Стресс творчества и вдохновения: Стресс творчества. Стресс вдохновения — Med24info.com – как нервное напряжение вляет на творчество

Содержание

Стресс творчества. Стресс вдохновения - Med24info.com

Истинное творчество талантливых людей всегда эмоционально. Оно обильно расходует и поверхностные, и глубокие адаптационные резервы организма (если пользоваться терминологией Ганса Селье). Это позволяет называть творческий процесс «стрессом творчества» Его развитие проходит несколько этапов. Творческие потенциалы вызревают, поднимаясь со ступени на ступень, пока не начнется акт творения. Должны быть побуждения к нему. Не только внутренние: жажда самореализации, бурление замыслов, интуитивных стремлений, неудержимых расчетливых размышлений о грядущих победах. Еще и внешние: личные обязательства творца, приказы — творчески достигнуть цели и обстоятельства, побуждающие к творческим решениям [Китаев-Смык Л. А., 2007 в].

«Человека можно назвать млекопитающим, наделенным воображением. Как бы мы ни определяли эту способность, она является условием, как для тревоги, так и для творчества. Эта пара ходит в одной связке. По меткому выражению Лидделла, тревога — тень интеллекта, где есть место для творчества. ...Творческие возможности человека и его подверженность тревоге — две стороны одной уникальной человеческой способности к осознанию пропасти между ожиданием и реальностью. Но между невротическим и нездоровым проявлениями этой способности существует большая разница» [Мэй Р , 2001, с. 317].

А. Стресс предтворчества. Начальной фазой творчества всегда бывает нарастание внутреннего психического напряжения. Это предтворческая ступень стресса творчества. Схематизируя чувства, переживания и состояния предтворчества, подразделяем их на основных три вида.

Первый проявляется как душевные мучения и даже приступы отчаянья из-за якобы бесплодных напряжений в поисках творческих достижений. Мучения, метания жаждущего их могут мешать (и

окончательно помешать) переходу к акту творения. Выдающийся поэт XX в В В. Маяковский запечатлел предтворчество в стихах: Я раньше думал — книги делаются так: пришел поэт; легко разжал уста;

и сразу запел вдохновенный простак — пожалуйста!

А оказывается — прежде чем начнет петься; долго ходят, размозолев от брожения; и тихо барахтается в тине сердца глупая вобла воображения.

Пока выкипячивают, рифмами пиликая, из любвей и соловьев какое-то варево, улица корчится безъязыкая — ей нечем кричать и разговаривать.

[Маяковский В., 1955, т. 1, с 181]

В этих стихах проявлено содержание предтворчества. Интеллект может целенаправленно активизироваться моторикой тела — «...прежде чем начнет петься, долго ходят». Результаты такого замещения — пароксизмы (приступы) безвольного безделья, утраты воли к творчеству — «...размозолев от брожения». Расстройство и отчаяние из-за того, что вместо творческих прозрений в сознании всего лишь «...глупая вобла воображения». Продукт творчества все еще не прояснен, не вербализуем, не воплощен в произведение. Он «...тихо барахтается в тине сердца», вызревая там. И все же предтворчество накаляя, «кипятя» разум, неотступно ведет к цели, ассимилируя актуальные поэтические образы, отшелушивая банальности — «...Пока выкипячивают, рифмами пиликая, из любвей и соловьев какое-то варево». При этом творец уже инкапсулировался в своем внутреннем мире среди своих художественных накоплений. Он одинок, отстранившись от всего окружающего, т. к. оно теперь уже может (или даже пытается) только мешать творчеству — «улица корчится безъязыкая — ей нечем кричать и разговаривать».

А.Н. Цибин обращает наше внимание на то, что в словах: «улица мечется безъязыкая» — сосредоточено указание поэта на высокое предназначение творца. «В истории социума наступают моменты неразрешимости накопленных проблем, противоборства безумных сил. И тогда общество (”улица“) ’’мечется" в поисках продолжения своей судьбы. Но без озарившего выход-путь творца (горьковского Данко, поднявшего над темными людьми свое горящее сердце), трагичен конец мучительных метаний. И не только гений искусства может пробудить вдруг у всех понимание вектора нужных устремлений. Научная ’’улица мечется" с конференции на конференцию и по страницам научных журналов, не освещающих сути истины. Политическая ’’улица мечется" без лидера-творца из партии в партию и по митингам, лишь выпускающим пар людского энтузиазма и недовольства. В этих словах В В Маяковского отчетлива еще одна ассоциация: мятущийся народ со своей мощью, как колокол без языка, пока нет у него гениального лидера» Щибин А.Н., 2006].

Читатель может упрекнуть автора — правомочно ли обосновывать свои научные суждения, опираясь на стихотворные образы поэта. И правда, известный исследователь творческого мышления B.C. Ротенберг писал: «Многозначный контекст искусства требует для передачи такого же контекста, поэтому лучшие искусствоведческие работы — это не аналитические тексты, а самостоятельные произведения искусства» [Ротенберг B.C., 2006]. И все же искусствоведчество бывает неизбежно.

Мучительное «предтворческое» состояние может повторяться, прерывая процесс вдохновенного творчества. В ходе многолетних обширных исследований неординарной работоспособности при дистрессе, проводимых в 60 - 70-х гг. XX в. мной обнаружено, что «развитие стрессовых трансформаций мышления может привести либо к уходу от решения стрессогенной проблемы (вплоть до возникновения психопатологических состояний или асоциальных устремлений личности), либо к возникновению инсайтных форм мышления. В последнем случае переход от дискурсивнологического к инсайтному мышлению часто опосредуется стадией мыслительной растерянности, эмоциональной подавленности, а иногда с переживаниями горя, безвыходности и т. п., что можно рассматривать как стадию псевдоухода от решения стрессогенной проблемы. Такая стадия, как правило, необходима для возникновения мыслительного озарения, инсайтного решения задачи, казавшейся неразрешимой» [Китаев-Смык Л.А., 1983, с. 205]. Инсайтное мышление и креативное творчество подробнее рассмотрим ниже.

При другом виде предтворчества в мыслях и чувствах возникает пустота при первых же попытках творить «великое» и «вечное». Человек говорит: «Все забыл, в голове — пусто. А надо ли делать что-либо?» Если после этого вспыхивает вдохновение, то такую невольную пустоту мыслей и чувств можно расценивать как проявление стрессовой психической релаксации, спонтанно возникающей в начале стресса творчества (см. также 2.1.6). Она, снимая эмоциональные перегрузки, готовит мышление к продуктивному творчеству. Третий вид предтворчества проявляется как эустресс у некоторых счастливцев. Безотчетная радость, легкость и беспечность, как волна, подхватывает таких людей и несет к началу акта творения.

Наиболее полно предтворческие состояния рассмотрел известный художник-дизайнер А.Н. Цыбин. Изложу его суждения с моими добавлениями, отчасти повторяя изложенное выше. 1.

Как и многие писавшие о творческом состоянии, он считает главным условием, обеспечивающим вхождение в него, одиночество творца. Хотя бы на время создания творений их автор должен жить в стрессе социальной депривации. Но отделиться от людей надо не совсем, а лишь как от раздражителя, отвлекающего на себя слишком много душевной энергии. Надо, чтобы сохранялся тонизирующий творца социальный фон его окружения, как легкий раздражитель, напоминающий ему о теме и нужности его творчества.

Именно таким был парижский период Эрнеста Хемингуэя. Он работал — писал — в малолюдном кафе за отдельным столиком. Но беда, если кто-нибудь подходил к нему с навязчивым вниманием — творческий процесс Хемингуэя ломался. Также А.П. Чехов в Ялте оберегал себя от излишнего общения, сохраняя тонизирующие его творчество социальные контакты. Можно вспомнить А.С. Пушкина в Михайловском и П.И. Чайковского на одинокой подмосковной даче и многих других. 2.

Предтворческому состоянию бывает полезен несильный конфронтационный фон, т. е. легкий стресс сердитости творца на окружающих близких ему людей. JI.H. Толстой перед погружением в творчество гневался на жену, будто неверно переписавшую его рукописи. Переводчик древнефранцузских стихов А.Г. Нейман, как я узнал во время сеанса психоанализа с ним, сердился на жену «сам не зная за что и почему». И чем острее бывало его раздражение, тем лиричнее получались переведенные стихи. 3.

Из работ 3. Фрейда известно, что сексуальный стресс может стать мощной преднастройкой творчества, сублимируясь в него [Freud S., 1908 и др.]. Сексуальное напряжение, сублимируясь в творчестве, привносит наряду с воодушевлением, одухотворенностью, вожделением еще и агрессию эгоизма. 4.

А.Н. Цибин обращает внимание на то, что предтворческим состоянием и побудителем к творчеству может стать эйфориза- ция автора благодаря оптимально хорошему его телесному состоянию. Тренированное тело (но не чрезмерно, не для рекордов) и общее здоровье создают ощущение легкого восторга. Однако перерасход физических сил после спортивных достижений блокирует стресс творчества.

Нобелевский лауреат, академик И.П. Павлов сообщал, что его творческому настрою способствует игра в городки В ней есть визуальная цель, физическое напряжение, реализующееся в ловкости и точности движений, удовлетворение победой. Выдающийся драматург Артур Миллер находил предтворческий стресс в профессиональной физической работе — он делал массивную мебель для своей виллы. Разные побудители могут объединяться, сублимируясь в творчестве. Об этом у В. Маяковского:

Любить — это значит в глубь двора вбежать

и до ночи грачьей,

блестя топором,

рубить дрова,

своей

силой

играючи.

[Маяковский В., 1958, т. 9, с. 383].

Поэтом отмечена объединенная сублимация в творчестве сексуальной силы и физической силы. Происходит это «играючи», т. е. без максимального расходования сил. Процесс подкрашен эустрессовой аурой с самолюбованием автора мужской «своей силой», т. е. проявлением вторичных половых признаков. В стихах отражено и творческое одиночество — «в глубине двора», куда требуется «вбежать», надо полагать, активно прорываясь и порывая с чем-то. Творческий процесс сопряжен с трансцендентностью ночной тьмы — «до ночи грачьей» и с особым звучанием пространства — с «грачьими» криками и с победной, сокрушающей агрессивностью поэта — «блестя топором, рубить дрова», с праздничной яростью «блестящих топоров».

Образное описание нюансов стресса творчества можно найти у многих поэтов, писателей и мемуаристов. В.В. Маяковский—талантливый аналитик психологии искусства — не одинок среди них. 5.

Отличной настройкой на творчество может быть эустресс человека в природной среде с красотой ее ландшафтов, парков, девственных лесов, со сложнейшим разнообразием облаков, струй воды рек, ручьев и водопадов, с ревом и видом морского прибоя. Рекреативные эффекты природы объяснял И.П. Павлов. Основываясь на своем представлении о двух сигнальных системах у людей, он разработал для себя способ настройки на научное творчество Вечером, после суеты рабочего дня, долго рассматривая художественные шедевры на стенах своей квартиры (медитируя?!), он, во-первых, «стирал» в сознании дневные впечатления. Во-вторых, напрягая у себя первую сигнальную систему (образно-художественную), давал отдых второй сигнальной системе — вербальной, дискурсивно-логической. После этого академик приступал к научному творчеству, преимущественно напрягая, по его мнению, свою вторую сигнальную систему. 6.

Тонизировать творческое состояние могут умеренные экстремальные внешние воздействия (слабые стрессоры): холод, шум. И такие, как неудобная поза: Э. Хемингуэй писал, стоя за конторкой (но редактировал написанное, сидя в мягком кресле). Даже легкий голод способствует творчеству. Эти умеренные стрессоры «подкачивают» творчество как квазиборьбу с неким противником. 7.

Для ряда авторов предтворческими стимулами становились симптомы их хронических болезней, преодоление недомоганий обостряло стресс творчества. 8.

Известны случаи, когда интенсивному творчеству предшествовало, казалось бы, беспричинно хорошее настроение, ощущение радости, бодрости. Такой эустресс поднимает эмоциональное напряжение автора до уровня необходимого для включения процесса творения. 9.

Преддверием к пароксизму взрыву творчества может стать внезапно возникшее у автора ощущение, что нет никаких толковых идей в голове, мучительное представление о себе как о бездарности, и желание «бросить все!». Этот творческий дистресс следует расценивать как «квазиуход» от решения стрессогенной проблемы. В действительности — это невольная релаксация. В таких случаях требуется упорство в труде. Раньше или позже оно может вновь пробудить вдохновение. 10.

Пробуждающая креативность релаксация может быть преднамеренной (например, при трансцендентальной медитации) 11.

Наконец, известно множество авторских причуд, магических действий, настраивающих на творчество. Классик французской литературы Виктор Гюго всю жизнь работал за маленьким столиком, на котором написал свое первое, получившее признание произведение. Писал он только вороньими перьями, т. к. гусиными талантливо творить не удавалось. А вот еще пример. Советская писательница Мариэтта Ша- гинян, когда ей не писалось, надевала на голову, как колпак, черный чулок и писала, примостившись на уголке кухонного стола, среди ароматов готовящейся армянской пищи.

Б. Стресс творчества. Вслед за предтворческими стрессовыми

состояниями, описанными выше, включается (не всегда!) стресс

творчества. Кратко рассмотрим его уровни. Еще Шакья Муни (Будда) в «Сутре золотого лотоса» изложил свои воззрения на интеллект. Он описал три его уровня. Используя современную терминологию, можно сказать, что первый — это компилятивное творчество (с положительным значением определения) Это собирание, классификация, рубрикация, ранжирование известных разрозненных знаний и фактов. Второй уровень — проективное творчество — на основании собранных знаний, создание обобщенных новых суждений, истин. Как и во всяком труде, в таком творчестве могут быть эустрессово радостные находки и дистрессогенные неудачи, мучительные поиски. Многие психологи изучают лишь эти два уровня творчества.

Однако Шакья Муни (Будда) знал, что на третьем уровне творчества, который предложено мной называть инсайтно- креативным, у размышляющего человека вдруг возникает озарение (инсайт) И он понимает нечто очень значимое, казалось бы, не относящееся непосредственно к предмету его трудных размышлений. Я. А. Пономарев после наших обстоятельных бесед рассматривал этот феномен как двойственный результат напряженной умственной деятельности [ПономаревЯ.А., 1986]. В результате ее помимо «прямого продукта» проективного мышления интуитивно возникает «побочный продукт» интеллектуальных напряжений. Он может стать ключом к творческому решению проблем, выходящих за рамки первоначальных задач, решаемых с помощью прямого интеллектуального продукта. Побочный, т. е. результат инсайтно-креативного творчества, создается не целевым осмыслением первоначально не замечаемых закономерностей и свойств изучаемых объектов. Невольно происходит концентрация на них умственных усилий человека.

Не надо видеть предосудительным, недостойным, обидным не попадание себя в число «инсайтных творцов», наделенных даром прозревать истины, открытия, творения, озаренные новизной. Немало «компилятивных творцов» были выдающимися властителями, администраторами, полководцами. Сами неспособные к творческим озарениям, они отлично разбирались в людях и ставили на ответственные посты, посылали на решающие участки сражений профессионалов, способных к инсайтным решениям в критических ситуациях.

Очень часто «прожективные творцы», наделенные разумом и упорством, становятся блестящими профессорами, педагогами, создателями замечательных учебных программ, фундаментальных учебников. Этого не смогли бы сделать «инсайтные творцы», увлеченные поиском неясного знания и мало склонные к методологическому классификаторству.

Иные «инсайтные творцы» не способны к оптимизации своих социальных контактов. Они слывут людьми неуживчивыми с дурным характером. Не умея организовать свой быт (не тратя силы на него), они живут в запустении, а при отсутствии рационального покровителя (спонсора), финансирующего их творческие причуды, «инсайтные творцы» подчас погибают в нищете позабытыми.

Выдающийся режиссер К.С. Станиславский, создавая на репетициях мощное психическое напряжение (стресс), побуждал актеров к высшему уровню творчества, к «сверхсознанию» [Станиславский К.С., 1985 и др.], неконтролируемому разумом и волей. Позднее П.В. Симонов интерпретировал «сверхсознание» как механизм творческой интуиции [Симонов П.В., 1981 ]. Ее запускающий механизм — стресс творчества, стресс вдохновения.

При этом «перевод эмоций в план представлений не следует понимать как одномоментный процесс. Напротив, перевод эмоций в план представлений совершается чаще всего как раз в отсроченном режиме, т. е. после переживания эмоций» [Дорфман Л.Я., 1997, с. 163]. Уже пережив инсайт как стрессовый пароксизм, субъект осознает открывшиеся ему смысл, истину, решение. Бывает, что в экстазе радости от своего открытия человек забывает открывшееся. И потом воссоздает его мучительным припоминанием.

Инсайтно-креативное прозрение «локализуется» вне осознания. Неведомость его рождения позволила академику Н.Н. Моисееву говорить о нем как о «бифуркации» потоков эволюции системы [Моисеев Н.Н., 1987]. Внезапность осознания продукта озарения формулируется как качественный скачок в изменении интеллектуальной системы «Развитие личности является процессом прохождения адаптационных и бифуркационных этапов, т. е. процессом не линейным. Содержание этапа бифуркации — отбор значимой для развития субъекта информации, на основе которой возможно дальнейшее адаптационное саморазвитие. Именно в точки бифуркации воздействие на адаптационную систему должно быть наиболее эффективным» [Терещенко А.Г, 2006]. Эустресс прозрения может иногда смешиваться с дистрессом горя, если перед прозревшим открылись печальные горизонты его прошлого и будущего.

А. Маслоу полагал, что способность к креативному творчеству врожденно свойственна всем людям, но теряется большинством под воздействием среды. В.С Ротенберг подчеркивал, что креа тивное и тем более инсайтное творчество возможны лишь при гармонизации функций обоих полушарий головного мозга, когда «происходит тот высший синтез, без которого не возможны ни творчество, ни счастливое ощущение вписанности в мир и гармонии с этим миром, при ясном ощущении себя отдельной лич ностью. Именно это является уникальным свойством взрослого здорового человека» [Ротенберг B.C., 2006, с. 167]

Надо признать неоднозначность взаимоотношений когнитивного и эмоционального компонентов творчества. Однако когнитивный не становится при этом ведущим [Вундт В., 1912; Дорфман JT Я., 1993 и др.]. Однобокость представлений о непременном доминировании ког- ниций над эмоциями проистекала из представлений о предметности эмоций и о знании как о решающем факторе для понимания поведения человека. Обширные теоретические и эмпирические исследования пермской психологической школы B.C. Мерлина, Л.Я. Дорфмана показали, что «в действительности фундаментальным является положение о многозначности связей эмоций и когнитивных образов. Данное положение возвращает эмоциям способность в равной мере как обслуживать когнитивные образы (предметность эмоций), так и наоборот, инициировать рядкогнитивных трансформаций» [Дорфман Л.Я., 1997, с. 159-160]. Несомненно, многозначность связей эмоций и когниций и инициирующая роль стрессово-эмоционального напряжения создают механизмы и силы процессов инсайтно-креативного творчества. И все же непременным его резервом должен быть талант творца, а лучше гениальность.

В. Пароксизм творческого прозрения (инсайт). Будучи неофициальным консультантом (врачом-психологом) в высших эшелонах власти СССР (в Кремле) и у научно-технической элиты (авиации, космонавтики, ядерной энергетики), общаясь годами с истинно творческими личностями, я имел возможность анализировать, буквально «анатомировать», процессы их творчества, в частности творческих прозрений (озарений, инсайтов). Кратко изложу возможную структуру, последовательность развития креативного озарения с решением инновационной проблемы. Возможны и другие структуры инсайтов. 1.

Во время достаточно долгого и почти непрерывного напряжения сознания (мучительного или вдохновенного) в поисках интеллектуального решения актуальной проблемы возникает чувство погружения в пустоту. Либо ощущение, что «вокруг все стало незначимо, будто и нет ничего; ни верха, ни низа, ни света, ни шума, и мучительно неразрешимая проблема растаяла, только сам я существую в абсолютном бесстрастии». Такое сновидное (сомнамбулическое) состояние может быть кратким и не запоминающимся. И не заметно, сколь долго оно. Возможно это предстартовая, предтворческая, пред- стрессовая релаксация?

Забегая чуть вперед, можно вспомнить, что не зря древние философы утверждали — «в пустоте содержится все». Бывали случаи, когда такой «пустотой», аккумулирующей предшествующие знания, усилия, муки поиска, становилось погружение в сон. Во сне случались прозрения. Известно, что Дмитрию Менделееву, изнуренному интеллектуальными поисками классификаций химических элементов, приснилась «таблица», названная потом его именем. Каков же был его сон? Менделееву снилась цирковая арена, по ней кругами скакала лошадь, на ней стояла наездница и подбрасывала факелы, рассыпающиеся сверкающими искрами. Проснувшись, Дмитрий Менделеев осознал, что факелы и искры — это символы элементов и их валентностей. Известно, что в первоначальном виде таблица Менделеева рисовалась как круг (как ринг!) с циркулярным расположением химических элементов. Другой химик Фридрих Август Кекуле открыл кольцеобразное строение молекулы бензола, увидев во сне змею, кусающую себя за хвост. 2.

На фоне этой «пустоты» сознания и эмоций вдруг возникает «зарево». Все вокруг — ив голове, и в мыслях, — будто бы подсвечено теплым, слабым светом. Или ярко озарено. Но свет только в пустоте, которая в человеке или в которой он сам. Это озарение бывает и слепящей вспышкой, и шаром света, и, наоборот, чем-то темным. Всегда озарения кажутся краткими, не дольше секунды. 3.

При вспышке вдруг становится видно новое, искомое решение Оно, как странным образом визуализированное понятие, как зримая истина, может быть в виде сложной геометрической фигуры или как торт с очень сложными нежными элементами. Каждый элемент — это фрагмент решения. Или как вид старинного замка с высоты птичьего полета. Или как что-то пронзительно ясное, но невыразимое сразу словами. 4.

И тут же радостное ощущение: «Вот оно! Новое! Удивительное решение! Все встало на свои места. И это ведет меня намного дальше, чем мечталось домыслить, когда логически искал решение». Радость, ликование, счастье открытия, решения проблемы длятся секунды.

Друзья и современники Вольфганга Амадея Моцарта описали, как гениальный композитор рассказывал, что после долгих творческих поисков засыпал и во сне видел и слушал все свое музыкальное произведение, как огромный, изощренно красивый торт, все фрагменты которого был одновременно видимы и все звучали [Шулер Д., 1965].

Но эта открывшаяся «фигура» только как бы увидена, а рационально еше не осознана; понятна, но не понята. 5.

Несмотря на это, возникает полнейшая уверенность в точности, верности, истинности внезапно открывшегося решения, долго мучившей проблемы. Нет места ни малейшему сомнению. При этом без колебаний отвергаются все остальные, предполагавшиеся варианты решений теперь уже решенной проблемы. 6.

Включается и двигательная ажитация: человек вскакивает, ходит, смотрит в разные стороны, но внутренним взором рассматривает с разных сторон «фигуру-решение-истину». Это длится 5-15 с, минуту или дольше. 7.

Хочется поделиться новым знанием с кем-либо, рассказать и излить свою радость. Субъект эмоционально (и путано) говорит с присутствующими сослуживцами, звонит по телефону научному руководителю или же близкому другу. 8.

Тут субъект вдруг понимает, что пока метался в счастье, не успел «разглядеть», понять и запомнить открывшееся решение, истину. А открытие, не запечатленное, рассудочно неосмысленное, блекнет, рассеивается. Недоумение и сильное огорчение накатывают на творца (и длятся минуты). 9.

Субъект-творец начинает вспоминать: «Ведь было же, было решение, открытие истины долгожданной». И видит только крохи, только части той «фигуры-решения». 10.

И сомнения в душе: «Может быть, пригрезилось? Была лишь иллюзия счастливой находки?» 11.

С отчаянием, верой и надеждой творец как бы складывает еще остающиеся в сознании элементы открывшейся «фигуры», пытаясь воссоздать ее. Долго, уже отрешившись от посторонних мыслей, от людей, вновь он проходит путями интеллектуальных напряжений, что привели его к озарению. И даже логически домысливает недостающие «детали» воссоздаваемого открытия.

Непреклонными усилиями ума начинает складываться та озаренная вспышкой вдохновенного сознания и ускользавшая от него «фигура-решение—истина». 12.

Наконец, находка воссоздана, как разбитая чашка, когда все ее кусочки и большие, и маленькие, и незаметные, но очень важные для целостности — все сложены. Но они не склеенные, а слились в единую «фигуру-истину». Она уже не сверкает, не ослепляет, а стоит перед внутренним взором ее творца рационально осмысленная. Она рождает, стойкий мягкий эустресс — подарок самому себе за талант и усердие, принимаемый им с никогда неудовлетворяемым счастьем искателя-творца.

При повторных креативных озарениях наученный огорчительным опытом творец старается сразу запомнить содержание открытия, не отвлекаясь экстазом, эустрессом.

Бывают и совершенно иные структуры инсайта.

Счастье (эустресс) инсайта подобно оргазму, но наши попытки сравнивать его с сексуальным оргазмом наталкивались на решительный протест людей, испытавших инсайт: «Да, оргазм, но никакого отношения к сексу инсайт не имеет», «Женщины воодушевляют меня как автора-творца, но инсайт — это лично мое открытие», «Радость озарения, если это и оргазм, то не сексуальный... и с гомосексуальностью он тоже не связан. Инсайт — это от Бога». Действительно, непостижимость инсайтного озарения и вместе с тем яркость, «очевидность», неожиданность его вторжения в сознание воспринимаются многими инсайтными творцами как божественное ниспослание от Высшего Творца.

Раз пережитый эустресс инсайта движет испытавших его к дальнейшему творчеству. Счастье озарения делает оправданными муки творчества и душевные траты, обидное непонимание компилятивными и прожективными собратьями-творцами.

Творческое прозрение — комплексное ощущение, клубок чувств, но его не описать словами. Выдающийся физик Альберт Эйнштейн рассказывал психологу М. Вертгеймеру о своих открытиях теории относительности: «Эти мысли возникли не в какой-то вербальной форме. Я вообще очень редко думаю словами. Приходит мысль, а потом я могу попытаться выразить ее словами» [Вертгеймер М., 1987, с. 263]. Непостижим алгоритм инсайта, как тайна философского камня, ради которого жертвовали всем, ибо все остальное влечет меньшим счастьем. «Я не уверен, — рассказывал Эйнштейн, — можно ли действительно понять чудо мышления» [там же, с. 262]. И все же на путях изучения дивергентного (ширящегося, расходящегося) мышления, прорывающегося на неясные просторы бытия, приоткрываются тайны ресурсов креативности [Дорфман Л.Я., 2002, с. 89-120].

Г. Мгновения креативного творчества при смертельной опасности. Некоторые люди способны к мгновенным творчески- креативным прозрениям только в смертельно опасных ситуациях. И тогда невозможно определить, чего больше в их эмоциональных переживаниях — ужаса смерти, экстаза спасительных действий или ликующей жажды победы. Автор этих строк много лет работал с такими людьми в 60-70-х гг. прошлого века. Они были летчиками-испытателями и парашютистами-испытателями Летно-исследовательского института. Среди них выделялся парашютист-катапультщик Валерий Головин — по-детски застенчивый, удивительно доброжелательный со всеми, он работал на скромной должности укладчика парашютов.

Однако, когда лишь в воздухе во время свободного падения можно было выяснить, почему не раскрывается парашют новой, перспективной, но недоработанной системы, то это опаснейшее дело поручали только Головину. Во время таких испытаний, когда в его распоряжении были секунды (до возможной гибели), Валерий, можно сказать, был гениален. Он всегда видел и устранял причины несрабатывания катапультно-парашютных систем незаметные и непонятные в наземных условиях В последующем, моделируя на ЭВМ действия В Головина в падении еще до раскрытия парашюта, инженеры обнаруживали, что он избирал оптимальный, а иногда единственно верный способ спасения. И ему обязаны жизнью военные летчики, спасшиеся, катапультируясь из боевых самолетов при их разрушениях. Конечно же, такие удивительные эффективные действия — это не только реализация навыков и умений, это творчество, пароксизмально сконцентрированное в кратких мгновениях, в долях секунды, в «моментах времени жизни». (Впервые «моменты времени жизни» были изучены Карлом М. Бэром.)

Но почему В. Головин и другие люди такого типа лишь в моменты смертельной опасности как бы прозревают и видят, как ее избежать, проявляя свой могучий творческий потенциал?

При психоанализе Валерия Головина у него обнаружилась в прошлом тяжелая психологическая травма из-за его происхождения, побуждавшая к социальной апатии, к отказу сначала от высшего образования, потом от карьерного роста. Это — проявление латентного (скрытого) невротического состояния. Способность к повседневному креативному творчеству, которой, несомненной обладал Головин, проявлялась лишь как вспышки в моменты смертельных угроз. Бывают и иные причины такого подавления- уравнивания (suppression) способности к инсайту, да и просто к радости труда (на время, а то и на всю жизнь).

Таким образом, инсайтно-креативное творчество (и долгое, и пароксизмальное) в результате мобилизации глубинных адаптационных резервов человека (интеллектуальных и физиологических) может рассматриваться в соответствии с предложенной нами схемой ранжирования интенсификации стресса [Китаев-Смык J1.A., 1983; Китаев-Смык Л.А., 2001, с. 115] как «продукт» стрессового кризиса второго ранга, реализующийся преимущественно в когнитивной сфере. Инсайтные вспышки креативного творчества в критических ситуациях сладостны, приятны. Потому люди, способные к нему и жаждущие его, нередко провоцируют экстремальные ситуации, пробуждающие креатив. Они становятся летчиками-испытателями, солдатами- наемниками, журналистами-стрингерами или авантюристами. Существуют специальные тренажи для усиления в человеке способности к состоянию напряженно-спокойной готовности к мгновенным действиям в опасных ситуациях [Абаев Н.В., 1980, с. 156-176].

1 4 ПСИХОЛОГИЯ С I pCLilcI

Известны базирующиеся на обширной практике методологические подходы к объяснению сущности способностей человека к инсайтным озарениям [Suzuki D.T., 1956]. Анализ стрессового инсайтного мышления выявляет в нем феномен «взаимной экспансии» сознания и неосознаваемых психических процессов (2.2.9, 4.3.4). Именно в этом ракурсе я предлагал [Китаев-Смык Л.А., 1983] рассматривать феномены так называемой субсенсорной чувствительности, «замедления» времени и др., многочисленные описания которых известны [Береговой Г.Т., 1979, с. 17-24, идр.]. Возможно, с подобного рода «экспансией» связано возникновение и других разнообразных стрессовых иллюзий, таких, как кажущееся искажение визуального пространства [Китаев-СмыкЛ.А., 1967, т. 7, с. 180—186], сдвиг его [Китаев-Смык Л.А., 1968, №4, с. 54-59]. Подверженность таким иллюзиям при стрессе индивидуальна и может по ряду признаков прогнозироваться для определенного типа людей [Китаев-Смык Л.А., 1963, с. 246-247: Китаев-СмыкЛ.А., 1964, №9, с. 16—21].

Заметим еще раз, главное, что нужно для креативного творческого вдохновения, — это эмоциональное напряжение, стресс, пробуждающий (но не убивающий!) талант человека.

Д. Эустресс вдохновения. Эустресс вдохновения, освещенный бессчетно самими вдохновенными творцами, надолго останется научно не постигнутым, не «анатомированным» наукой. И здесь для описания его ограничусь пространными цитированиями из научных источников.

«Вдохновение—состояние своеобразного напряжения и подъема духовных сил, творческого волнения человека, ведущее к появлению или реализации замысла и идеи произведения науки, искусства, техники. Характерно повышение общей активности, необычайной продуктивности деятельности сознанием легкости творчества, переживанием одержимости и эмоционального погружения в творчество. Кажущаяся несознаваемость творческого процесса — следствие максимальной сознательности самого творчества, предельной ясности сознания, своеобразного наплыва и прояснения мыслей и образов, чрезвычайной обостренности памяти, внимания, страстной воли, направленной на реализацию идеи. При всей кажущейся самопроизвольности вдохновение, как правило, — результат предварительного напряженного труда» [Головин С.Ю., 2003, с. 80].

Вдохновенный «человек — это динамично подвижная множественность энергий — желаний, волнений, эмоций, мыслед- вижений, их переплетение, вспышки и угасания, образования новых конфигураций. Страсти — это самоорганизующиеся энергии раскрытия творческого начала в человеке: развитие интуиции до уровня разумного начала, интеллекта — до уровня духовно-чувствующего начала, преобразование физических чувств в тонковозвышенные эмоции, развитый контроль воли над проявлениями души человека В результате образы человека согласуются с действиями божественной энергии, благодати и достигается глубинная синергия — соработничество человеческих и божественных энергий. Человек приобретает способность духоразумения

Таким образом, творческому человеку при создании своего произведения открывается мир символов и знаков, случайных совпадений, вплетающихся в единую гармоническую цепочку понимания красоты и гармонии окружающего мира, т е. такого мира, каким его хочет видеть создатель произведения через призму своего мышления, ведя читателя и зрителя по пути духовного катарсиса, т. е. очищения от психотравмирующего опыта» [Нагорная В.А., 2005, с. 71-72]

Е. Трагедия интеллектуального изнурения. В процессе непрерывного интеллектуального напряжения, «творческого горения» у человека-творца нередко случается изнурение интеллекта, возникает крайне неприятное и даже опасное состояние. До сих пор психологи и психиатры очень уж мало обращают внимание на людей, пораженных таким состоянием. 1.

На начальном этапе интеллектуального изнурения человек замечает уменьшение своей творческой продукции Мысли стали «плоскими», нет глубины постижения проблем, нет убедительного выражения идей. И лишь небольшого перерыва в интеллектуальном труде, замещенном физкультурой или переключением на иную творческую деятельность, бывает достаточно, чтобы устранить начавшееся изнурение интеллекта.

2 Если оно зашло чуть дальше, то человек-творец ощущает некоторую «опустошенность души» потерю стремления к творчеству, пока еще не мучительные сомнения в правильности и плодотворности избранной темы. При этом человека легко отвлекают от творчества посторонние проблемы и развлечения, которых он раньше избегал — «не тратил на них времени». Тут уж необходим планомерно рассчитанный отдых-рекреация. Наряду с физкультурой могут помочь бальнеопроцедуры (водные процедуры): баня, плавание, ванна, душ. Эффективны для восстановления творческого потенциала «общение» с природой: прогулки по полям и лесу, вид далеких горизонтов с мириадами облаков, запахи цветов и трав, щебет птиц, возделывание своего приусадебного угодья. Бескрайнее разнообразие природы даже при кратких обращениях к ней оздоровляет интеллект человека-творца. Конечно, хорошо, если общение с ней уже давно его семейная традиция. 3.

Продолжающееся изнурение интеллекта с дискомфортом душевной опустошенности начинает тревожить человека. Возникают недоумения и сожаления из-з

как нервное напряжение вляет на творчество

Мы все считаем, что нервное напряжение вредно, но мы редко пытаемся выяснить, что же такое стресс. Ганс Селье – венгерский врач, который сформулировал концепцию стресса в 1930-х годах, и выявил, как человек реагирует физически, мысленно и эмоционально на потребности (или стрессоры), возложенные на нас. Но даже он не смог дать определение данному явлению.

Стресс имеет реальные последствия, поэтому не важно, насколько нечетким может быть само понятие. Фактически, одной из причин быстрого распространения этого термина было то, что врачи в начале 1950-х годов рассматривали стресс как ключевую причину появления эпидемии сердечных заболеваний среди белых мужчин среднего класса. К 1970-м годам стресс как синоним напряженности и беспокойства стал недугом современного ритма жизни. И теперь мы знаем, что хроническая стадия этого заболевания может вызывать гипертонию и артериосклероз, а также повышает риск появления диабета, болезни Альцгеймера и депрессии.

Не удивительно, что у стресса плохая репутация. Творческие люди считают, что стресс сопоставим с проживанием рядом с радиоактивной свалкой и лишает вас креативности.

Это суждение вполне разумно. Поскольку бремя, будь то ментальное или физическое, отвлекает. Скорее даже – отнимает энергию, создавая ощущение всепоглощающей безысходности. Поэтому очевидно, что стрессовое состояние может стать причиной творческого кризиса.

Ущерб, который стресс наносит творческим способностям, подтвержден научно

Значительная часть существующих исследований, несмотря на то что они несколько примитивны, ориентированы в основном на традиционное деловое сообщество. Особое внимание они уделяют тому, как люди продвигаются по карьерной лестнице. Эти исследования также поддерживают широко распространенное мнение о том, что стресс разрушает творческое мышление.FullSizeRender

В одном широко известном исследовании 2002 года, Тереза Амабиле (профессор делового администрирования в Гарвардской бизнес-школе) и двое других исследователей, попросили 177 сотрудников, работающих в семи разных компаниях США, сохранять журналы записей их рабочего дня, чтобы оценить, как на них влияет спешка. Больше 9 000 записей, которые они собрали, привели исследователей к выводу, что «когда творчество находится под прицелом, обычно его убивают». В статье Harvard Business Review исследователи объяснили, что:

«Временные рамки могут заставить людей работать больше и выполнить больше работы, даже могут заставить их чувствовать себя более креативными, то на самом деле, они заставляют их думать более приземленно».

Такое открытие должно было вызвать тревогу в мире искусства, потому как укоренилось такое понятие как крайние сроки выполнения работы. Раньше, когда у успешного художника или скульптора была «свобода», он мог делать выставку каждые два или три года, у него было достаточно времени, чтобы визуализировать и творить. Как всем хорошо известно, художники зачастую прибегали к большому количеству алкоголя, чтобы справиться с напряжением.

Дедлайн – основная причина стресса

Теперь, с дедлайнами выполнения работ для круглогодичного арт-ярмарка, не говоря уже о международных галерейных выставках, известные художники испытывают своего рода давление, схожее с тем, что ощущают рабочие на конвейере. Ярмарки не закрываются из-за нехватки произведений, поэтому определенное количество картин все же пишут. Но исследование Терезы Амабиле и ее команды поднимает вопрос о том, влияет ли стресс постоянных сроков на общее качество произведений искусства. 

Конечно, дедлайн является лишь одним из многих возможных источников тревоги. Другим типичным источником стресса является смещение ролей, которые сегодня возложили на себя художники, например факт, что они носят много шляп и часто работают во всех мыслимых средах. Таким образом, это только умножает задачи, которые необходимо выполнить, не говоря уже о проблемах, характерных для них.

Как же справиться со стрессом?

stress_migraine_by_shawncoss-d6pdr88

Однажды я посетил художника Джей-Джей Пита в то время, когда он использовал складское помещение в качестве своей студии. У него было несколько небольших комнат и кладовок, каждая из которых была посвящена одному типу проекта: видео, живописи, фотографии или скульптуре. Каждый из них был оснащен кухонным таймером, чтобы Пит мог работать с предустановленными интервалами (скажем, 12 минут) на одном проекте, прежде чем переходить к следующему. Его стратегия подтверждена наукой. Несколько исследований показали, что переход между задачами с определенными интервалами более эффективен для творческого процесса, чем когда люди переключаются между задачами по собственной инициативе.

Но если таймеры мешают вам, и смена локации каждую четверть часа отвлекает, то метод Пита вам не подойдет. Задача заключается в определении того, что вызовет наибольшее напряжение. Происхождение стресса, как известно, трудно определить. Причиной может стать надвигающийся срок, который давит на вас, что-то, что вы съели, какие-то другие глобальные проблемы, или же комбинация всех этих проблем. Но если мы рассматриваем влияние стресса на творчество, как мы определим, на какие факторы следует обратить внимание, и как мы определим их последствия?

Одно из недавних и самых инновационных исследований упускает вопрос того, что вызывает стресс, рассматривая эффективность выздоровления и выхода их этого состояния.

В исследовании приняли участие 62 предпринимателя, исследовательская группа, возглавляемая Евой Вайнбергер, а также кафедра менеджмента и инноваций факультета бизнес-управления и экономики Дрезденского технического университета. Объединив записи журналов, опросы и данные, полученные с помощью устройств для контроля сна, ученные пришли к довольно противоречивым выводам.

С одной стороны, более качественный сон наблюдался в соотношении с высоким уровнем ежедневного творчества, и стресс был чем-то, от чего нам нужно прийти в себя. С другой стороны, мысли о рабочих проблемах в нерабочее время также привели к повышению уровня ежедневного творчества.

Итак, нужно ли нам снимать стресс, чтобы делать нашу работу успешнее, или для этого нужно находиться в стрессовом состоянии большую часть времени? Ответ, я думаю, заключается в том, что нам нужно лучше разобраться в природе самого стресса.

Что такое стресс

mindfulness_pic01

Как показывает исследование Евы Вайнбергер, все стрессы наносят ущерб, требующий восстановления, и этот факт помогает выяснять, что именно происходит, когда мы ощущаем последствия. Вкратце, стресс способен вызвать привыкание. Самым ярким примером этого являются физические нагрузки. Например, во время умеренной пробежки, вы даете нагрузку на ваш организм (он испытывает окислительный стресс, и наблюдаются изменения метаболических процессов), кроме других реакций ваши клетки производят больше митохондрий. Как результат – происходит повышение выносливости. Вы должны избегать проблем в нерабочее время или работать в определенные промежутки времени над одним проектом, как Пит. Таким образом, вы вызовете стресс, который заставит вас либо адаптироваться положительно и придумывать креативные решения, либо адаптироваться негативно, медлить, принимать транквилизаторы, или же просто сдаться.

Дело в том, что понимание стресса позволяет перестать рассматривать его как негативное явление. Стресс зависит от контекста, ведь и уродство – вещь субъективная.

Это довольно недавние наблюдения. Профессор Э. Пол Торранс из Университета штата Джорджии, занимался исследованиями в сфере творчества, именно на его научные работы ссылается Марк А. Рунко. Он говорит о том, что когда ученые начали изучать стресс, «они сопоставили вместе шкалы изменений, происходящих в жизни, и рассматривали негативные события, последствиями которых является наивысший уровень стресса. В частности: потерю супруга/супруги или члена семьи, разводы и изменения уровня дохода.» 

Однако их самое интересное открытие состояло в том, что некоторые из самых напряженных моментов люди испытывают во время счастливых событий, таких как брак, отпуск или повышение. Они довольно быстро поняли, что люди реагируют на случившееся по-разному. Другими словами, стресс не исходит из окружающей среды. Данное суждение совпадает с результатами исследования Евы Вайнбергер, которое, как писали авторы – «вносит ясность в неоднозначные выводы в исследовании организационного поведения о воздействии психологической отстраненности (или «отключения») от работы, подчеркивая преимущества эмоционально-нейтрального взаимодействия человека с проблемами связанными с работой».

LanacScatterbrained-1024x768

Если вы из тех, кто может думать о трудностях работы в нерабочее время, пребывая в эмоционально-нейтральном состоянии, и при этом можете спокойно спать, вы получаете достаточное количество стресса и стимула, чтобы приспособиться к стрессу и придумать возможные решения. Если нет, и вы чувствуете чрезмерное беспокойство, страдаете бессонницей, то на следующий день вы будете чувствовать меньше стимула для выполнения работы.

По словам Рунко, «некоторые люди не могут быть креативными в конкурентной ситуации, потому, что они думают о победе или о том, что делают другие люди. Их мысли сосредоточены на внешних факторах, поэтому они не могут освободить разум и углубится в творчество. Других же людей конкуренция мотивирует – только ощущая конкуренцию они готовы вкладываться в новые идеи, оригинальность и изучать новые возможности». Хитрость в том, что зная влияние стрессовых факторов и умея их контролировать, вы можете использовать стресс во время создания очередного шедевра.

«Безусловно, важен порог уровня стресса», – сказал Рунко. «У каждого человека есть свой оптимальный уровень стресса, я полагаю, что чрезвычайно высокий уровень стресса может подорвать творческий настрой любого. Для некоторых людей он может быть очень низким, и когда они ощущают нехватку стресса, у них пропадает творческий запал. В то время как у других очень высокий уровень, например у тех, кому необходима конкуренция, или у людей, которые скованны потребностью в одобрении».

Независимо от того, какой уровень стресса оптимален для вас, вам нужно научиться его контролировать. Физические нагрузки и медитация – это проверенные временем методы управления стрессом. Таким образом, это неприятное препятствие на пути к созданию вашей лучшей работы может превратиться в прекрасное вдохновение, если вы овладеете искусством контроля.

Источник: Artsy

Перевод: Кубрак Ирина

Читайте также:

Как говорить о своих работах: 6 советов для художников

Анри Матисс: как стать мастером своего дела

Увидеть или прочитать? Ключ к креативности

как развитие творческого потенциала помогает справиться со стрессом

Стресс – естественная реакция организма практически на любое изменение, происходящее в окружающей среде или в нашем сознании. Благодаря этой реакции мы адаптируемся к меняющимся условиям. Чтобы стресс стал для нас полезным инструментом и помощником, вместо источника хронического напряжения и проблем со здоровьем и внешностью, то нам важно тренировать и развивать свои адаптационные навыки.

И один из важнейших адаптационных навыков – это умение творчески подходить к решению внезапно возникающих задач. Наш мозг довольно «ленив» и предпочитает работать в автоматическом режиме, готовыми шаблонами. Это здорово экономит энергию. К слову, наш мозг потребляет по результатам разных исследований от 20% до 50% получаемых нашим организмом питательных веществ, глюкозы и кислорода, при этом его масса составляет только 2% от общей массы нашего тела. Поэтому такая «лень» эволюционно оправдана: если постоянно запускать мозг в работу на полную катушку, это сколько же ему «скормить» ресурсов придется?

Именно этот «автоматического» режим определяет уровень опасности или сложности возникающей ситуации. Зачастую это происходит по одному-двум схожим, на первый взгляд, признакам; автомат срабатывает, запуская тревожную кнопку. Все системы организма тут же приводятся в боеготовность и начинают действовать согласно выданному сценарию. А когда все позади, может выясниться, что ситуация вовсе не была похожа на те, которые были в нашем «архиве». Получается, что мы проявили агрессию или спасались бегством, хотя никакой необходимости в таком поведении не было! Мы повели себя совершенно неадекватно реальной ситуации. В итоге мы только усугубили проблему: теперь придется тратить больше сил и времени, чтобы ее разрешить, а это может привести к новому витку стресса, или к переходу на стадию затяжного стресса.

Что способствует развитию творческого мышления?

В основе любой стрессовой ситуации, точнее нашего отношения к ней, как к стрессовой, лежит реальная или мнимая угроза удовлетворению наших потребностей. Если нам кажется, что что-то или кто-то может нам помешать получить то, что нам необходимо, удовлетворить нашу потребность, то мы немедленно готовимся или напасть на агрессора или убежать, чтобы он не смог нам помешать. Чтобы наш ответ на ситуацию был соразмерен, необходимо научиться понимать, удовлетворению каких потребностей может угрожать ситуация. Для этого существуют различные приемы и упражнения. В их основе лежит внимание к себе и наблюдательность к тем процессам, которые для вас актуальны в настоящий момент. О таких упражнениях мы еще обязательно поговорим.

Внимание к своим чувствам и потребностям, как и работа над развитием творческого потенциала, тренировка гибкости и креативности мышления, помогают нам переключать мозг из состояния «автоматических реакций» в активную фазу и придумать, как именно в сложившихся условиях мы можем удовлетворить актуальную потребность: защитить свои интересы, добиться желаемого.

Доступ к нашим творческим способностям возможен через контакт с нашим «внутренним ребенком» – той частью нашей психики, которая «отвечает» за спонтанность, открытость, искреннее проживание эмоций, игривость, воображение, получение удовольствия, любопытство, способность удивляться и фантазировать. Дети постоянно готовы что-то пробовать, все время наблюдают за тем, что происходит вокруг, любознательны и открыты новому. Лучше всего развитию творческого мышления способствует именно такое «детское» состояние, в котором многое происходит как бы само собой, в процессе игры. Задумайтесь, как давно вы играли? Когда в последний раз вы делали что-то просто ради удовольствия?

Протестируйте себя

Возьмите блокнот и ручку и ответьте на несколько вопросов:

1.  Есть ли у вас хобби или увлечение или любимые занятия, которые могут казаться кому-то совершенно бессмысленными, но при этом доставляют вам удовольствие? Составьте список.
2.  Сколько времени вы тратите на свои хобби или увлечения ежедневно? В неделю? В месяц?
3.  Рассказываете ли вы кому-то о своих хобби и увлечениях? Есть ли у вас единомышленники?
4.  Как относятся к этому увлечению в вашей семье? В кругу друзей?
5.  Когда вы последний раз занимались любимыми делами из вашего списка?
6.  Как вы реагируете на неожиданно возникающие трудности: злитесь, чувствуете разочарование, тревожитесь, ощущаете растерянность? Или у вас возникает чувство азарта, вы видите в возникшей неожиданности возможность проявить свою креативность, узнать что-то новое, найти решение и справиться с задачей, которую «подкинула» жизнь?
7.  Считаете ли вы себя творческим человеком?
8.  Если да, то в чем это проявляется?
9.  В каких сферах жизни вы проявляете свое творческое начало:

  • работа /карьера/ бизнес
  • отношения с детьми (если они у вас есть)
  • личная жизнь/любовь/отношения с мужем
  • финансы
  • здоровье/физическое благополучие/физическое развитие
  • отдых
  • прочие отношения с социумом: отношения с друзьями, родственниками, коллегами и пр.
  • дом
  • хобби
  • саморазвитие/личностный рост
  • духовность (кому-то удобнее отнести эту сферу к личностному росту)
  • эмоциональная наполненность/яркость жизни/эмоциональное развитие

(предложенный мной список можно переделать под себя, в зависимости от того, какие сферы жизни вы выделяете для себя)

10. В какой из перечисленных сфер жизни у вас чаще всего возникают стрессовые ситуации, а в каких — меньше всего?

 Проанализируйте свои ответы. Поделитесь в комментариях своими результатами и открытиями!

Давайте тренироваться!

Существует огромное количество школ, методов, упражнений и техник, которые тренируют наши творческие мышцы и развивают гибкость мышления. Но раз у нас сегодня разговор о том, как творческий взгляд на жизнь помогает справиться со стрессом, то я предлагаю вам сделать такое упражнение:

  1. Зарисуйте в виде «комикса» из 2-3 картинок какую-то стрессовую ситуацию, которая заставила вас переживать и беспокоиться. Лучше начать с такой, которая уже осталась в прошлом, или не слишком вас беспокоит. Главное в этом «комиксе» не ваши навыки художника а то, чтобы схватить в этих рисунках самую суть ситуации и ваши потребности, которые были под угрозой. Рисунок вполне может быть в стиле «палка-палка-огуречик, вот и вышел человечек». Рисуйте так, как рисовали бы набросок на бегу или скетч. Чем символичнее и схематичнее он получится, тем лучше!
  2. Придумайте 3 различных варианта выхода из ситуации, при которых вы смогли все «разрулить» наиболее выгодным для вас способом и тоже зарисуйте их. На каждый вариант сделайте 2-3 рисунка.
  3. Если эта ситуация повторяется в вашей жизни регулярно, то подумайте, как вы можете заблаговременно узнать знакомые «грабли» и успеть подготовиться: вспомнить придуманные варианты выхода, продумать, как вы можете реализовать один из них.

В чем еще польза творчества в повседневной жизни?

  1. Занимаясь любым творческим делом: рисование, рукоделие, фотография, стихи, музыка, лепка, самые разные декоративно-прикладные техники и пр. вы увлекаетесь процессом, погружаетесь в него. То есть переключаете внимание с тревожащих вас ситуаций на что-то, в чем вы чувствуете себя в безопасности. И это очень важно с точки зрения профилактики хронических стрессов и тоже тренирует гибкость мышления.
  2. Очень часто мы можем выразить в своем творчестве то, что нас тревожит или беспокоит и таким образом вывести это из неосознаваемой сферы на свет. Это одна из ключевых задач арт-терапии – помочь себе через спонтанное творчество выразить внутренние конфликты. Так мы избавляемся от напряженности и освобождаем свое внутреннее пространство.
  3. Когда мы погружаемся в творческий процесс, мы запускаем в нашем мозге особые процессы, отличные от привычного нам логического, в котором жестко выстроены по протоптанным нейронным дорожкам причинно-следственные связи. То, что принято называть «правополушарным» мышлением (это не совсем корректно, но не будем вдаваться в детали). Такие состояния сродни медитации. Во-первых, в таком состоянии наш организм приходит в норму, снижая все показатели, присущие стрессовой реакции: давление, частота сердечных сокращений, глубина дыхания и т.п. Во-вторых, выныривая из творческого потока мы зачастую, неожиданно обнаруживаем, что выход из стрессовой ситуации прост и лежит на поверхности, или что неприятная ситуация, вообще перестала нас цеплять.
  4. Вы получаете навык поиска решений там, где другие оказываются в тупике, потому что начинаете мыслить многомернее. У группы «Алиса» есть песня «Экспериментатор» и строчка: «Экспериментатор движений вверх-вниз видит простор там, где мне видна стена» отлично иллюстрирует этот бонус развития творческого потенциала.
  5. Раскрывая свой творческий потенциал, вы начинаете наслаждаться вкусом жизни, делаете ее более яркой, насыщенной положительными эмоциями, наполняетесь ресурсами для новых достижений и перемен к лучшему.

О других способах развития творческого мышления и о том, как помочь себе выйти из творческого кризиса, я рассказывала на вебинаре «Выход из творческого тупика: экспресс помощь своему творческому началу». Чтобы получить его запись, перейдите по ссылке http://vresurse.com/wppage/tvorcheskij-tupik/ и заполните форму.

с вашего сайта.

Статья по психологии по теме: стресс и творчество

Современный мир меняется стремительно... И на учебе, и на работе, и в быту человек раз за разом сталкивается с новыми ситуациями, в которых велика степень неопределенности, нет заранее известных способов действий, гарантированно ведущих к успеху. Люди в повседневной жизни всё чаще сталкиваются со стрессами.

Сегодня в обществе всё не стабильней семейные узы, всё чаще дети воспитываются в отрыве от родителей и не чувствуют у себя за спиной их поддержку. И беда не только в неготовности многих быть внимательными родителями, но и в самой нашей системе общественных отношений, всё чаще забирающей из дома отца и мать.

Но не только детям грозит подверженность стрессам. В обществе, расположенном к кризисам, экономической нестабильности, нравственной расшатанности и культурному хаосу, и достаточно уравновешенному и стойкому человеку бывает нелегко преодолеть многочисленные виражи судьбы.

В испытаниях крепнут стойкие, но не все готовы пройти через испытания. Стрессы становятся неотъемлемой частью существования: неврозы, аллергии, бессонница, сбои в пищеварении, сердечные патологии – эти и многие другие порождения стрессов наблюдаются у подавляющего большинства членов нашего общества.

Существует много способов борьбы со стрессом: все они сводятся к одному принципу – отвлечься. Запои, шопинг, беспрерывный просмотр телевизора – самые ходовые, но не самые удачные из них. Дело в том, что эти обывательские методы не снимают стресса, а временно его заглушают, как таблетка, снимают боль только на время. Человек, ищущий помощь вне себя, рискует её не найти. Более мудро искать в себе, в силах своей души, в творческих способностях и умениях.

 Не пора ли задуматься о необходимости развития в каждом из нас навыка стрессоустойчивости? И, может, пришло время, когда дисциплину адаптации человека к стрессам необходимо ввести в школьную программу?

Художественные приёмы и творчество, такие как рисование, лепка, музыка, фотография, кинофильмы, книги, актёрское мастерство, создание историй и многое другое способствуют более ясному, тонкому выражению своих переживаний, проблем, внутренних противоречий, с одной стороны, а также творческому самовыражению — с другой. В процессе творчества человек гораздо ярче и нагляднее может проявить себя, чем в письме или в речи. Данные произведения способствуют прорыву содержания комплексов в сознание и переживанию сопутствующих им отрицательных эмоций. Это особенно важно для людей, которые не могут «выговориться», потому что выразить свои фантазии в творчестве легче, чем о них рассказать. Фантазии, которые изображены на бумаге или выполнены в глине, нередко ускоряют и облегчают проговаривание переживаний. В процессе творчества ликвидируется или снижается защита, которая есть при вербальном, привычном контакте, поэтому в результате правильнее и реальнее оцениваются свои ощущения окружающего мира.

     Творческая  деятельность  –  специфический  вид  активности  человека,

направленный на  познание  и  творческое  преобразование  окружающего  мира, включая самого себя.

В системе образования России развивается подсистема дополнительного образования. Учреждения дополнительного образования располагают значительными возможностями для развития познавательной мотивации обучающихся. Дети приходят на занятие в объединения на два, на четыре, на шесть часов в неделю. Но за это время они получают такой импульс, что дома продолжают начатую деятельность и, что важно, не по принуждению педагогов и родителей.

Один из верных путей к стрессу – постоянное напряжение из-за боязни ошибиться. Боязнь принять неправильное решение, предложить неверный вариант ответа на вопрос «что делать» живёт в нас с детства. Но ведь за ошибки нельзя наказывать. Ошибка — не проступок. Ошибка — это результат действия, а не осознанное невыполнение правил.

Метод проб и ошибок является лучшим способом решения жизненных проблем. Однако, многие люди бояться предпринимать действия (пробовать), потому что они слишком боятся того, что им придется испытать на себе последствия ошибки. Они ошибаются, считая, что ошибка может быть вредной и болезненной, в то время как большинство ошибок полезны и необходимы.

Ошибки снабжают нас обратной связью, которая указывает на путь к успеху. Только ошибки подталкивают людей к тому, чтобы собраться и сделать более удачную попытку; совершив еще больше ошибок и предприняв еще больше попыток, они, в конечном счете, находят ценное созидательное решение.

Значителен педагогический потенциал дополнительного образования. Оно выступает как мощное средство развития личности. В его процессе неисчерпаемы возможности создания ситуации успеха для каждого ребенка, что благотворно складывается на воспитании и укреплении его личностного достоинства. Участие в различных видах деятельности дополнительного образования способствует самореализации личности, стимулирует ее к творчеству.

Я работаю педагогом дополнительного образования и постоянно сталкиваюсь с «боязнью совершить ошибку», как у детей, так и у взрослых.

Приглашая ребенка на занятия в свои объединения (по лепке) я демонстрирую различные изделия и предлагаю детям научиться самостоятельно делать подобные. Как у них загораются глаза, но лишь немногие с готовностью вступают в процесс творчества. Большинство же отвечают: «Я так не умею», и очень не легко убедить их хотя бы попробовать. В беседе с родителями, которых я пытаюсь призвать на помощь, в большинстве случаев присутствовали фразы «но ведь действительно он совершенно не умеет лепить…» или «да у нас руки не с той стороны выросли…». Позднее выяснялось, что от ребенка требуют непременной успеваемости в школе и ругают, даже иногда наказывают за ошибки и школьные отметки.

Таких детей видно с первого же занятия:

На предложение взять комочек глины и просто помять его – ребенок сидит, спрятав руки под стол, когда же сама дашь ему в руки глину – держит ее как хрустальный шар, боясь ненароком испортить. И только когда садишься рядом, начинаешь сама разминать, отрывать куски, а затем сминать все, как было и хвалю его за малейшее действие, потихоньку начинает раскрываться.

От простого к сложному – главный принцип построения занятий. Каждый ребенок уходит домой с поделкой, удовлетворённый, от проделанной работы, то, что он сам это сделал – стоит многого.  На первых порах, когда обозначается тема очередного занятия, еще можно услышать робкое «я так не умею…», но уже к середине года эта фраза меняется на «а как это делается?», а еще позднее «…а это наверное делается так… или так». Как радостно слышать последние высказывания.

Получается семя «боязни ошибок» закладывается еще в детстве взрослыми. И смотря в какую почву оно попадает и как культивируется теми же взрослыми, последствия могут быть печальными (описывалось выше) - творчество же может помочь в решении этой проблемы.

Вот так творчество позволяет поверить в свои силы, не боятся ошибиться, пробовать, экспериментировать. Изучая эту тему пришла к выводу, что занятия творчеством ради удовольствия позволяет решить очень многие проблемы, а в борьбе со стрессом просто неоценимый помощник. И этому есть научные подтверждения.

Творчество — процесс деятельности, создающий качественно новые материальные и духовные ценности или итог создания субъективно нового. Основной критерий, отличающий творчество от изготовления (производства) — уникальность его результата. Результат творчества невозможно прямо вывести из начальных условий. Никто, кроме, возможно, автора, не может получить в точности такой же результат, если создать для него ту же исходную ситуацию. Таким образом, в процессе творчества автор вкладывает в материал некие несводимые к трудовым операциям или логическому выводу возможности, выражает в конечном результате какие-то аспекты своей личности. Именно этот факт придаёт продуктам творчества дополнительную ценность в сравнении с продуктами производства.

Творчество — это:

  • деятельность, порождающая нечто качественно новое, никогда ранее не существовавшее;
  • создание чего-то нового, ценного не только для данного человека, но и для других;
  • процесс создания субъективных ценностей.

Значит, нам всем необходимо возделывать в себе желание творить, придумывать и воплощать задуманное, а мастерство придёт с опытом, со множеством ошибок и удач. И этот творческий подход позволит любую жизненную проблему пройти творчески, обратить зло в добро, солёное тесто, шишки, коробки… в материал для творчества, а себя самих в живых и творческих людей.

Более творческие люди, независимо от их возраста и направленности интересов, отличаются от остальных развитым чувством индивидуальности, наличием спонтанных реакций, стремлением опираться на собственные силы, эмоциональной подвижностью, желанием работать самостоятельно и, одновременно, уверенностью в себе, уравновешенностью и напористостью.

Итак, не подавляйте в детях творчество, не задавливайте его и в себе.

…"Не запрещай  себе творить, пусть иногда выходит криво, твои нелепые мотивы никто не сможет повторить!"…

                                   М.Цветаева.

Литература.

  1. Грецов А.Г. Психологические тренинги с подростками. – СПб.:Питер, 2008. – 368с.:ил.
  2. Обозова И С Возрастная психология: юность и зрелость ЛНПП «Облик», 2002, 113с.
  3. Обозов Н.Н. Мир нашего «Я» в рисунке и почерке. – СПб.: Облик, 1999. - 135 стр.
  4. Психогимнастика в тренинге/ Под редакцией Н.Ю.Хрящевой. – СПб.: «Речь», Институт Тренинга, 2000. – 256с.
  5. http://amfetamin.mindmix.ru/337-566-bojazn-oshibok.zhtml
  6. http://festival.1september.ru/articles/212738/
  7. http://live-and-learn.ru/Art-terapiya.html
  8. http://ru.wikipedia.org/wiki/%C0%F0%F2-%F2%E5%F0%E0%EF%E8%FF
  9. http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-30081/
  10. http://studentbank.ru/view.php?id=16503&p=1
  11. http://www.basegribov.ru/page/art-terapiya-kak-sovokupa-zdorovesberegayushhix-texnologij-v-sisteme-obrazovaniya
  12. http://www.delfi.ua/archive/sovety-psihologa-boyazn-porazheniya-i-oshibok-kak-s-etim-zhit.d?id=474297
  13. http://www.inflora.ru/diet/diet177.html
  14. http://www.psychologos.ru/%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%81
  15. http://www.tsmirna.ru/articles/kreativoterapia

Творчество и стресс | Творческий стресс

Творческий труд как метод преодоления стресса и старости по Гансу Селье

«Успешная деятельность, какой бы она ни была напряжённой, оставляет сравнительно мало рубцов.

Она вызывает стресс и почти (или вовсе) не приводит к дистрессу. Наоборот, даже в преклонном возрасте она даёт бодрящее ощущение молодости и силы. Работа изматывает человека главным образом удручающими неудачами.

Многие выдающиеся труженики почти во всех областях деятельности прожили долгие жизни. Они преодолевали неизбежные неудачи, ибо перевес всегда был на стороне успеха. Вспомните такие имена, как Пабло Казальс, Уинстон Черчилль, Альберт Швейцер, Бернард Шоу, Генри Форд, Шарль Де Голль, Бертран Рассел, Тициан, Вольтер, Микеланджело, Пабло Пикассо, Анри Матисс, Артур Рубинштейн, Артуро Тосканини и - в близкой мне сфере медицинских исследований - лауреаты Нобелевской премии сэр Генри Дейл, И.П. Павлов, Альберт Сент-Дьёрдьи, Отто Леви, Зельман Ваксман, Отто Варбург.

Все эти люди продолжали добиваться успехов - и, что ещё важнее, были вполне счастливы,- когда им было за семьдесят, за восемьдесят и даже далеко за девяносто. Никто из них никогда не «трудился» в том смысле, что им не приходилось ради куска хлеба выполнять постылую работу. Несмотря на долгие годы напряжённой деятельности, их жизнь была сплошным досугом, поскольку их занятия всегда были им по душе.

Конечно, лишь немногие принадлежат к этой категории творческой элиты. Поэтому успехи таких людей в преодолении стресса не могут служить основой для всеобщего кодекса поведения. Но Вы можете долго и счастливо жить и трудиться на более скромном поприще, если выбрали подходящую для себя работу и успешно справляетесь с ней.

Поступив в возрасте восемнадцати лет на медицинский факультет, я был так захвачен изучением жизненных процессов и болезней, что просыпался в четыре часа утра и до шести вечера занимался в нашем саду с небольшими перерывами. Моя мать ничего не знала о биологическом стрессе, но помню, как она предостерегала, что такой режим нельзя выдержать дольше двух месяцев и что все это кончится нервным срывом. Теперь мне шестьдесят семь; я по-прежнему встаю в четыре или в пять часов утра, работаю до шести вечера с небольшими перерывами и совершенно счастлив такой жизнью. Никаких сожалений! Чтобы противодействовать возрастному физическому угасанию, я сделал себе единственное послабление: выделил час в день для поддержания тонуса мускулатуры - плаваю или в пять утра объезжаю на велосипеде вокруг университетского городка.

Философия труда ради завоевания доброжелательного отношения применима к любой профессии. Столяр с гордостью демонстрирует отлично сработанный стол. Портному или сапожнику доставляют удовольствие и ощущение реализации способностей и мастерства безукоризненно сшитый костюм или восхитительная пара туфель. К сожалению, большая часть таких профессий устарела из-за высокой производительности машинной техники. Но осознание того, что монотонность и скука труда на конвейере служат причиной отчуждения, постепенно заставляет предпринимателей изменять эту форму массового производства. При всех громадных практических преимуществах конвейер не удовлетворяет естественное стремление рабочего видеть результат своего личного труда. Сейчас испытываются новые методы, поощряющие бригадный труд, когда группа рабочих сообща несёт ответственность за отдельные этапы производственного процесса.

И всё же останется много специальностей, которые, не требуя ни виртуозного мастерства, ни художественного таланта, дают радость от хорошо исполненной работы. В такси мне нравится беседовать с водителями: многие из них любят свою профессию, несмотря на выматывающие душу заторы и дорожные пробки. Некоторые из более пожилых утверждают, что могут уйти на пенсию, но предпочитают делать что-нибудь полезное, особенно привлекают их разговоры с клиентами. Они получают удовольствие от благодарной улыбки за безупречное вождение и вежливость (уверен, что дело не только в чаевых).

Гордиться умением и мастерством - опять-таки первобытное биологическое чувство. Оно не является достоянием только нашего вида. Охотничья собака гордится, когда приносит добычу невредимой. Посмотрите на её морду, и вы убедитесь, что работа делает её счастливой. Тюлень, выступающий в цирке, явно доволен аплодисментами. Только неудачи и отсутствие цели портят удовольствие от работы. Трения и вечно меняющиеся указания ускоряют износ и одряхление, способствуют накоплению шлаков и отходов как в живых машинах, так и в неодушевлённых. Трудность в том, чтобы среди всех работ, с которыми вы способны справиться, найти одну - ту, что нравится больше всех и ценится людьми».  

Ганс Селье, Стресс без дистресса, М.,  «Прогресс», 1979 г., с. 79-81.

Творческое состояние, стресс; состояние творческого вдохновения: VIKENT.RU

Предтворческое состояние по Л.А. Китаеву-Смыку

Ниже изложены признаки, непосредственно предшествующие творческому озарению:

«Наиболее полно предтворческие состояния рассмотрел известный художник-дизайнер А.Н. Цыбин. Изложим его суждения (личное сообщение, май 2006 г.), уточнённые автором этой статьи.

1. Главное условие, обеспечивающее вхождение в творческое состояние, - одиночество творца. Хотя бы на время создания творений их автор должен жить в условиях социальной депривации. Однако отделяться от людей надо лишь как от раздражителя, отвлекающего на себя слишком много душевной энергии. Необходимо, чтобы сохранялся тонизирующий творца социальный фон его окружения как лёгкий раздражитель, напоминающий ему о теме и нужности его творчества. Именно таким был парижский период творчества Э. Хемингуэя. Он работал - писал - в малолюдном кафе за отдельным столиком. Беда, если кто-нибудь подходил к нему с навязчивым вниманием - его творческий процесс ломался. Также А.П. Чехов в Ялте оберегал себя от излишнего общения, сохраняя лишь тонизирующие его творчество социальные контакты. Можно вспомнить А.С. Пушкина в Михайловском, П.И. Чайковского на одинокой подмосковной даче и многих других.

2. Предтворческому состоянию может быть полезен несильный конфронтационный фон, т.е. лёгкая сердитость творца на окружающих близких ему людей. Л.Н. Толстой перед погружением в творчество гневался на жену, будто неверно переписавшую его рукопись. Переводчик  древне-французских стихов А.Г. Нейман, как мы узнали во время сеанса психоанализа с ним, сердился на жену, «сам не зная за что и почему», и чем острее бывало его раздражение, тем лиричнее получались переведенные стихи.

3. Из работ 3. Фрейда известно, что сексуальный стресс может стать мощной преднастройкой творчества, сублимируясь в него. Сексуальное напряжение, сублимируясь в творчестве, привносит наряду с воодушевлением, одухотворённостью, вожделением ещё и агрессию эгоизма.

4. Предтворческим состоянием и побудителем к творчеству может стать эйфория автора благодаря его оптимальному телесному состоянию. Тренированное тело (но не чрезмерно, не для рекордов) и общее здоровье создают ощущение лёгкого восторга у автора. Однако перерасход физических сил блокирует стресс творчества. И.П. Павлов сообщал, что его творческому настрою способствовала игра в городки, в которой есть визуальная цель, физическое напряжение, реализующееся в ловкости и точности движений, удовлетворение победой. А. Миллер находил предтворческий стресс в профессиональной физической работе - он делал массивную мебель для своей виллы. В.В. Маяковский отмечал объединенную сублимацию в творчестве сексуальной силы и физической силы. Происходит это «играючи», т.е. без максимального расходования сил. В стихах отражено и творческое одиночество, куда требуется «вбежать», надо полагать, активно прорываясь и порывая с чем-то. Творческий процесс сопряжен с трансцендентностью ночной тьмы - «до ночи грачьей» -  и с особым звучанием пространства, и с победной, сокрушающей агрессивностью поэта.

5. Отличной настройкой на творчество может быть эустресс  человека в природной среде с красотой её ландшафтов, парков, девственных лесов, со сложнейшим разнообразием облаков, струй воды рек, ручьев и водопадов, с ревом и видом морского прибоя. Так, И.П. Павлов, основываясь на представлении о двух сигнальных системах у людей, разработал для себя способ настройки на научное творчество. Вечером, после суеты рабочего дня, долго рассматривая художественные шедевры на стенах своей квартиры (медитируя?), он, во-первых, «стирал» в сознании дневные впечатления, во-вторых, напрягая первую сигнальную систему (образно-художественную), давал отдых второй сигнальной системе - вербальной, дискурсивно-логической. После этого он приступал к научному творчеству, напрягая преимущественно свою вторую сигнальную систему.

6. Тонизировать творческое состояние могут умеренные экстремальные внешние воздействия (слабые стрессоры): холод, шум и даже такие, как не всегда удобная поза: Э. Хемингуэй писал, стоя за конторкой (но редактировал написанное, сидя в мягком кресле). Даже лёгкий голод способствует творчеству. Эти умеренные стрессоры «подкачивают» творчество как квазиборьбу с неким противником.

7. Для ряда авторов предтворческими стимулами становились симптомы их хронических болезней (например, туберкулёз): преодоление недомоганий обостряло стресс творчества.

8. Известны случаи, когда интенсивному творчеству предшествовало, казалось бы, беспричинно хорошее настроение, ощущение радости, бодрости. Такой эустресс поднимает эмоциональное напряжение автора до уровня, необходимого для включения процесса творения.

9. Преддверием к пароксизму, взрыву творчества могут стать внезапно возникшее у автора ощущение, что нет никаких толковых идей в голове, мучительное представление о себе как о бездарности и желание бросить всё». Этот творческий дистресс следует расценивать как «квазиуход» от решения стрессогенной проблемы. В действительности это - невольная релаксация. В таких случаях требуется упорство в труде, раньше или позже оно может вновь пробудить вдохновение.

10. Пробуждающая креативность релаксация может быть преднамеренной, например, при трансцендентальной медитации.

11. Наконец, известно множество авторских причуд, магических действий, настраивающих на творчество. В. Гюго всю жизнь работал за маленьким столиком, за которым написал своё первое получившее признание произведение. Писал он только вороньими перьями, так как гусиными талантливо творить ему не удавалось. М. Шагинян, когда ей не писалось, надевала на голову черный чулок, как колпак, и писала, примостившись на уголке кухонного стола среди ароматов готовящейся армянской пищи».

Китаев-Смык Л.А., Факторы напряжённости творческого процесса, журнал «Вопросы психологии», 2007 г., N 3, с. 70-71.

Читать книгу Организм и стресс: стресс жизни и стресс смерти Л. А. Китаева-Смыка : онлайн чтение

2.4.3. «Всеобщее раздвоение» эмоций в невесомости

Повторялись полеты. Люди, продолжавшие летать с нами, привыкали к невесомости. Реакции на нее угасали и исчезали, но не одновременно. Сначала переставали возникать рефлекторные движения, исчезал страх, чувство опускания становилось не пугающим, а приятным, веселящим. (Так бывает и во время качания на качелях, и на аттракционах типа «русских» или «американских» горок, на которых уменьшения весомости чередуются с увеличениями.) Затем уже не было «опускания», но каждый раз в невесомости возникало ощущение радости.

Рано или поздно все продолжавшие летать с нами испытуемые первой группы приходили к тому «расщеплению» эмоций, которое при первом пребывании в невесомости было только у Гагарина, Захарова, Елисеева и Амет-Хана Султана.

Вспомним еще раз, как проходило это «расщепление».

С началом парения в невесомости исчезала опора, и человек воспринимал это как сигнал о падении, сигнал включал защитные «лифтные», хватательные реакции. Одновременно эмоции должны были начать свое действие: активизировать движения и сознание на поиски путей защиты. Но вместо страха падения, «ограничивающего» мыслительную активность, возникали радость либо напряженное внимание или даже гнев. Три пути, минующие страх, три вида своего рода бесстрашия.

Первый путь – радость, сопровождающая защитные движения. Это радость, как бы взятая взаймы у торжества еще не завоеванной победы над опасностью. Это радость напряжения сил и уверенности в победе. Это борьба, озаренная радостью. Принцип: «К победе через радость борьбы!» может быть использован природой как эмоциональный стимул активности поведения при стрессе.

Второй путь. Мобилизованный опасностью потенциал эмоций может усилить внимание и мышление человека, причем ни сознание, ни лицо этих эмоций не отразит. Обобщая результаты исследований эмоций, уже цитированная нами М.Н. Русалова писала: «У человека, по-видимому, наиболее высоким поведенческим уровнем бодрствования следует принимать такое функциональное состояние, которое сопровождается деятельностью в экстремальных условиях, требующей высокого уровня внимания и сопровождающейся эмоциональным напряжением. В этом случае можно получить мобилизацию трех систем: моторной, эмоционально-мотивационной и системы, обеспечивающей устойчивое внимание» (Русалова, 1979).

Третий путь – дорога гнева, организатора смертельного соревнования с опасным врагом (мнимым либо реальным). Рассерженный человек говорит ему (безмолвно или, напротив, крича): «Ты хочешь одолеть меня?! Одолею, убью тебя я!»

Гнев вытесняет из сознания страх и сомненья. Но страх может затаиться в теле. Из-за этого взмахивают руки, пытаясь найти опору, чтобы прекратить ужас невесомого падения. При этом осознанный гнев и неосознаваемый страх (как это было у Амет-Хана Султана) могут действовать совместно, усиливая мышцы, тем самым способствуя спасению.

Бывают и другие пути бесстрашия, например, четвертый путь: пренебрежение своей жизнью и жизнью других людей. Это может быть при наивной глупости, неосознавании опасности, при пресыщении утомившими благами жизни, при «выгорании души» («выгорании личности» – burnout), наконец, при индивидуальной склонности (потребности) к риску жизнью (Китаев-Смык, 2001).

Профессии солдата, пожарника, шахтера, моряка, космонавта и летчика требуют воли, характера, самоотдачи. Привычка подчинять свои чувства и поступки цели жизни должна стать их свойством, когда страх – не лучшая форма эмоциональной «самоактивации» – уступает место радости преодоления, радости борьбы или напряженному вниманию, концентрированному на успешном выполнении работы. Эти эмоции более «рациональны» в критической ситуации, чем страх, хотя и страх бывает спасительным, а радость, эйфория могут сослужить не лучшую службу.

2.4.4. «Хорошая мина» при плохой игре

Существуют культурные нормы, запрещающие некоторые проявления эмоций. В конце XX в. в европейской культуре стали считаться неприличными проявления злости, гнева. Психофизиологические механизмы управления эмоциями позволяют разобщать внутренние эмоциональные переживания, которые бывает трудно подавить, и внешние проявления эмоций, с которыми легче справиться. Несмотря на тесную связь внутренних и внешних компонентов эмоций, их можно «расщепить» и так «дезинформировать» окружающих.

Наигранность эмоций нередко возникает у истероидных личностей. Маскировка чувств превращается у них в выставление напоказ эмоций, уместных, как им кажется, для текущего момента. Но эта «дезинформация» не эффективна, так как она невольно утрирована.

Чрезмерный артистизм истериков возникает в трудных, стрессовых, напряженных для них ситуациях, когда им кажется, что они должны показать себя, утвердить, отстоять, защититься. Попытки разъяснить им это – неэффективны и обидны для них.

Истерическая «игра на публику», чрезмерно эмоциональное поведение напоказ окружающим – это экстернальная истероидность, как правило, свойственная женщинам. Не случайно по-гречески hystera – матка. Истероидность мужчин чаще интернальна. Она напоказ самому себе. Интернальную мужскую истероидность подчас не замечают врачи-психиатры.

Как вести себя с истерически-психопатической личностью при стрессе? Полезно снизить напряженность момента, сделав всю ситуацию скучной для такого человека либо недостойной его (см. подробнее: Китаев-Смык, 2009).

2.4.5. Неуместный смех

Смех может вырваться при стрессе из-под субъективного контроля. Более того, человек может чувствовать несоответствие смеха своим переживаниям, его неуместность, но не может его прекратить даже в трагических ситуациях. Такой смех – как бы неправильно, с противоположным знаком включенная защитная эмоциональная реакция. Будто произошла ошибка, и он возник вместо плача, как известно, успокаивающего, в частности, за счет сужения нижнелицевых артерий (они оказываются зажаты лицевыми мышцами при опускании углов рта).

Смех может возникнуть, когда от человека в конфликтной или опасной ситуации требуются решительные действия, а он не способен к ним. Таким смехом он неадекватно защищается. Это парадоксальная защита. Аналогично у «слабой личности» при стрессе в неразрешимой ситуации может возникать защитный гнев «злобная депрессия» – но это не «гнев-нападение».

Долгие невзгоды, безысходность психологически подавляют человека, вводя в пассивный стресс с мучительной депрессией. А он усмехается, будто ему «все нипочем!», или же грустной улыбкой. «Улыбающаяся депрессия» – симптом, опасный суицидом. Такая усмешка – попытка из последних сил пробиться за помощью к окружающим людям. И если нет ее, то «последние силы» организуют самоагрессию, чтобы, уничтожив себя самого, избавиться от мучений.

2.4.6. «Улыбка Джоконды» и «взгляд Жириновского», или стресс «расщепленной души»

Загадка улыбки Моны Лизы Джоконды! О ней написаны тома. Была одна странная гипотеза. Болгарские психиатры Георгий Койчев и Фани Цуранова основывались на том, что у людей, страдающих одной из форм шизофрении с кататонической симптоматикой, часто и надолго возникает несоответствие между выражением губ и глаз, особенно во время приступов меланхолии. Тягостные переживания такого больного человека видны во взгляде. В то же время на маскообразно застывшем лице может гулять подобие улыбки. Такое расщепление эмоций – послание окружающим с мольбой о помощи при стрессе и тут же отказ от нее. Если эти «послания» чуть заметны, они могут восприниматься как нечто целое, единое, загадочное, чарующее. Два разнозначных и несовместимых проявления эмоций будут «включать» у наблюдателя сенсорную систему подсознательного поиска единственно верного решения. Альтернативные решения будут у зрителя пульсировать, сменяясь. Не осознавая этой пульсации, наблюдатель может испытывать приятное чувство якобы постижения тайны лица больного.

При сильном эмоциональном стрессе системы поиска предпочтительного решения (системы вероятностного прогнозирования (Фейгенберг, 1973)) интенсифицируют свою работу. Они либо находят (может быть, ошибочно) предпочитаемый вариант решения и фиксируют его, либо, напротив, не находя предпочтительного решения, скачут между двумя равнозначными. Такая смена предпочтений может при сильном остром стрессе ускоряться. При долгом монотонном стрессе, напротив, смена решений замедляется, задерживается. Вот, кажется, решение наконец выработано. Но нет. Проходит время, и оно неминуемо отбрасывается с возвратом к предыдущему суждению, так чередуясь. А если возврат к прежнему решению стал невозможным из-за исчезновения объекта, на котором оно ранее реализовывалось? Тогда подыскивается нечто подобное исчезнувшему объекту. Выбор его снова признается единственно верным, но неминуемо грядет разочарование и в нем. Это уже не «буриданов осел», впавший в состояние прострации перед неразрешимостью выбора, а «Дон Жуан» с его невозможностью остановиться окончательно на избранном объекте. Такие проблемные ситуации при экстремальных видах деятельности бывали причинами ошибочных действий операторов, причинами катастроф. Их описали Ф.Г. Горбов, Ю.М. Забродин, В.П. Зинченко, Л.A. Китаев-Смык, В.А. Пономаренко и др.

А если Мона Лиза совершенно здорова, но грустна? Гсть версия, что Леонардо да Винчи, рисуя ее, приглашал музыкантов, чтобы развеять меланхолию своей модели во время рисования. Внутренняя борьба человека против своей грусти, еще не прогнав грусть, отразится в улыбке, а грусть еще будет стоять во взоре.

Музыка воздействует не только на поведение людей, но и прямо на системы регулирования движений. Возможно, Леонардо применял специально подобранные мелодии, чтобы сделать менее тягостным позирование, чтобы приободрить Мону Лизу. Возможно, бывали моменты, когда музыка, надоев, уже не скрашивала тягостных чувств утомления, но еще действовала на систему управления мимикой, продолжая вызывать улыбку, теперь уже «отщепленную» от реальных переживаний.

Не менее фантастична, но также вероятна гипотеза, основывающаяся на том, что «Джоконда» – автопортрет Леонардо да Винчи. И что он рисовал себя под такую музыку, которая помогала художнику и, главное, его лицу обрести выражение девичей одухотворенности, непорочной нежности. На портрете запечатлялись влекущая расщепленность чувств, напряженная, ищущая мысль умудренного мастера и созданная его волей и нежной мелодией улыбка искренней девушки – весьма оригинальный эустресс.

Мона Лиза Джоконда – личность мифическая, может быть, даже синтетическая, но реальных лиц с противоречивыми эмоциями всегда немало вокруг нас. Например, возможно ли такое у В.В. Жириновского (умнейшего человека и яркого политика конца XX в.)? Даже на рекламных предвыборных плакатах не удавалось скрыть особенности его глаз. Как говорили, у него «взгляд холодных глаз».

Несколько лет мне приходилось наблюдать Владимира Вольфовича в публичных ситуациях, как бы естественно тестируя вовлеченных в них участников. Можно было заметить его способность не только видеть то, на что направлен взор, но и ощущать все вокруг и всех вокруг присутствующих. Такой способностью обладают выдающиеся мастера восточных единоборств. То, что у них перед глазами, – им очевидно, потому не столь опасно, как те угрозы, что за спиной. Потому в боевой обстановке выражение их глаз может показаться безразличным – «глаза холодны».

Но есть не столь простые объяснения феномена «холодных глаз». Вот еще одно. Вопреки мнению обывателей, крупный политик несвободен в своих действиях, даже в выборе манеры поведения. Он восходит на политический небосклон благодаря собственной активности и ряду «случайностей». На самом деле такие «случайности» – негласные решения теневой политической элиты. Став в политический строй, политик жестко ограничен властной элитой и вынужден катиться по предназначенной ему политической «колее». Она глубока, и выскочить из нее уже нельзя. «Колея» определяет и мораль, и имидж, и смысл речей катящегося (или катимого) по ней лидера. Но его совесть и честь могут восставать против своей «колеи».

И вот к эустрессу политических побед добавляется дистресс внутреннего душевного конфликта между законом «колеи» и стремлением к праведности служения людям. Из-за такого конфликта у политика-лидера возникает презрение и даже неприязнь к своему электорату. Политическая роль этим лидером принята, но «зрители» ему не нужны. Он отторгает зрителей, не хочет их и видеть. Так возникают «холодный», «свинцовый» взгляды у лидеров с «расщеплением» душ, разрываемых в одну сторону позывами чести, в другую – карьерной страстью.

«Согласно концепции В. Райха, область, связанная со зрительным восприятием, как правило, травмируется в первую очередь, причем происходит это при восприятии холодных, агрессивных или вызывающих страх проявлений окружения. Защита этой области выражается в неподвижности лобной мускулатуры и в “пустом” выражении глаз, которые как бы выглядывают из застывшей маски лица» (Малкина-Пых, 2005, с. 217).

Есть и другие версии феномена «мертвых глаз».

Выражение глаз – проекция глубинной субъективной картины мира. «Холодные глаза» видят «мертвый мир». Такое состояние психики – при «базовом недоверии к миру» (Эриксон, 1996 а, б), когда память переполнена мерзостью воспоминаний. Человек тщетно исторгает их в неудержимом эпатаже – прилюдно и в дневниках – наедине с собой. Дневники слишком скоро становятся мемуарами.

Но прошлое не выпускает такого человека из оков инфантильности, постоянно провоцируя глубинную депрессию и тут же – агрессивный протест против нее. Такой человек в речах – инфантильный агрессор, депрессия – в его «мертвых глазах». Протест против своего прошлого, неверие в будущее окрашивают ирреальностью настоящее и создают представление о самом себе как о «мертвой марионетке». «Мертвеет» взор у этого человека. Став лидером, он привносит в свою публичность агрессию и клоунаду.

Живость характера и интеллект протестуют против синдрома «мертвой марионетки». Скользя по политической «колее», такой лидер старается всегда рвать идущие к нему – «марионетке» – нити-приказания. И тут же цепляется за них, ища опору.

2.4.7. «Нерасщепленные» эмоции лидера

Нарушая стройность описания эмоциональных расщеплений, упомяну целостные личности, будто бы с раздвоением чувств.

Много лет изучая психологический стресс властной элиты в коридорах Кремля и на «ветвях» высшей власти, я видел иной раз психологических гигантов.

Нельзя не испытывать восторга и страха, встречая лидеров с «горящим взглядом». Чаще он спрятан за снобистским спокойствием (когда ты не нужен) либо за радушием (если есть потребность в тебе). На самом деле такие лидеры постоянно объяты пламенем властности. Их жар из глаз обжигает. Черные глаза, как раскаленные угли, голубые – как расплавленный свинец. Пугает ли их взгляд, восторгает ли? Но всякий раз надолго заряжает энергией.

«Горящий взгляд» не скрыт при стрессе у такого лидера. Своей психической целостностью он спаивает, сплавляет и коллективы, и расщепившихся людей. Почему испытывают страх перед таким лидером? Потому что всякий человек, если ситуация критична, может быть «съеден» на победном пиру человеком с «горящим взглядом». Почему возникает восторг? Потому что иной может быть приглашен разделить победную трапезу лидера с «горящим взглядом».

А что в душах харизматично-радостных лидеров? Изучая их много лет в коридорах Кремля, я обнаружил, что у «радостных харизматиков» стресс власти генерирует непрерывный квазисексуальный оргазм. Оргазм без кончания. Но «расщепления» души при этом нет. После лишения оргастической власти такие лидеры либо вскоре умирают, либо превращаются в посмешище. А это ведь моральная смерть (см. также: Китаев-Смык, 2009).

Зооантропологическая сущность оргастического поедания пищи (тем более уничтожаемого врага) и сексуальный оргазм зачатия – это счастливые чувства продления жизни. В первом случае – своей личной, во втором – продление жизни своего рода и своего генофонда в нем. Лидер (и человек, и животное) всегда наделен мощью жизнеспособности, выплескивающейся в оргазме эмоций. Их целостность может скрываться за демонстрацией расщепленности.

2.4.8. Криминальное «расщепление» радости общения

Концепция стрессового «расщепления эмоций» полезна для понимания психологии некоторых мошенничеств, эксплуатирующих доверчивость. Есть квартирные мошенники, которые под видом социальных работников приходят к стареньким бабушкам, к инвалидам и реально ухаживают за ними. Готовят пищу, пьют с ними чай, общаясь с неподдельной душевностью. Потом, заботливо прибирая старушкину квартиру, находят и крадут ее ценности. Сходные мошенничества происходят в поездах дальнего следования. Во время «поездных знакомств» у многих людей происходит снятие психологических защит, барьеров общения. Непрерывно находясь рядом, случайные попутчики, как бы душевно сближаясь, могут удовлетворять сокровенное желание простаков безответственно излить все затаенное в душе. Мошенник создает почти реальную душевную близость с намеченной жертвой, ослабляет ее бдительность и обкрадывает.

Во время таких мошенничеств их исполнители, конечно, находятся в состоянии бодрого профессионального напряжения. У них эустресс (приятный стресс) творчества и вдохновения. Экстремально мобилизуется способность к внушению (суггестия), к завоеванию сочувственного понимания (эмпатия). Общение мошенников с будущей жертвой украшено искренними эмоциями сопереживания и дружбы. Без реальности этих чувств невозможна действенная их демонстрация. Но одновременно с этими социально-психологическими процессами в умах мошенников выстраиваются схемы преступных действий, также воодушевленные эустрессовой радостью. Радостью предстоящей «победы» над жертвой. Итак, эустресс, вдохновение таких мошенников начинены двумя, казалось бы, взаимоисключающими эмоциями: радостью дружбы и сладостью жажды жестокой победы над «другом».

Способность на такие преступления уже в XIX в. диагностировалась как психопатия (болезнь души). Психопаты были изгоями порядочного общества. Причинами психопатий предполагались пороки воспитания и наследственная ущербность характера, болезненно компенсируемая склонностью к правонарушениям.

Как же угнездились в морали психопата удовлетворение дружбой и предательство? Обворованные люди – это жертвы «переноса» мести виновникам прошлых несчастий мошенника на сегодня безвинных людей. Не обходится и без ощущения трепетной мести себе самому: «Негодяи сделали меня негодяем, – пусть я им буду назло им!» Садомазохизм – удел психопатов-мошенников.

При большой жизненной энергии, авантюризме и способности к комбинаторике психопаты-мошенники могут делать своими жертвами не только многих людей, но и государственные и частные организации. Создателей «финансовых пирамид», годами увлеченно обманывающих тысячи людей, можно с уверенностью диагностировать как психопатов, выпускающих свои таланты на «защиту» себя от собственных болезненных психологических комплексов.

Психопат-преступник «государственного масштаба» мошенничает часто не корысти ради, а играя, когда на кону богатства, женщины, социальный статус и (обязательно!) крапленая карта его садомазохизма. Всякий успех такого лидера-психопата – его сигнал своей навсегда ущемленной душе о якобы возвышающей его над самим собой победе и о будто бы мести врагам, встречавшимся в его несчастной прошлой жизни, доныне унижающей его. Логика его действий часто совсем непонятна, необъяснима нормальным людям.

А если психопат-мошенник стал властным лидером национального масштаба, то интеллектуалы через средства массовой информации будут строить все новые и новые пояснения «логичности» и «мудрости» его харизматических деяний, чтобы не замечать их очевидный, явный вред.

Но совсем не психопаты этнические мошенники. В некоторых кочующих этносах, у многих народов Центральной Азии и Дальнего Востока традиционно считается: «Если не обманул чужака, то ты – слабак!» Этот ксенофобический синдром – архаическая защита от ассимиляции, это еще и тестирование чужака. Введенный кражей в стресс чужак проявит свою опасность-боевитость и способность к противодействию.

* * *

Эмоции, переживаемые субъектом их как противоположные, взаимоисключающие, многие исследователи издавна рассматривали как униполярные, но при необходимости взаимозаменяющие, а не биполярные (Carver, Scheier, 1990; Chang, 2000; Watson, Clark, Vaidya et al., 1999; Файвишевский, 1978 и др.). С этих позиций можно предположить, что экстремальные, опасные обстоятельства мобилизуют («на всякий случай») обе формы униполярной диады эмоциональных переживаний («мало ли, какая пригодится!»). Возможны и другие логические обоснования феномена «расщепления-удвоения» эмоций.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *