.

Если речь идет о премьере нового музыкально-театрального сочинения, оценка музыки – важнейшая составная часть рецензии. Если ставится уже известное произведение, оценочное отношение к музыке «мерцает» в контексте оценочных подходов к ее интерпретации, сценической и музыкальной.

Когда же рецензируется балетный спектакль с привлеченной нетеатральной музыкой (быть может, разных авторов, разных жанров и стилей), очень важно оценить «композиторские» достоинства автора музыкального ряда: источник; музыкальную логику в построении сюжета (если таковой имеется) и образной идеи, передачу характеров, ситуаций; музыкальную композицию и драматургию целого.

3. Музыкальное исполнение. Внимание рецензента обращено ко всем сторонам музыкального исполнительства и прежде всего к исполнительской интерпретации музыки дирижером, его владению всем ансамблем музицирующих, ведению спектакля. В оперной постановке на первом месте, естественно, стоит оценка вокального мастерства солистов – благодаря доступности и широкой известности записей мировых оперных звезд у современного слушателя на слуху эталонное пение и достаточно высокие требования.

В балете, идущем под фонограмму (что бывает довольно часто, когда привлекается «большая» музыка нетеатрального происхождения), желательно знать источник. Кроме того, следует оценить и само качество записи, которое может и поддержать и «угробить» постановку.

4. Актерское мастерство. Музыкальный театр – всегда театр, в нем музицирование и актерская игра неразрывно слиты (в опере на сцене – «поющий артист», в балете – «артист балета»). Важно понимать, как в предлагаемых рамках актерской условности соединяются в художественный образ: вокальное мастерство (в опере), трактовка персонажа, пластическое решение роли (и в балете, и в опере), ее драматургия. Аргументированная и развернутая оценка артистической работы исполнителей – важнейшая составляющая музыкально-театральной рецензии. Ее прежде всего ждут и читатель, и сами артисты.

5. Сценография. Зрелищная сторона музыкальной постановки во многом определяется общим декоративным решением, включая свет и цвет, но в не меньшей степени костюмами, которыми нередко занимается отдельный художник. Для музыкального критика здесь более важна не столько техническая, сколько образно-эмоциональная сторона изобразительного решения, помогающая (или мешающая) восприятию музыки и режиссерского замысла спектакля.

6. Режиссура. Как уже говорилось, современное искусство режиссуры концептуально, и в музыкальном театре режиссер уже не может ограничиваться разработкой мизансцен и освоением сценического пространства для участников. Именно он в ансамбле с остальными постановщиками лепит зрелищно-музыкальный образ спектакля, который воспринимает и оценивает зритель-слушатель, в том числе и музыкально-театральный критик.

Режиссерская работа в музыкальном театре это, прежде всего – второй этап «пересоздания», перевод музыкального произведения на язык сценического искусства. При оценке результата музыкально-театральной постановки такая позиция критика важна: режиссер ставит не сюжет (как, например, в драматическом театре), но музыкальное произведение по этому сюжету, что не одно и то же. Выдающийся русский оперный режиссер Б.А. Покровский в своей книге «Размышление об опере» специально подчеркивает, что «оперный режиссер – это музыкант, музицирующий действием. […] … он сочиняет театральное представление по партитуре, предназначенной для сцены»24.

Оценка хореографического мастерства балетмейстера-постановщика требует специальных балетоведческих знаний. Однако музыкальный критик может воспринять и оценить образ спектакля, его драматургию и уровень музыкальности, характер зримо-музыкального синтеза, режиссерскую концепцию и миросозерцательные (философские) идеи.

В интервью с выдающимся режиссером М. Захаровым (о работе над постановкой в московском театре «Ленком» рок-оперы А. Рыбникова «Юнона и Авось») на мой вопрос – чем его, изначально драматического режиссера, обогатил жанр музыкального театра, – он ответил: «Другое отношение к режиссуре, к эстетике. Интересная задача – искать материализацию в музыке, даже не столько в музыке, тут можно соскользнуть на какую-то иллюстративность, а вот именно созидать спектакль, сочинять спектакль по законам музыкальной драматургии. Музыка очень подталкивает фантазию режиссера, актера, ну, и, конечно, в случае удачи она дарит зрителям такой эмоциональный заряд, создает такую атаку, не в смысле громкости, а в смысле качества энергии, что это трудно сравнить с каким-то другим видом искусства…»25 (курс. авт. – Т.К.)

Оценка музыкального спектакля как феномена театральной культуры предполагает сложный контекст. Он охватывает и эстетику основных театральных направлений, и традиции данного музыкально-театрального жанра, и историю сценической жизни произведения, и направленность современных исканий – режиссерских, исполнительских – в музыкальном театре. Спектр вопросов здесь исключительно велик, практически необозрим.

Каждая театральная рецензия – своего рода третий этап «пересоздания», текст, не только оценивающий художественный результат в целом, но и, со своей стороны, интерпретирующий, трактующий предложенное постановочное решение. Поскольку в одной рецензии сказать все обо всем невозможно, музыкально-театральный критик каждый раз выстраивает рецензию по своему оригинальному плану, исходя из собственной концепции критического сюжета и тех приоритетов в понимании спектакля, которые он выстраивает для себя сам. Авторский угол зрения, ценностные подходы – все является плодом творческой личности критика, его пристрастий и знаний. Бывает, что хорошая театральная рецензия становится еще одним произведением искусства, еще одним витком художественной интерпретации на ту же тему.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *