Архитектор как стать – Как стать архитектором без образования. Архитектор-самоучка. И что для этого нужно? Личный опыт архитектора (Виктория Бородинова)

Никогда не поздно. Как стать архитектором в 59 лет :: Статьи

В архитектуру редко приходят в зрелом возрасте. Эту профессию невозможно освоить заочно, и образование трудно совмещать с работой и остальной жизнью. Но, возможно, самое лучшее время, чтобы заняться архитектурой — не молодость, а пенсия?

В 2017 году в японской префектуре Канагава открылась галерея Enoura Observatory на месте синтоистского монастыря XVI века. Хотя внешне конструкция выглядит невесомой и деликатной по отношению к историческим стенам, здесь сошлось множество современных решений и материалов.

Одна из стен галереи вырезана из крапчатого вулканического камня, другая выполнена в каменной кладке XVI века, технологию для нее заимствовали из японских замков. Здание насквозь прорезано прямоугольной трубкой из кортеновской стали высотой в человеческий рост. Помимо стеклянной 100-метровой галереи здесь находятся чайный дом, офис фонда Odawara Art Foundation и две сцены для японского драматического театра но (noh).

© Marco Zanta

Но главное в этом проекте — то, что его поручили человеку, который даже не имел лицензии архитектора.

Это 71-летний Хироши Сугимото (Hiroshi Sugimoto). Большую часть жизни японец занимался фотографией и серьезно преуспел в этом. Его черно-белые минималистичные снимки висят в музеях по всему миру и отмечены престижными наградами, в том числе премией «Хассельблад».

Ближе к пенсии (которая для обоих полов в Японии наступает в 65 лет) Хироши захотел попробовать себя в новом деле и в 2008 году основал архитектурное бюро New Material Research Laboratory. Его объекты реализованы не только в Японии, но и в Лондоне и на Венецианской биеннале 2014 года. Кто-то скажет, что это было бы невозможно без авторитета в художественных кругах, однако пример японца в любом случае демонстрирует: никогда не поздно начать заниматься архитектурой.

Как стать архитектором в 59 лет


Пригласить партнера


59-лет — довольно почтенный возраст, когда трудно с нуля проделать тот же карьерный путь, что и в 17. Однако к моменту, когда Хироши решил стать архитектором, он уже имел приличный вес в обществе и не испытывал материальной нужды. Это позволило ему избежать долгого обучения в вузе на пути к архитектурной лицензии. Вместо этого он предложил практикующему архитектору Томоюки Сакакиде (Tomoyuki Sakakida) стать партнером и сооснователем студии. Работа Томоюки, по выражению Хироши, заключается в том, чтобы его идеи «выглядели так, как будто это легально».

Не оглядываться на мэтров


Фудзимото смело высказывает свое мнение о работах коллег — формальное отсутствие лицензии его не останавливает. Он выпустил архитектурный путеводитель по аналогии с мишленовским «Красным гидом»: составил рейтинг музеев, в которых выставлялись его фотоработы. Зданиям Филиппа Джонсона и Фрэнка Гери он присвоил всего две звезды. Об жилом доме 520 West 28th Street Захи Хадид в Нью-Йорке он говорил так: «Эти апартаменты не выглядят хорошо. А когда они превратятся в руины, станет совсем ужасно». Благодаря тому, что японец позволял себе сомневаться в авторитетности даже притцкеровских лауератов, он не опустился до слепого копирования и выработал индивидуальный подход к архитектуре.

Думать о бренности бытия


По очевидным причинам, в старости человек все чаще задумывается о скоротечности жизни. Это помогло Хироши нащупать собственный стиль работы. «Я начал думать о жизни после Сугимото (my post-Sugimoto time). Сначала это было пессимистично, но затем я начал наслаждаться этим». Его подход основан на том, что здания с течением времени будут выглядеть только лучше и сохранят красоту даже после заката цивилизации. Хироши называет это «эстетикой нового неолита». В одном из интервью он описывал, что в случае с галереей Enoura Observatory он буквально представлял, что будет с его зданием через 1000 лет: как растрескиваются стекла, а стены зарастают мхом, превращаясь в руину.

Избранные работы Хироши


Офис аукционного дома Christie’s в Токио

Стеклянный чайный дом на Венецианской биеннале

Ресторан Sahsya Kanetanaka в Токио

Галерея Shirokane & Roppongi в Лондоне

Чайный дом Imameido в Нью-Йорке

Как стать архитектором? Необходимые знания и навыки!

Профессия архитектора одна из самых древних в мире, она требует определенных навыков и знаний, при этом является престижной и хорошо оплачиваемой. Но что нужно для того, чтобы стать архитектором? Как стать архитектором в современном мире? Какими знаниями, и какими навыками нужно обладать, и где можно их получить?
Основное отличие в том, что касается поступления в ВУЗ, это то, что необходимо обладать особенными навыками в том, что касается черчения, рисования  и определенными знаниями, которых в обычной школе не реально получить.

Значит ли это, что надо ходить в специальную школу для того, чтобы стать архитектором?
Нет, не обязательно, достаточно посещать специальные кружки, где можно всему этому научиться. Многие пугаются, когда слышат о кружках и думают что надо достаточно долго их посещать, но на самом деле это совсем не так, и курсы можно посетить  не так уж долго, главное при этом освоить все необходимые навыки и развивать свой творческий потенциал.

Многие начинают тщательное обучение за 1 год до поступления в ВУЗ, где они могут освоить профессию архитектора. И важно не только знать хорошо математику  и проектирование, а рисовать хорошо на интуитивном уровне, не зря говорят, что архитекторами становятся от бога. Вполне реально что, так оно и есть, потому, что надо обладать железной волей и мечтать об этом сильно, чтобы стать архитектором.

Архитекторами могут стать в основном мужчины, потому что это инженерная профессия. Девушки не так легко поступают в ВУЗ на эту профессию, поэтому им лучше, сначала обучится в колледже и потом только поступить в ВУЗ, так у них больше шансов именно поступить.

По окончанию ВУЗа выпускник получает звание архитектор, но только звание, а лицензию он получит после несколько лет работы по специальности. В случае данной профессии соблюдается очень тщательно ступенчатость формирования как специалиста. Таким образом, каждый архитектор должен пройти все этапы от техника архитектора до главного архитектора, и дается это тяжким трудом.

Архитектор должен обладать такими качествами

, как: творческие способности, умение планировать свою работу, пространственное мышление, наблюдательность, коммуникабельность, внимательность, хорошая память и т.д.

Что касается необходимых профессиональных знаний, необходимо знать:

  • Умение работать с системами автоматизированного проектирования.
  • Владеть проектированием
  • Проводить правильно расчеты
  • Знать основы экологии, геодезии и картографии
  • Обладать эстетическим вкусом  и художественным восприятием
  • Обладать конструкторскими способностями
  • Уметь анализировать и провести правильно и быстро математические расчеты
  • Знать строительные нормы и правила
  • Уметь работать с необходимой документацией и т.д.

Вот, собственно, основа того, что нужно, чтобы стать архитектором. На первый взгляд может показаться, что всё это достаточно сложно, но, если у вас есть искреннее желание стать архитектором, у вас обязательно всё получиться!

Судьба архитектора проектировать новостройки в самаре (http://www.vzt.ru/buy/novostroyki.html), судьба остальных людей, жить в них. Освойте эту профессию, почувствуйте себя значимыми!


Если материал был полезен, вы можете отправить донат или поделиться данным материалом в социальных сетях:

Что нужно знать, чтобы стать системным архитектором / Техносерв corporate blog / Habr

Роли в проекте выглядят так:

  1. Аналитик слышит от бизнеса задачу в духе «нам надо работать быстрее» и идёт выяснять, что для этого нужно. Долго ковыряется и узнаёт, например, что производству нужна более простая или прозрачная схема процесса обработки заказов. Обсуждает с командой. Бизнес решает делать. Аналитик бросает в архитектора требованиями к новой системе. Аналитик узнаёт, к чему надо идти.
  2. Архитектор смотрит на требования, смотрит на систему, удивляется, смотрит ещё раз туда-сюда — и после этого ставит точное техническое задание. Архитектор видит, что нужно делать.
  3. Проектировщик — самый счастливый человек. Он берёт требования архитектора и просто лабает их до уровня детального проекта системы. Проектировщик знает, как нужно делать конкретные детали.
  4. Проект-менеджер берёт проект и смотрит, сколько нужно людей, железа, денег и других ресурсов. Делает план работ.
    ПМ знает, кто будет делать, и сколько это будет стоить
    .

Потом в обратном порядке проект принимается.

Ещё тут могут участвовать главные инженеры (в местах, где много железа или где требуются комплексные работы) и другие люди. Часто роли совмещаются — например, архитектор может быть как проектировщиком, так и брать на себя часть аналитики. ПМ может быть иногда тимлидом разработчиков. Но модель ролей примерно такая.

Дальше — имхо про то, что нужно от первых трёх ролей.

Архитектор, как это ни странно — человек, который соприкасается с реальным миром. Если рассматривать модель развития разработчик или инженер → проектировщик → архитектор (части проекта) → ведущий архитектор, то сначала реальный мир за стеклом и кажется безопасным. У проектировщика на входе сухие требования старшего коллеги-архитектора. По мере роста по этой цепочке (она не единственно возможная, не обязательно развитие идёт так), нужно всё больше и больше общаться с другими людьми из своей команды и у заказчика.

Появляется необходимость в дополнительных навыках. Сначала идут технические навыки — например, мы, когда отбираем проектировщиков из разработчиков и инженеров, хотим, чтобы они умели внятно смотреть мониторинг больших сетей, групп приложений, умели управлять конфигурацией сети, делать инвентаризацию сети, знали теорию про сетевые модели и протоколы управления. Для молодых архитекторов нужны уже не только навыки сбора данных, но и их отображения, нужно уметь работать с массивами собранного визуально, строить понятные всем в команде схемы.

Опять же, вряд ли проектировщику понадобятся навыки управления сервисдеском или навыки миграций-изменений. А архитектору — очень даже, потому что у процесса есть три стадии: где мы сейчас, как будем жить ближайший год, и где мы будем в конце проекта. И этот год хорошо бы не потерять под девизом «under construction».

По мере роста искушённости архитектора растут требования к знаниям стандартов. Можно начать с ласкового и нежного ГОСТ 34, а потом почитать про принципы размещения ГИС для медицины с персональными и платёжными данными сразу. Там же — методологии проектирования. Проектировщику не нужно знать теорию управления проектами, а архитектор должен понимать, как люди работают (хотя бы на уровне понимания, что такое ошибка планирования). Ведущий архитектор должен уметь быть ПМ'ом при необходимости, но никогда не делать такую работу.

А дальше начинается нестандартное и часто недооцениваемое. Вот, например, зачем нормальному ИТ-специалисту навыки выступлений и проведения презентаций? А они нужны, хотя бы базовые. Для начала — чтобы не начинать объяснение новой системы словами:

— Вы здесь все блаженные идиоты. Смотрите, что мы будем делать.

Реальный случай, кстати. Самое главное — человек ответил за слова и доказал, почему именно они такие люди. Но исполнители после такого начала не горели желанием работать. На самом деле, навыки презентаций нужны не для этого, а для того, чтобы объяснять свои задумки остальным в команде. Там есть несколько базовых вещей, которые очень берегут всем время.

Проектировщику и обычному архитектору, по идее, не надо знать много про продажи. Ведущему — надо, он должен был хоть раз продать ИТ-решение. Потому что тогда он будет знать, на каком языке говорит бизнес. И это будет не «некоторые риски повышения FRR навигационной системы», а «если не поменяем вот это — у вас будет полный самолёт трупов на полосе». Есть небольшая разница в убедительности и точности донесения данных. Очень близко лежит навык выбора перспективных продуктов, когда ничего непонятно про технологию (если смог выбрать сам, то знаешь, что заказчик оказывается в похожей ситуации, когда архитектор показывает пару вариантов).

Нужен навык аудита чужой инфраструктуры. Это чтобы уметь понимать, что важно, а что нет. По стандарту любой может, а вот с пониманием, что в прикладном уровне важнее, и где можно смириться с некоторыми особенностями инфраструктуры и проекта — лишь бы работало, как надо бизнесу — уже нет.

Очень важный навык в выборе проектного решения — умеет человек обосновывать выбор или нет. Если оценка делается по цене, надёжности, масштабируемости и другим факторам в совокупности — это уже рациональный проектировщик. А если оценка делается с учётом всех возможных сценариев, собранных аналитиком, — это ведущий архитектор. Почему? Потому что ещё надо уметь выявлять зависимости проекта, его риски и точные требования. Выявлять — это не когда ты внедрил и узнал, что чего-то не хватает, а когда заранее знал, что будет, и заранее же подготовился. За пару лет. Здесь ведущий архитектор отличается от своего более прикладного коллеги тем, что думает об этом всегда и во всём.

Вообще, вот это — подготовиться заранее и продумать все варианты — наверное, самое главное отличие профессионала от человека, способного спроектировать систему. Архитектору надо учесть всё: и возможные нетрадиционные использования, и защиту от дурака, и продумать точки отказов, переходный процесс. Упрощённая аналогия такая: если вы играли в градостроительные стратегии, то знаете, что иногда лучшая архитектура на «через 10 лет» бывает крайне контринтуитивной. Нужно сначала построить город, а потом его отрефакторить, чтобы понять, как надо правильно. У архитектора такой роскоши нет — строительство и рефакторинг идут в голове, а в работу берётся уже оптимизированная модель. Архитектор — он думает про концепцию и влияние на смежные системы, о назначении, применимости и выгодах.

Важны навыки формулировки техтребований и техзаданий. А ещё — оценки рисков и изменений. Если человек работал только с проектами до, скажем, 50 дней — навыки оценки, скорее всего, недостаточные. На реально больших проектах есть свои особенности, связанные со спецификой заказчика и тем, что при большом накоплении обычных погрешностей уже не получается «за полчаса вечером доделать». Точнее, время — это очень ограниченный ресурс, и лишнее рабочее время из ниоткуда не появляется.

Подготовка разных планов — мало иметь план по своему подразделению, ещё готовятся ресурсные планы (независимо от принадлежности к подразделениям). Это снимает необходимость контроля плана целого чужого подразделения, — понимать компетенции и возможности команды надо.

Разработка документации — просто полезный навык, нужен в любой стадии. Ещё он здорово дисциплинирует в плане системного мышления.

Декомпозиция работ — вроде бы ПМ'ный навык, но на деле это задача архитектора. Проект-менеджер сам этого сделать не сможет, поскольку не обладает достаточными компетенциями в проектируемой системе, и он просто собирает информацию с архитектора, проектировщиков и инженеров, оформляет в виде календарного плана и аккуратно контролирует выполнение, при необходимости мотивируя команду. Да, проджекты часто достаточно хорошо подкованы, чтобы понимать, что откуда растёт, но правильную декомпозицию делает именно архитектор.

Навыки делового общения — если ведущий архитектор этого не умеет, то он очень быстро перестаёт быть ведущим, поскольку с ним серьёзные люди не разговаривают. Потому что одно дело высказать мнение о системе со словом «жопа» в середине в курилке, а другое — то же самое вице-президенту европейской компании. Плюс нужен беглый английский для общения с вендорами. Печень и мозг сохраняются в первозданном виде. Хотя, например, я часто в процессе встречаюсь с тем, что «сейлзы» как раз знают, на какие встречи нужен архитектор, чтобы рисовать в воздухе правильные узоры пальцами — и берут с собой к заказчику.

Из «общечеловеческих» навыков обычно при назначении роли оцениваются отзывы предыдущих руководителей человека по трудовой биографии. Нужна нацеленность на результат: не сдать систему, а решить задачу. «Всё сделано по ТЗ, но не работает» — это не решение задачи.

Очень важный критерий — любознательность: как правило, если человек сам ищет новые знания и сам учится, это повод задуматься, зачем же он живёт. Значит, ему не всё равно (ну или он готовиться сменить компанию, гы-гы). Архитектору должно быть не всё равно больше всех.

Важно управление временем: для проектировщика — определение приоритетов в духе коротких спринтов (получил задачу — сделал — сдал — получил новую), а вот для архитектора — уже самому определить сроки своих задач, их приоритеты — и самому всё сделать правильно. И ещё умение принимать решения в условиях недостатка времени, дефицита ресурсов и когда всё вокруг горит: и велосипед горит, и костыли горят, и ты горишь. «Вытянутый» проект, когда что-то пошло не так, — это не только километр нервов и недосыпы, но и шанс стать круче, поняв что-то для себя о том, как действительно решаются задачи в реальном мире.

Вот примерно так. Повторюсь: это суровое имхо, но моя школа у опытных товарищей показала, что расти надо примерно в эту сторону. И чего-то похожего я жду от своих коллег по направлениям на проектах.

Поэтому, как я уже говорил, быть архитектором и напряжно, и интересно. Особенно интересно стало в последние годы, когда появились инфраструктуры, которые можно изменять относительно быстро — в частности, на базе облаков. Например, в нашем облаке Техносерв архитекторы нужны почти на каждый переезд — для многих это возможность не только перенести инфраструктуру в облако, но и сразу отрубить «хвост» из всякого легаси и тянущихся костылей, спроектировав систему правильно — раз уж всё равно она меняется.

Если вдруг вы хотите стать архитектором, а у вас в компании есть не очень-то нужные вам курсы — задумайтесь. Очень многие компетенции связаны с такими базовыми вещами, как управление проектами и переговоры. Хоть это больше история ПМ’а или «сейлза», вам она тоже может неожиданно пригодиться.

Это материал архитектора нашего облака Техносерв Cloud Александра Шубина. Вот его прошлый пост про архитектора: как выглядит его работа.

пять великих самоучек • Интерьер+Дизайн

Профессия архитектор, как врач или юрист, требует многолетнего образования. Постоянно сдавать экзамены, состязаться в конкурсах, много и бесплатно работать, быть хорошим управленцем и постоянно совершенствовать искусство самопрезентации — вот далеко не полный перечень навыков, необходимых для успеха. При этом практикам нельзя забывать об академической карьере, которая должна поддержать их во времена строительных кризисов и укрепить репутацию. Проектирование дома или города (как здоровье или правовую помощь) мы можем доверить только высококвалифицированному специалисту. Так ли это? Кто вошел в историю мировой архитектуры без диплома архитектурного ВУЗа? Весьма заметные личности — Мис ван дер Роэ, Ле Корбюзье, Луис Салливан, Бакминстер Фуллер, Фрэнк Ллойд Райт, Луис Барраган, Карло Скарпа. Список аутодидактов продолжают пять наших современников, чьи имена известны всем, кому дорога профессия архитектор.

Петер Цумтор (р. 26 апреля 1946)

«Самое важное в архитектуре — это не создание формы, а совсем другие вещи: свет, структура, игра теней, запахи и так далее»

Лауреат Притцкеровской премии (2009) и золотой медали Royal Institute of British Architects (2013) швейцарец Петер Цумтор в юности пошел по стопам отца и стал учеником столяра в мастерской по изготовлению шкафов и комодов. Образование получил в Базельской школе искусств и ремесел (1963-67) по специальности «дизайнер». За этим последовало короткое пребывание в нью-йоркском институте Пратт, где Цумтор продолжил изучение промдизайна. В 21 год он получил работу в Департаменте по сохранению памятников в Граубюндене, занимаясь реставрацией, планированием и консультациями. Прошло еще двенадцать лет, прежде чем молодой талант создал собственную фирму. В небольшой мастерской в деревне Хальденштайн работают всего несколько сотрудников, которым приходится быть начеку: Цумтор двигается и объясняет тихо. Студентам института в Мендризио тоже приходится привыкнуть к медленной манере изложения любимого профессора. Петер Цумтор гордится тем, что он никогда не получал степень по архитектуре. «Мис ван дер Роэ и Ле Корбюзье вышли из традиции, в которой все архитекторы еще знали, что хорошо и как не надо делать. Мы должны заставить университеты обучать плотников, мебельщиков и кожевенников. Архитекторы хотят быть философами и художниками».

Мемориал в Вардё (Норвегия, 2011), посвящённый жертвам «охоты на ведьм» в XVII веке.

Алехандро Аравена (р. 22 июня 1967)

«Рисуя, ты строишь заново. Измеряя, снова оказываешься перед пустым листом бумаги»

Профи с выразительной прической Аравена активно занимается социально ответственными проектами: его заказчики — обездоленные, его враг — бедность, сегрегация и жестокость в городах. Притцкеровский лауреат и куратор Венецианской архитектурной биеннале (2016) Алехандро Аравена закончил Католический университет в Чили по специальности математик. Год учился в Архитектурном институте Венецианского университета (1992-93). В 90-х проектировал рестораны и магазины, даже открыл свой собственный бар, где работал по ночам. В 2000-м его позовут преподавать в Гарвард, и Аравена вместе с другом, транспортным инженером Андресом Якобелли, создаст компанию Elemental S.A. — центр проектирования доступного жилья. Авторы станут внедрять концепцию «пошагового жилья» или «половины хорошего дома»: строители возводят элементарные малоэтажные коробки и проводят коммуникации, остальным бюджетом жители должны распорядиться самостоятельно, повышая со временем уровень комфорта и статус своего жилья. Сегодня портфолио Elemental насчитывает вполне внушительную цифру: 2 500 домов для малоимущих.

Университет Святого Эдварда в Остине, Техас, США.

Леон Крие (р. 7 апреля 1946)

«В наше время ответственный архитектор строить ничего не может… Строить сегодня — значит лишь вносить посильный вклад в саморазрушение цивилизованного общества»

Внешне Крие не похож на архитектора. Вместо черных одежд а-ля Ямамото в гардеробе Крие — широкополые шляпы, розовые галстуки и шелковые платки. Он ценит перо и тушь. Однако при внешней мягкости Крие — беспощадный полемист со страстностью неофита. Заклятый враг — модернизм и современный город: бизнес-парки, торговые центры и бескрайние пригороды. Мир Крие — это мир пешеходов и памятников в классическом стиле. Главный архитектурный герой — Альберт Шпеер, любимый архитектор Гитлера, которого Крие назвал последней великой надеждой классического урбанизма. Что сделал Крие, чтобы стать безоговорочным авторитетом для принца Чарльза и первым получить премию Дрихауса (2003) за достижения в «традиционной» архитектуре? Проучившись год в Штутгардском университете, 24-летний Крие бросил его и поехал на шесть лет стажироваться в британскую мастерскую Джеймса Стирлинга, о котором сразу же написал монографию. После стал преподавать в Архитектурной ассоциации в Лондоне и больше никогда не оставлял профессорскую кафедру, меняя лишь адреса: Лондон, Принстон, Йель... Писал, читал лекции, спланировал утопический город Паундбери в Дорсете, активно занимался проектированием мебели, будучи арт-директором (с 1990 г.) итальянской фабрики Giorgetti. Опора Леона Крие — старший брат Роб, архитектор с немецким дипломом и программной карьерой, честно отучившийся в юности (1959-1964) в Мюнхенском техническом университете.

Поселок Windsor, Флорида. 1987-1991 гг. Построен учениками Леона Крие.

Томас Хизервик (р. 17.02.1970)

«Мы не занимаемся стилем. Каждый проект — это задача, решение которой должно быть максимально эффективным. Всякий раз надо провести исследование, проложить новый путь»

Автор национального павильона Великобритании (Expo 2010) и скручивающегося моста Rolling Bridge, почетный член Королевского института британских архитекторов (RIBA), Почетный доктор Королевского колледжа искусств и т.д., гордость страны, Томас Хизервик получил профессию 3D-визуализатор. Он учился в Sevenoaks School в Кенте и изучал трехмерный дизайн в Манчестерском политехе (закончил его в 1989). Выпускник Королевского колледжа искусств (1992) в Лондоне. Наставником Хизервика был Теренс Конран, который даже пригласил талантливого дизайнера поработать над собственным загородным домом. Проекты Томас определяет по размерам, легко меняя один масштаб на другой. Small — кресла, столы, сумки, medium — газетные киоски, мосты, временные павильоны и large — большая архитектура, храмы, отели, электростанции. «Разработка должна подойти к конкретному месту, поэтому во главе угла стоит почти научная работа. Она же самая интересная». Перспективы у Heatherwick Studio грандиозны: среди насущных проектов — вместе с самим Норманом Фостером и Foster + Partners он достраивает новый культурный центр в Шанхае с медным фасадом, напоминающим театральный занавес.

По теме: Музей в Кейптаунском порту

Zeitz Museum of Contemporary Art Africa, Кейптаун, 2017.

Тадао Андо (р. 13 сентября 1941)

«Каждое воскресенье я шел и смотрел старые здания. Чем больше вы смотрите на хорошие здания, тем больше в вас любви. Вот так я был втянут в архитектуру»

Плотник, водитель грузовика и профессиональный боксер, Андо изучал архитектуру, читая книги и путешествуя. Несмотря на отсутствие диплома, в 35 лет с проектом Azuma House он выиграл премию Архитектурного института Японии, а в 1995 году стал лауреатом Притцкеровской премии. Тадао Андо называют любимым архитектором коллекционеров современного искусства, гениальным мастером медитативных пространств и cовременных монументов. Один из самых заметных его проектов — реконструкция Палаццо Грасси для миллиардера Франсуа Пино. Для него же он реконструрирует в данный момент парижскую биржу. Невероятная воля и работоспособность помогают Андо строить и бутики, и музеи, и крематории. «Говорят, что 15 лет — это критический период в жизни. Тогда у меня был замечательный учитель математики, который действительно вкладывал все свои силы в преподавание математики. Меня впечатлили и плотники, которые продолжали работать так отчаянно, что забывали про обед. Математика и столярное дело стали моими отправными точками в архитектуре. Я не мог поступить в университет. Я даже не мог позволить себе пойти в архитектурную школу. Единственным вариантом для меня было учиться самому».

Benesse House Museum, Япония. 1992.

как студенту стать настоящим архитектором :: Статьи

Архитектура, несмотря на все свои положительные стороны, остается очень обманчивой профессией. Сталкиваясь с реалиями практики, каждый год люди уходят из проектной сферы, понимая, что попали не совсем в ту среду, которую себе изначально представляли. И часть ответственности за это лежит и на образовательной системе.

Показателен случай, когда студенты — архитекторы четвертого курса, пытаясь объяснить преподавателю права суть своей профессии, в один голос охарактеризовали ее следующим образом: «Архитектор создает только образ, а дальше уже инженер прорабатывает его идею для воплощения в жизнь». Впрочем, цель этой статьи не в критике и перечислении проблем архитектурного образования России. Тем более, что есть и устоявшаяся традиция, и очевидные плюсы российского подхода, благодаря которому на протяжении десятилетий наши ВУЗы выпускают прекрасных мастеров.

МАРШ

В этом материале мы попытались сконцентрироваться на тех фактах, которые во время обучения часто ускользают, или же на них не обращают должного внимания. Между тем, это те самые вещи, многие из которых могут стать определяющими в дальнейшей работе.

Не нужно торопиться получить диплом

В России исторически сложилось так, что в университеты поступают сразу после школы, еще толком и не видев ничего в жизни. Понятие «gap year», подразумевающее год отдыха после получения аттестата, чтобы было время спокойно подумать и определиться в жизни, совсем непопулярно, из-за чего школьники под давлением обстоятельств часто делают неправильный выбор.

Нигде не сказано, что нельзя устроить себе перерыв во время учебы или что нужно обязательно отучиться от звонка до звонка 5 лет. Всегда можно взять академический отпуск или вовсе отчислиться, ведь у вас все равно будет право восстановиться в течение пяти лет. Вполне возможно, что годовой перерыв станет определяющим для вас не только в профессии, но и во всей жизни, позволив без суеты взглянуть на вещи со стороны.

Получите опыт работы в бюро как можно скорее

Как мы уже упоминали, трудовые будни архитектора сильно отличаются от того, чем занимаются студенты на протяжении учебы, и уж совсем мало общего имеют со сформировавшимся в обществе «образом архитектора», на основе которого многие школьники и делают выбор в пользу этой профессии, сильно разочаровываясь впоследствии.

МАРШ

Попытайтесь как можно быстрее получить опыт работы в реальном бюро, чтобы лучше представлять себя в будущем. Даже если это будет всего один месяц, вы узнаете о профессии много нового, что позволит выстроить свой процесс обучения совсем по-другому, сконцентрировавшись на том, что действительно важно.

Путешествуйте и расширяйте свои представления о мире

Очень часто, прожив в одной стране многие годы, начинаешь воспринимать окружающее пространство и порядки как должное и единственное верное, что в итоге мешает свободно проектировать. Путешествия в другие страны — это не только и не столько возможность посмотреть интересную архитектуру, сколько изучение совсем других образов жизни и картин восприятия мира. Именно такой социальный опыт в дальнейшем поможет лучше понять пространство, в котором мы живем.

Изучайте конструкции с самых первых дней

В России более 60 учебных заведений, где обучают архитектуре, и в большинстве из них на первом курсе нет ни одного предмета, посвященного конструкциям. Наверняка на это есть свои причины и обоснования, но это не отменяет того факта, что даже большинство выпускников в итоге не могут самостоятельно разрабатывать детали, и что самое главное — не до конца понимают их определяющую важность в архитектуре.

МАРШ

Можно сколько угодно рисовать красивые визуализации, но итоговую работу будут оценивать именно по реализации, на пути к которой придется пройти через множество изменений, споров и компромиссов. Чтобы подрядчик не «съел» ваш проект, упростив под себя все узлы, конструкциями нужно владеть в совершенстве.

Не ограничивайтесь архитектурной точной зрения

Все мы знаем, что «архитектура это не профессия, а образ жизни», и архитекторы постоянно рассказывают в интервью, что их единственное хобби — это архитектура. При этом никто не запрещает смотреть по сторонам. С каждым годом границы многих понятий размываются, в том числе и архитектурного проектирования. Учитывайте, что в будущем именно люди, не имеющие ничего общего с архитектурой, будут вашими заказчиками. Поэтому нужно научиться не только жаловаться на них, но и понимать их запросы и их видение мира. Более того, самые большие и интересные проекты сегодня требуют обязательного междисциплинарного подхода, и если вы хотя бы в общих чертах будете представлять себе основы таких дисциплин, как экономика, социология или, скажем, геология, рано или поздно эти знания наверняка вам пригодятся.

Учтите, что проектирование — это не только графика

Профессор МАРШа и МАрхИ Оскар Мамлеев во время фестиваля «Зодчество-2015» в рамках проекта «Исследование» рассказал показательную историю про совместный семинар российских и японских студентов. Получив задание спроектировать парк, первые сразу принялись рисовать красивые картинки, а студенты Токийского университета сели за написание историй и сценариев места, обозначив по пунктам небходимые элементы парка и их функции, движение людей в этом пространстве и предположительный состав населения.

МАРШ

Программирование места в наше время становится одной из главных задач архитекторов. Прописанный сценарий поможет убедить заказчика принять вашу точку зрения, а заодно и вам самим разобраться в проблемах, на которые ваш проект должен в итоге ответить.

Не бойтесь спрашивать

Мы привыкли, что многие вещи недоступны, и часто даже не пытаемся о них разузнать или просто спросить. Для стажировки в хорошем российском или иностранном бюро совсем не обязательно иметь отличные оценки или проходить по всем параметрам. Начните с простого запроса — и вполне вероятно, что как раз для вас найдется свободное место.

Как правило, преподавать архитектуру идут люди, желающие передать свой опыт и помочь начинающим в профессии. Поэтому, даже если вы не знакомы лично, всегда можно рассчитывать на отклик. Используйте для контакта с интересными и успешными людьми выставки, открытые лекции и даже соцсети.

Спорьте, доказывайте, аргументируйте

Вся деятельность архитектора проходит в непрерывном общении — и, что важнее, в постоянном убеждении: заказчиков, подрядчиков, властей. Поэтому умение договариваться становится одним из ключевых в архитектурной работе. При этом очень часто на защитах проектов в ответ на критику и вопросы можно услышать невнятное бурчание или вовсе молчание. Говорите! Воспринимайте приглашенных на презентацию архитекторов и преподавателей не как врагов вашего проекта, а как еще одно упражнение перед реальной практикой! Смело спорьте, доказывайте и учитесь аргументировать свою позицию, чтобы в будущем не терять проекты.

Помните, что сон — превыше всего

Шутки про сон и обсуждение ночей, проведенных за проектом, — непременные атрибуты архитектурной студенческой жизни, которые давно воспринимаются как должное. Этим хвастаются, гордятся и даже выбивают себе оценку повыше. Но в подавляющем большинстве случаев в бессонных ночах нет никакого смысла.

МАРШ

Даже если вы что-то не успеваете, с первых курсов возьмите за правило в любом случае идти спать. Возможно, поначалу из-за этого вы будете получать оценки ниже, или придется побегать за преподавателем, чтобы досдать работу. Но в итоге вы выстроите для себя систему, которая потом, уже в профессиональной жизни, окупится с лихвой.

Не нужно ждать — просто начните делать

Чаще всего бессонные ночи случаются из-за того, что весь день студент ходит вокруг да около задачи вместо того, чтобы сесть и начать ее выполнять. Не складывается в голове пространственный образ? Возьмите пример с японских студентов и начните, например, со списка вопросов или тем. В общем-то, неважно, с чего начинать. Любая активность позволит сконцентрироваться, окунуться в мыслительный процесс, и вы уже сами не заметите, как начнете выдавать одну за другой кальку с новыми решениями.

Не зацикливайтесь на умении рисовать и пользоваться компьютером

Никто не сможет назвать точный секрет успеха или обязательные этапы, которые вам позволят стать хорошим архитектором. Путь каждого предельно индивидуален. Рем Колхас пришел в профессию из журналистской деятельности, Алехандро Аравена был барменом, а Тадао Андо и вовсе начинал в качестве профессионального боксера.

МАРШ

И пусть они не могут ни нарисовать голову Давида, ни выдать отличную визуализацию. Умение аккуратно склеить макет, поставленный рисунок и знание программ не сделают из вас сразу же хорошего архитектора. Рассматривайте все это лишь как инструменты, помогающие в работе. И если один инструмент никак вам не дается, его всегда можно заменить другим.

Привыкайте к черному

Один известный российский архитектор часто говорит: «У меня два любимых цвета: черный и черный». И если вы были на презентации последнего номера журнала speech:, то смогли убедиться, что эту любовь разделяют и американские коллеги. Изучая этот феномен, Кордула Рау выпустила книгу «Why Do Architects Wear Black?», где более сотни известных архитекторов попытались ответить на этот вопрос. Например, немецкий архитектор Арно Брандлхубер философски написал, что так архитекторы «скорбят о нереализованных проектах».

Хотя просто черным цветом все не ограничивается! Полноценную инструкцию по дресс-коду архитекторов дал автор блога «Кофе с архитектором»:

Дресс-код архитектора

© coffeewithanarchitect.com, geilinger.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *